Главная/Библиотека/Московские Епархиальные Ведомости/№5 за 2016 год/

Епископ Балашихинский Николай. Иконография Вознесения Господня

Иконография Вознесения Господня имеет своей литературной основой Евангельские тексты Лк. 24:50–53; Мк. 16:19–20 и более подробное описание события в Деян. 1:2–11. Но уже в самых ранних из дошедших до наших дней изображений присутствуют и символические изображения из Апокалипсиса (Откр. 4:6–8), а также Псалтири (Пс. 17; 23; 46; 56).

Древнейшим изображением Вознесения Господня принято считать рельеф на деревянных дверях римской базилики Санта Сабина, выполненный около 430 г. Один из сюжетов на левой створке изображает Вознесение Иисуса Христа на небо при активном участии двух ангелов. Подхватив Его за руки, ангелы как будто помогают Ему взойти на облако. Рядом, на правой створке, сюжет, который считают изображением Второго пришествия Христова. Но именно он по иконографии больше совпадает с позднейшими изображениями Вознесения Господня, что, впрочем, не противоречит Священному Писанию: как услышали апостолы от явившихся им ангелов, Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, придет таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо (Деян. 1:11). В верхней части композиции, на небесах, изображен в рост Спаситель со свитком в левой руке; правая простерта в благословляющем жесте. По сторонам фигуры Спасителя, помещенной в орнаментальный круг, буквы A и Ω; с четырех сторон круга символы евангелистов. В нижнем регистре — Богоматерь, над Которой два апостола держат крест в круге (что традиционно считается символическим изображением Церкви).

Отметим, что присутствие Богоматери при Вознесении Господнем в Священном Писании не отмечено, но засвидетельствовано Преданием Церкви с древнейших времен.

Миниатюра сирийского Евангелия Раввулы 586 г. (Флоренция, Библиотека Лауренциана) представляет подробный сюжет Вознесения, дополненный символическим изображением тетраморфа и колес из видения пророка Иезекииля (Иез. 1:4–28), описанного в Апокалипсисе: Вокруг престола четыре животных, исполненных очей спереди и сзади. И первое животное было подобно льву, и второе животное подобно тельцу, и третье животное имело лице, как человек, и четвертое животное подобно орлу летящему. И каждое из четырех животных имело по шести крыл вокруг, а внутри они исполнены очей (Откр. 4:6–8). Среди прочих апостолов по правую руку от Богоматери изображен и апостол Павел с книгой в руках. Рядом с Богоматерью стоят два ангела (см.: Деян. 1:11).

Икона Вознесения VIII—IX вв. из Екатерининского монастыря на Синае при всей лаконичности не только весьма выразительна, но и содержит ряд редких деталей. Это, в частности, четыре (вместо двух) монограммы под титлами: ΙΣ ΧΣ ΥΣ ΘΥ — Иисус Христос Сын Божий. Мандорла Спасителя изображена прозрачной, с отливом в глубокую синеву в центральной части; сквозь края ее просвечивают руки поддерживающих Его ангелов. Еще одна уникальная деталь — изображение пламенеющего куста (Неопалимой Купины) за спиной Богоматери Оранты, стоящей с воздетыми руками. Пречистая Дева словно молится словами псалма: Да исправится молитва Моя… воздеяние руку Моею, жертва вечерняя (Пс. 140:2). Весь строй композиции не столько иллюстрирует событие Вознесения, сколько напоминает о Втором Пришествии Христовом.

Многочисленные изображения Вознесения Господня в искусстве Древней Руси при всем своем разнообразии строятся по той же схеме, которая известна с раннехристианских времен. Вот несколько примеров.

Икона середины XIV в. из праздничного чина Софийского собора в Новгороде написана византийскими мастерами после опустошительного пожара 1340 г., когда, по свидетельству 1-й Новгородской летописи, «из Святой Софии не успеша икон всех вынести», и пришлось заново писать почти все храмовые иконы. Надпись Н᾿Ανάληψις — Вознесение — сделана на греческом языке. Икона написана на золотом фоне яркими красками, она словно пронизана солнцем и удивительно тонко передает настроение апостолов в момент Вознесения их Божественного Учителя: сквозь грусть расставания им сияла надежда, и они возвратились в Иерусалим с великою радостью, и пребывали всегда в храме, прославляя и благословляя Бога (Лк. 24:52–53).

Еще одна новгородская икона — т. н. икона-таблетка XV в. из святцев Софийского собора — хранится в Третьяковской галерее. Сюжет Вознесения Господня на её лицевой стороне выполнен с точным соблюдением иконографического канона и, видимо, служил иконописным подлинником.

Две иконы середины XVI в. из праздничных рядов иконостасов двух псковских церквей — Николы на Усохе и Николы в Любятове — выполнены в традиционном для псковских иконописцев стиле.

К интересным деталям иконы из церкви Николы на Усохе относятся трубящие ангелы — литургический компонент, иллюстрация прокимна праздника: Взыде Бог в воскликновении, Господь во гласе трубне (Пс. 46:6).

Вторая интересная деталь — изображение камня с отпечатками ног вознесшегося Спасителя. Эта реликвия Елеонской горы стала известна на Руси благодаря описаниям побывавших в Иерусалиме русских паломников. «Посреди двора (храма Вознесения Господня на Елеонской горе — е. Н.) создан теремец круглый без верха, и в том теремце лежит камень святой, на котором стояли пречистые ноги Владыки нашего и Господа», — свидетельствовал игумен Даниил, побывавший в Святой Земле в начале XII в.

Любятовская икона написана в более строгой манере»; указанных выше деталей в ней нет. В фигурах апостолов и Богоматери Оранты угадывается скорее ожидание Второго Пришествия Христова, нежели прощание с Ним при Его Вознесении. Но описанные выше детали — радостно трубящие ангелы, камень с отпечатком стопы Спасителя — встречаются и в более поздних псковских иконах, например, в иконе первой половины XVII в. из церкви Новое Вознесение.

На иконе XVI в. из Спасо-Преображенского собора города Ярославля, написанной в типичной иконографической традиции, есть интересная деталь: стоящая в центре композиции Богоматерь указует Своей левой рукой на апостола Петра; правая воздета в молитве. Апостол Петр внимательно смотрит на Пречистую. Здесь видится не только воспоминание Вознесения Господня и ожидание Второго Пришествия Христова, но и напоминание о словах Спасителя, адресованных Петру, исповедавшему Его как Сына Бога Живого (Мф. 16:16) — Что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах (Мф. 16:19).

Завершим наш краткий обзор миниатюрами из древних рукописных книг, хранящихся на Святой Афонской Горе.

Миниатюра из Лекционария середины XI в. монастыря Дионисиат запечатлела самый момент Вознесения: Богоматерь Оранта стоит в центре композиции с воздетыми горе руками; апостолы живо переживают прощание с вознесшимся Учителем. Они не только жестикулируют, но и всем своим естеством устремляются за Христом (апостол Павел, кажется, даже побежать готов за ним!).

Вторая миниатюра — из Литургического свитка XIV в. Лавры святого Афанасия. Здесь в одной композиции объединены Вознесений Господне (верхняя часть миниатюры) и Сошествие во ад. Миниатюра иллюстрирует текст Литургии свт. Василия Великого: «И сошед крестом во ад… путь сотворив всякой плоти к воскресению из мертвых… И возшед на небеса, седее одесную величествия Твоего на высоких…»

Приведенные примеры иконографическихпамятников Вознесения Господня, как нам пред-ставляется, дают возможность не только наглядно отразить самое событие Священного Писания, но и показать некоторые его аспекты, вошедшие в литургическое предание Церкви.