Главная/Библиотека/Московские Епархиальные Ведомости/№6 за 2015 год/

Епископ Балашихинский Николай. Иконография первоверховных апостолов Петра и Павла

Они пострадали в разные дни, но по духу
и по близости страданий своих они составляют одно.
Блаженный Августин

Немного найдется православных храмов, где не было бы икон первоверховных апостолов Петра и Павла — учителей вселенной, твердых и боговещанных проповедателей веры Христовой.

Иконографическая традиция апостолов Петра и Павла, пришедшая на Русь из Византии, бережно сохранялась, в некоторых случаях творчески перерабатываясь. Это привело к тому, что апостолы Петр и Павел на русских иконах (в отличие от большинства других апостолов) легко узнаваемы: в мозаиках Киевской Софии и на ранних новгородских иконах, в деисусном чине из Высоцкого монастыря, у преподобного Андрея Рублева, даже на миниатюре Хлудовской Псалтири. Ярко выраженные портретные черты апостолов Петра и Павла прослеживаются уже в раннехристианской иконографии: в росписи римских катакомб III — начала IV вв. можно узнать апостола Петра с короткими седыми волосами и небольшой бородой и Павла с его характерной иудейской (ср. Фил. 3:5) внешностью, высоким лбом и длинной темной бородой.

Типичным для домонгольского периода является изображение святых апостолов Петра и Павла в полный рост, стоящих рядом. Именно так они изображены на древнейшей (XI в.) из дошедших до нас икон — из Софийского собора в Новгороде. Возможно, эту икону привез из Корсуни в Киев сам равноапостольный великий князь Владимир, а позднее она попала в Новгород. В настоящее время исследователи датируют ее серединой ХI в. — возможно, это список более ранней Киевской иконы, переданный в Новгород. Икона почиталась как чудотворная, поэтому в XVI в. Иван Грозный вместе с другими чтимыми святынями вывез её из Великого Новгорода в Москву. Позднее икону вернули в Новгород, и она находилась в Софийском соборе до середины ХХ в. Во время Великой Отечественной войны икона была вывезена немецкими оккупантами в Германию, но в начале 1950-х гг. ее вернули в Новгород. После реставрации, уже в XXI в., она вновь поступила в Новгородский музей-заповедник. В иконографии этой самой ранней нашей иконы апостолов присутствуют детали, ставшие каноническими для последующих времен. Это не только характерная внешность апостолов. Апостол Павел держит закрытую книгу в драгоценном окладе, у Петра — свернутый свиток — символ его апостольских писаний, длинный золотой посох (ср. Ин. 21:15–17) и золотые ключи (Мф. 16:19). Между апостолами — чуть выше, словно в отдалении — оплечное изображение благословляющего Спасителя с Евангелием в левой руке. Апостол Петр, повторяя благословляющий жест Христа, также сложил руку в именословном благословении, а десница апостола Павла со сложенными перстами находится на уровне груди, словно он осеняет себя крестным знамением. Фигуры апостолов слегка развернуты друг к другу — и к находящемуся между ними Спасителю.

Другая известная икона, парно изображающая первоверховных апостолов, происходит из церкви апостолов Петра и Павла в Белозерске, относится к концу ХII — началу ХIII вв. и находится в Государственном Русском музее. Она отличается от новгородской строгой лаконичностью: апостолы изображены рядом и обращены к зрителю, они вполне узнаваемы по портретному сходству с каноническими образцами, но руки их сложены почти в одинаковом благословляющем жесте, почти одинаково и расположение их писаний — книги у апостола Павла и свитка у Петра. Ни посоха, ни ключей у Петра нет.

Этот иконографический тип также получил на Руси распространение — примером может служить икона XV в. из Петрозаводского музея изобразительных искусств. Изображение предельно упрощено; у апостолов в руках лишь их писания, причем Павел держит книгу обеими руками, а у Петра придерживающая свиток десница сложена для благословения. Портретное сходство заметно, но у апостола Павла борода не вполне темная.

Примеров дальнейшего развития первого — «новгородского» — иконографического типа парного изображения первоверховных апостолов немало. На иконе начала XVII в. из села Слудка (Пермская картинная галерея) портретное сходство неоспоримо, хотя у апостола Петра нет подчеркнутой седины в волосах, а у Павла борода не столь темная и длинная, как на ранних иконах. Они предстоят в молитве пред Спасителем, восседающим на Престоле на облацех в окружении Небесных сил бесплотных. Десницы апостолов изображены не в благословляющем жесте, а молитвенно простерты ко Христу. На раскрытую ладонь Петра надета тонкая цепочка с изящным золотым ключом.

Но большую часть сохранившихся изображений первоверховных апостолов составляют иконы деисусного чина. Они, в зависимости от принятой схемы, могут быть и поясными — как, например, находящийся в Государственной Третьяковской галерее знаменитый «Высоцкий» чин (из Высоцкого монастыря в Серпухове), и ростовыми. Замечательным примером поясного изображения может служить икона апостола Павла из Звенигородского чина, написанная преподобным Андреем Рублевым (ГТГ). До нашего времени дошли всего три иконы из деисусного чина, написанные преподобным Андреем, по-видимому, для московского Воскресенского «на Высоком» монастыря. В XVIII в. части иконостаса были переданы в Саввин Сторожевский монастырь, потом попали в Успенский собор на Городце, а в 1918 г. случайно были найдены в сарае близ Успенского собора. Величественная фигура апостола Павла с высоким, с глубокими морщинами, лбом — одно из самых известных изображений святого.

Ростовые иконы первоверховных апостолов в составе деисуса встречаются весьма часто. Приведем несколько примеров икон XVI в. с изображением апостолов Петра и Павла из деисусного чина.

В Новгородском музее-заповеднике (НГОМЗ) хранятся иконы начала XVI в. из деисусного чина Михаило-Архангельской церкви села Подчевары Кирилловского уезда Новгородской губернии (чин был вывезен к выставке XV Археологического съезда в Новгороде в 1911 г. и поступил в НГОМЗ из Новгородского епархиального древлехранилища). Иконография апостолов Петра и Павла напоминает иконы деисусного чина Успенского собора Кирилло-Белозерского монастыря и Рождественского собора Ферапонтова монастыря. Хочется обратить внимание на интересные детали: на перекинутой через ладонь цепочке у апостола Петра висит лишь связка ключей, но согнутая в локте рука, видимо, поддерживала свиток с писаниями апостола (изображение свитка не сохранилось). У апостола Павла книга, которую он поддерживает левой рукой, а пальцами правой готовится перелистать.

Иконы деисусного чина главного иконостаса Софийского собора Великого Новгорода, написанные иконописцами Андреем Лаврентьевым и Иваном Дермой Ярцевым, датируются 1509 г. (об этом имеется запись в Новгородской четвертой летописи: «В лето 7017. Повелением господина Преосвященного архиепископа Серапиона дописан бысть Деосус в Софеи святой сысполна, а мастеры писали Ондрей Лаврентьев да Дерма Ярцев сын» (ПСРЛ, т. 4, ч. 1, с. 461). В 1537 г. иконы были украшены серебряными окладами с басмой, золочением и эмалью.

Иконы деисусного чина из церкви св. Димитрия в Поле (Псковский музей) совмещены с праздничным чином: апостола Петра со Сретением Господним, а Петра — с Вознесением. Апостол Петр жестом правой руки словно указывает на свиток со своими писаниями, а Павел держит книгу обеими руками и словно подает ее зрителю для прочтения.

На иконах середины XVI в. из деисусного чина Спасо-Преображенского собора Спасского монастыря в Ярославле (они находятся в Ярославском государственном историко-архитектурном и художественном музее-заповеднике) портретным сходством наделен только апостол Павел, причем иудейские черты лица у него минимизированы — это, скорее, монгольский тип лица. Апостол же Петр изображен довольно молодым и рыжеволосым; определить его можно, пожалуй, лишь по ключу, свисающему на красном шнурке с левой руки, которой он плотно держит свиток.

Достаточно редко встречаются изображения апостолов Петра и Павла на царских вратах; иконографически это все те же деисусные иконы — как, например, на царских вратах монастыря святого Павла на Афоне.

Большой интерес представляют житийные иконы апостолов Петра и Павла. На новгородской иконе апостолов Петра и Павла с житием (XVI в.) обращают на себя внимание некоторые нетипичные детали. Апостол Петр облачен в гиматий золотистого цвета, а свиток в его левой руке веерообразно раскрыт (правая — сложена в именословном благословении). Апостол Павел держит двумя руками книгу практически горизонтально; читать ее в таком положении затруднительно. В житийных клеймах приведены сцены из жития святых апостолов, в том числе — и их мученическая кончина: распятие апостола Петра на кресте стремглав, т. е. вниз головой, и усекновение главы апостола Павла мечом.

Таким образом, в древнерусских памятниках иконографии первоверховных апостолов Петра и Павла мы видим не только следование канону, но многообразие его трактовок, которое прослеживается уже в самых ранних изображениях.