Главная/Библиотека/Московские Епархиальные Ведомости/№3-4 за 2010 год/

Протоиерей Николай Погребняк. Из истории иконографии Воскресения Христова: жены-мироносицы

Предварившия утро, яже о Марии, и обретшия
камень отвален от гроба, слышаху от ангела:
…тецыте и миру проповедите, яко воста Господь.

Ипакои Пасхи

Светлое Воскресение Христово — Пасха Господня — в традиционной православной иконографии представлена целым рядом композиций, замечательных как по глубине богословского осмысления события, так и по художественной выразительности, по своему воздействию на зрителя. «Пасха священная… показася, Пасха таинственная» — эти слова пасхальной стихиры можно понимать не только как наше тайновидение очами веры Воскресшего («Естественно стремиться к тому, чтобы понять этот образ во всем его объеме», — говорит святитель Иоанн Златоуст), но и напоминание том, что увидели и как восприняли чудо Воскресения Христова его первые очевидцы, святые жены-мироносицы.

Евангелие свидетельствует, что именно они были первыми, кто сподобился стать причастным непостижимой тайне Божией — Воскресению Христову: жены-мироносицы, представшие «утру глубоку, гробу Живодавца», увидели лишь «ангела на камени седяща» (стихира Пасхи).

Верные последовательницы Христовы, служившие Ему в земной Его жизни, и не оставили своего Учителя и после смерти: при погребении Господа Иосифом Аримафейским была… Мария Магдалина и другая Мария, которые сидели против гроба (Мф. 27:61); Мария же Магдалина и Мария Иосиева смотрели, где Его полагали (Мк. 15:47); Последовали также и женщины, пришедшие с Иисусом из Галилеи, и смотрели гроб, и как полагалось тело Его; возвратившись же, приготовили благовония и масти, возвратившись же, приготовили благовония и масти; и в субботу остались в покое по заповеди (Лк. 23:55, 56). По прошествии субботы, когда начался 1-й день недели, они поспешили к месту погребения, чтобы помазать тело Спасителя (Мк. 16:1). Здесь и состоялась их встреча с воскресшим Христом.

Как известно, Неделя третья по Пасхе посвящена женам-мироносицам — тем, о ком сам апостол Петр сказал: Жены ко гробу приидоша ураншя, и ангельское явление видевшя, трепетаху, аз же убояхся (1-й седален по 2-м стихословии воскресной службы 1-го гласа). Конечно, не только в Неделю 3-ю вспоминает Церковь о подвиге жен-мироносиц. Первое упоминание о них звучит уже в службе Светлой заутрени, по 3-й песни канона — мироносицы узнают о том, что Воскресение Христово уже совершилось: они «слышаху от ангела: во свете присносущнем Сущаго что ищете?.. Воста Господь умертвивый смерть» (ипакои). О возвещенной им радости говорится в кондаке Пасхи: «…Воскресл еси, яко победитель, Христе Боже, женам-мироносицам вещавый: Радуйтеся!»

Но особенно подробно говорит о них пасхальный икос: «Еже прежде солнца Солнце зашедшее иногда во гроб, предвариша ко утру, ищущия, яко дне, мироносицы девы, и друга ко друзей вопияше: О другини! Приидите вонями помажем Тело живоносное и погребенное, плоть Воскресившего падшаго Адама, лежащию во гробе. Идем, потщимся якоже волсви и поклонимся, и принесем мира яко дары, не в пеленах, но плащанице Обвитому, и плачим и возопиим: О Владыко, востани, падшим подаяй воскресение». Эта, по выражению священномученика Сергия (Мечева), «замечательная покаянная песнь среди ликующего пасхального канона» доносит до нас душевное состояние мироносиц: они со скорбью идут в последний раз послужить Тому, Кого так любили и любят. Со скорбью, потому что «не уберегли», потому что более не увидят Его…»

Увидели! Живого, воскресшего увидели и возрадовались: «Жены богомудрыя в след Тебе течаху; Егоже яко мертва со слезами искаху, поклонишася радующася Живому Богу и пасху тайную Твоим, Христе, учеником благовестиша» (песнь 7-я).

Можно ли предположить, что такая радость не найдет отражения в иконографии? Изображения, иллюстрирующие евангельские тексты о женах-мироносицах, известны с раннехристианских времен. Сохранилось немало изображений жен-мироносиц в мелкой пластике, книжной миниатюре, в технике мозаики, в храмовых росписях.

Назовем лишь несколько — наиболее древних и известных. Самое раннее из дошедших до нашего времени изображений жен-мироносиц (середины III века) находится в баптистерии «Церковного дома» в Дура-Европос — древнего города, расположенного на берегу Евфрата в восточной части Сирии. Это фреска, изображающая трех жен-мироносиц у гроба Господня: По прошествии же субботы Мария Магдалина и Мария Иаковлева и Саломия купили ароматы, чтобы идти помазать Его (Мк. 16:1). В белых одеждах, с сосудами и горящими факелами в руках идут они ко гробу Господню, который изображен в виде прямоугольного здания с двускатной кровлей, над которым сияют две звезды, символически изображающие ангелов.

Как точно в деталях это весьма лаконичное изображение! «Воскресения день, просветимся, людие»; «Ныне вся исполнишася света, небо же и земля и преисподняя» — песнопения пасхального канона говорят о уже совершившемся чуде Воскресения. Но для мироносиц оно еще неведомо — они шли ко гробу со слезами, во тьме, не озаряемой еще ни светом восходящего солнца, ни «неприступным светом Воскресения» (песнь 1-я).

Вот и наше светлое торжество пасхальное начинается с утрени, которую принято начинать в полночь. Не случайно за пасхальной утреней закрепилось именование заутрени: начинают ее заутра, т. е. еще до рассвета. И хотя точное время начала ее церковным уставом не предусмотрено (Типикон говорит: «Об часе утреннем»), уже более двух столетий в Русской Православной Церкви установился твердый обычай начинать пасхальное богослужение в полночь. Еще не зазвучал пасхальный тропарь, и с горящими свечами, крестным ходом идем мы, воспевая стихиру «грустного» 6-го гласа: Воскресение Твое, Христе Спасе, ангели поют на небесех, и нас на земли сподоби чистым сердцем Тебе славити.

Но вернемся в Дура-Европос: примечательно, что в баптистерии частично сохранились также и росписи, иллюстрирующие Евангельские чтения следующих недель по Пасхе: это «Исцеление расслабленного» (неделя 4-я) и «Самарянка у колодца Иакова» (Неделя 5-я). Воскресные Евангельские чтения недель по Пасхе предлагают нашему вниманию и размышлению глубоко назидательные истории становления на пути спасения. Церковь всегда стремилась не только об этом рассказать, но и показать это.

Еще одно древнее, начала V в., изображение мироносиц — т. н. Бамбергский аворий (резная пластинка из слоновой кости, хранящаяся в Баварском национальном музее в Мюнхене). Мироносицы приблизились к гробу (надгробие показано в традиции римского мавзолея: это ротонда на прямоугольном цоколе); их встречает сидящий на камне ангел. Возле гроба-мавзолея стоят два воина: один дремлет, опираясь на копье, а другой заснул, положив голову на край надгробия.

Есть изображение жен-мироносиц и в миниатюрах сирийского Евангелия Раввулы (конец VI в.), хранящегося в Лавренцианской библиотеке (Флоренция). Миниатюра представляет собой сложную композицию, в верхней части посвященную страданиям Христовым: здесь представлено Распятие, воин, ударяющий Господа в ребра копьем, Пречистая Дева с апостолом Иоанном, плачущие мироносицы — практически все моменты смерти Христовой, описанные в Евангелии. Нижняя часть композиции посвящена Воскресению Христову. Отверстый гроб — ротонда с навершьем сложной формы — пуст. Из гроба исходит сияние, погружающее в глубокий сон-оцепенение трех стражников: «стрегущие омертвеша». У гроба сидит ангел, извещающий пришедшим мироносицам о Воскресении Христовом, а по другую сторону гроба Сам Воскресший Господь явился двум женам-мироносицам. Важная особенность миниатюры: одна из пришедших ко гробу жен-мироносиц — без сомнения, Сама Богоматерь. Как и в верхней части композиции, Она изображена с нимбом, да и размером изображения Она выделена — Ее фигура больше прочих.

Столь явное выделение Богоматери в композиции явления воскресшего Христа женам-мироносицам, видимо, можно считать косвенным подтверждением мнения толкователей Евангелия (святителя Иоанна Златоуста и других) о том, что именно Богородица имеется в виду, когда Евангелист Матфей упоминает «Марию, матерь Иакова и Иосии» (Мф. 27:56), а также — «другую Марию» (Мф. 27:61; 28:1). Это же говорит и блаженный Феофилакт Болгарский: «Под Марией, матерью Иакова, разумей Богородицу, ибо Ее так называли как мнимую мать Иакова, сына Иосифова, я разумею брата Божия».

В послеиконоборческий период (с IX в.) в книжной миниатюре появляется композиция, именуемая «Хайрете» (Радуйтесь) — явление Воскресшего Господа двум женам-мироносицам, описанное в 28 главе Евангелия от Матфея: Когда же шли они возвестить ученикам Его, и се Иисус встретил их и сказал им: радуйтесь! И они, приступив, ухватились за ноги Его и поклонились Ему (Мф. 28:9). Христа изображали идущим или обернувшимся навстречу женам-мироносицам — Марии Магдалине и Марии Иаковлевой, находящимся рядом по одну сторону от Спасителя и павшим пред Ним ниц. Одна из самых известных миниатюр — в т. н. Трапезундском Евангелии Х в., хранящемся в РНБ. Эта рукопись была подарена в середине девятнадцатого века императору Александру II трапезундским митрополитом Констанцием; император передал ее в Публичную библиотеку, где она и хранится до сих пор.

Композиция «Явление Воскресшего Спасителя женам-мироносицам», которая также является одним из древнейших изображений Воскресения Христова, встречалось в росписях Софийских соборов Киева (XI в.) и Новгорода (XII в.), фресках Спасо-Преображенского собора Псковского Мирожского монастыря (середины XII в.), во многих более поздних росписях.

Иконография типа «Хайрете» была распространена весьма широко и в различной технике: это и произведения прикладного искусства — оклады Евангелия, резные складни, диптихи — и фрески, и мозаики. С XIV в. на Руси были широко распространены (их немало в музейных собраниях) резные по камню или по кости, а также металлические наперсные иконки с изображениями жен-мироносиц у Гроба Господня. Появились они еще в домон-гольский период, когда немало русских людей совершало паломничество в Святую Землю — чаще других попадали туда новгородцы. Полюбившуюся новгородцам технику миниатюрной резьбы по камню переняли и в других русских землях: вырезали не только нательные иконки, но и мощевики, архиерейские панагии. В собрании Исторического музея есть каменная резная иконка Воскресения Христова с изображением Гроба Господня. К Гробу приближаются жены-мироносицы, несущие миро в алавастровых сосудах; в центре — наклонившийся апостол Петр, который вниде во Гроб, виде ризы едины лежаща (Ин. 20:6); рядом с Гробом сидит стражник: «не чувствоваша, когда воскресл еси, стрегущие Тя воини» (четверг Светлой седмицы, стихира на хвалитех). За гробом высится храм, похожий на тот, что могли видеть паломники в Иерусалиме в XIV в.; сверху храм осеняют крылами два ангела, а еще выше, в небесной славе, благословляющий Христос…

В XI—XII вв. появляется и получает широкое распространение композиция «Явление ангела женам-мироносицам». Такова, например, широко известная фреска сербского монастыря в Милешеве (начало XIII в.). Нередко встречается эта композиция и в русской иконописи. Рассмотрим подробнее одну из них.

На иконе второй половины XVI в., написанной в мастерской митрополита Макария (ныне в ГТГ), мироносицы скорбно склоняются над длинной серой гробницей с лежащими в ней пеленами. В руках мироносиц алавастровые сосуды с миром. Гробница стоит перед темной расселиной пещеры, высеченной в каменной скале. Скала представляет собой поднимающиеся до самого верха иконы зеленые горки с белыми, словно заиндевевшими лещадками. Видно, что мироносицы, преодолевая страх и холод ночи, добрались до гроба Господня. Но гроб пуст: сидящий на круглом камне ангел в белых одеждах указывает мироносицам на опустевший гроб. В скорби и недоумении смотрят в пустой гроб мироносицы. Слева стоит Мария Магдалина — только она возвела очи и увидела Того, ради кого пришла: Спаситель в темно-синей одежде, с развивающимся гиматием наклонил Свою главу к Марии и указывает наверх, на Небесный град, изображенный в верхнем правом углу иконы. С противоположной стороны, в нижнем левом углу, позади мироносиц — Иерусалим, о котором совсем недавно прозвучали горькие слова Спасителя:

Иерусалим! Иерусалим! избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать чад твоих, как птица птенцов своих под крылья, и вы не захотели! Се, оставляется вам дом ваш пуст… (Лк. 13:34, 35). Иерусалим с его палатами, кирпично-красной городской стеной, высокими арочными проемами производит впечатление опустевшего города.

К XVI в. получают распространение сложные композиции, включающие в себя Сошествие во ад с эпизодами, иллюстрирующими Евангелие. На иконе из ярославской церкви Николы Мокрого многофигурная композиция с повторяющимися персонажами представляет собой живописное изложение догмата о Воскресении Христовом. Есть в композиции и эпизод, связанный с женами- мироносицами.

Со временем, в XVII в., эта и без того достаточно сложная композиция «обрастает» множеством второстепенных деталей и бытовых подробностей, утрачивая при этом выразительность.

В этот период под влиянием западной иконографии Воскресение Христово стало изображаться в виде исхождения Христа из гроба — композиции, не отражающей домостроительного смысла события Воскресения. Христово Воскресение — образ будущего Воскресения мертвых. Так это понималось и русскими иконописцами. Чаяние рода человеческого «воскресения мертвых и жизни будущего века» вместе со Христом выражено во вселенском характере русских икон. По надписи на одной из них, Воскресение Христово — образ Воскресения «всему роду нашему»: «Воскресение Твое Христе Спасе, всю просвети вселенную» (стихира на стиховне в Неделю Пасхи, вечерня). Когда, следуя западноевропейской живописной традиции, русские художники стали изображать обнаженного Христа в препоясании, с флагом в руке, парящего над гробом в окружении облачного сияния, изображение, можно сказать, стало терять свою достоверность. Ведь жены-мироносицы, «утру глубоку» пришедшие ко гробу Подателя Жизни Христа, увидели не воспарившего Учителя, а сидящего на камне ангела. И, услышав от ангела о Воскресении Господа Иисуса Христа, поспешили поделиться своей «радостью благовещения Воскресения Христова» (стихира Пасхи). Эта радость, основанная на действительном видении Воскресшего, и доныне всех освещает верных. Полнота этого свидетельства жен-мироносиц вполне наглядна на традиционных композициях Воскресения Христова.

Протоиерей Николай Погребняк

Источники и литература:

Антонова В.И., Мнева Н. Е. Каталог древнерусской живописи XI — начала XVII веков (ГТГ). Т. 1–2. М., 1963.
Банк А.В. Византийское искусство в собраниях Советского Союза. М.-Л., 1966.
Брюсова В.Г. Русская живопись XVII века. М., 1984.
Вейцман К., Хадзидакис М., Миятев К., Радойчич С. Иконы на Балканах. София, Белград, 1967.
Византия. Балканы. Русь. Иконы второй половины XIII — первой половины XV вв. М., 1991.
Восточно-христианский храм. Литургия и искусство. СПб., 1994.
Древнерусское искусство. Художественная культура Москвы и прилежащих к ней княжеств. XIV—XVI вв. М., 1970.
Иоанн Златоуст, св. Полное собрание творений. Т. 8. Кн. 2. СПб., 1902.
Квливидзе Н.В. Воскресение Христово. Иконография. // Православная энциклопедия. Т. 8.
Квливидзе Н.В. Жены-мироносицы. Иконография. // Православная энциклопедия. Т. 19. М., 2008.
Лазарев В.Н. Древнерусские мозаики и фрески XI–XV веков. М., 1973.
Лазарев В.Н. История византийской живописи. В 2 тт. М., 1986.
Лазарев В.Н. Мозаики Софии Киевской. М., 1960.
Лебедев П.Ю. Жены-мироносицы. // Православная энциклопедия. Т. 19. М., 2008.
Мироносицкий П.П. «Воскресения день. Пасха — Христос Избавитель» в песнопениях пасхальной утрени. СПб., 1912.
Покровский Н.В. Очерки памятников христианского искусства. СПб., 1999.
Протасов Н.Д. Материалы для иконографии Воскресения Спасителя (Изображения Св. Гроба). Сергиев Посад, 1913.
Рындина А.В. Древнерусская мелкая пластика. Новгород и Центральная Русь XIV-ХV веков. М., 1978.
Сергий (Мечев), сщмч. Тайны богослужения. М., 2001.
Смирнова Э.С. Живопись Великого Новгорода. Середина XIII — начало XV века. М., 1976.
Чугреева Н.Н. Тридневен воскресл еси, Адама воздвиг от тли. Православная икона. Канон, стиль. М., 1998.
Липатова С.Н. К иконографии Воскресения Христова. http://www.pravoslavie.ru/ 25.04.2006