Главная/Библиотека/Московские Епархиальные Ведомости/№3 за 2015 год/

Иконография Воскресения Христова

В неисчислимом множестве икон Воскресения Христова на Руси большую часть составляют иконы Сошествия во ад — сюжета, известного в византийском искусстве, по крайней мере, с VIII в.; древнейшие из сохранившихся памятников — главным образом, миниатюры лицевых рукописей — датируются VIII—IX вв. Принято считать, что окончательно эта иконография сложилась к X—XI вв., т. е. Древняя Русь получила иконографию Пасхи Господней в готовом виде.

Православная иконография не дерзает непосредственно изображать непостижимую тайну Христова Воскресения, раскрывая ее символически, либо в форме свидетельств, приведенных Евангелием — это Явление ангела женам-мироносицам, Уверение Фомы, Явление Воскресшего Христа ученикам и другие. Сюжет «Сошествие во ад» можно отнести также свидетельству — свидетельству пророческому.

В Псалмах Давида содержится целый ряд пророчеств о схождении Господа в преисподнюю и изведении оттуда душ праведников:

Яко не оставиши душу мою во аде… (Пс. 15:10);

Возьмите врата князи ваши, и возьмитеся врата вечная, и внидет Царь славы. Кто есть сей Царь славы? Господь крепок и силен… (Пс. 23:7–8);

Господи, возвел еси от ада душу мою… (Пс. 29:4);

Яко милость Твоя велия на мне, и избавил еси душу мою от ада преисподнейшего (Пс. 85:13);

Яко приниче с высоты святыя Своея, Господь с небесе на землю призре, услышати воздыхание окованных… (Пс.101:20–21).

Есть намек на избавление праведников от уз смерти Воскресшим Христом и у евангелиста:

Земля потряслась; и камни расселись и гробы отверзлись; и многие тела усопших святых воскресли (Мф. 27:51–52).

Прямо говорит об этом избавлении апостол Петр:

Христос, чтобы привести нас к Богу, однажды пострадал за грехи наши, праведник за неправедных, быв умерщвлен по плоти, но ожив духом, которым Он и находящимся в темнице духам, сойдя, проповедал (1 Пет. 3:18–19). Апостол Павел также говорит, что Христос нисходил в преисподние места земли… (Ефес. 4:9).

Литературной основой сюжета «Сошествия во ад» принято считать так называемое «Евангелие Никодима» — апокрифический источник, появившийся во II в. С ним перекликаются составленное в IV в. и использовавшее этот источник «Слово якорное» святителя Епифания Кипрского (Христос вкушением смерти сокрушил жало смерти, схождением во ад отнял [силу] ада, освободил узников); Гомилия 13-я «О сошествии Иоанна Крестителя во ад» и Гомилия «О сошествии Господа во ад» (частично дошедшая до нас в составе сербского рукописного сборника — РНБ) Евсевия, епископа Александрийского — автора рубежа V—VI вв., а также целый ряд святоотеческих пасхальных поучений и богослужебных текстов.

До нас дошел целый ряд икон «Сошествия во ад», что подтверждает изначальную укорененность именно этой иконографии Воскресения Христова в искусстве Древней Руси.

На иконе «Сошествие во ад» XII в. (она находится в Государственном Эрмитаже) фронтально изображенный Христос с крестом в руках триумфально выводит из ада праотца Адама. Сюжет известен и в лицевом шитье — например, на саккосе святителя Московского Фотия (конец XIV в., хранится в Музеях Московского Кремля). Замечательные памятники этого времени находятся в Государственном Руссом музее («Сошествие во ад» из Рождественского собора Ферапонтова монастыря, около 1500 г.), в Третьяковской галерее («Сошествие во ад» из Воскресенского собора Коломенского кремля, конец XIV в.) и ряд других.

На Руси сюжет «Воскресения Христова — Сошествия во ад» получил не только повсеместное распространение, но и творческое развитие; это т.н. развернутая иконографическая редакция, известная в русском искусстве с XVI в. Древнейшей из дошедших до нас икон развернутой редакции является икона Дионисия Гринкова «Воскресение -Сошествие во ад» 1568 г. из Ильинской церкви в Вологде (одно из клейм).

В нашей заметке приводятся примеры развития развернутой иконографической редакции «Воскресения Христова — Сошествия во ад» в памятниках, находящихся в провинциальных музеях.

Но прежде обратим внимание на востребованность сюжета «Воскресение — Сошествие во ад», что выражалось, в частности, во включении его в более сложные композиции храмовой росписи. В акафистном цикле выполненных Дионисием росписей соборного храма Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря — древнейшем из дошедших до нас изображений Акафиста Пресвятой Богородице в древнерусском искусстве — в иллюстрации к 12-му кондаку художник изобразил сюжет Сошествия во ад с разрыванием рукописания. Фреска Дионисия лаконична; иконописец стремился дать точную иллюстрацию текста акафиста: «Благодать дати восхотев, долгов древних, всех долгов Решитель человеком, прииде Собою ко отшедшим Того благодати, и раздрав рукописание, слышит от всех сице: Аллилуиа». В росписи представлен попирающий сокрушенные адовы врат Воскресший Христос, всех долгов Решитель. Он держит в правой руке раздранное рукописание, а левой извлекает из преисподней праотца — падшаго Адама. Эта деталь позднее повторена во многих храмовых росписях, посвященных теме акафиста (например, в московском храме Троицы в Никитниках), а также в иконах Сошествия во ад. Надо отметить, что Дионисий в храмовой иконе Воскресения Христова — Сошествия во ад того же собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря (ныне она в Государственном Русском музее) при сохранении некоторых черт колористического и композиционного решения эту деталь не воспроизводит.

Икона «Воскресение — Сошествие во ад» из Псковского музея представляет собой сложную композицию, восходящую к целому ряду прототипов. Воскресший Спаситель изображен в круглой славе стоящим на сокрушенных адовых вратах. По правую руку от Него — Адам, за которым плотной группой стоят ветхозаветные цари и пророки (на переднем плане Соломон и Давид). Слева — Ева, припадающая к ногам Воскресшего Христа (она, как и Адам — в самом нижнем регистре обитателей ада), затем группа ветхозаветных праведных жен и праотцев. Выше всех в этой группе — Иоанн Предтеча, это самый недавний обитатель ада, он благовестил сущим во аде явльшегося плотию Бога.

Присутствие трех жен, окружающих Еву — достаточно редкая деталь в иконографии Сошествия во ад. Одна из жен протягивает руки к Спасителю, а Он простирает Свою левую руку к ней, повелевая выйти из преисподней.

Из характерных для псковских икон Сошествия во ад иконографических деталей отметим изображение двух ангелов в красных одеждах, связывающих сатану в глубине ада. В нижней части иконы изображены выходящие из гробов праведники в белых одеждах. Эта деталь встречается в русских иконах XVI в.

Еще одна псковская икона середины XVI в. из того же музея происходит из церкви жен-мироносиц «на скудельницах», т. е. стоящей на кладбище, где погребали странников, нищих и людей, умерших во время эпидемий (ср.: на Иудины тридцать сребреников была куплена земля горшечника, для погребения странников (Мф. 27:7). Видимо, село скудельничье — место добычи глины для изготовления посуды; в ямах из-под глины и производились захоронения умерших от моровой язвы, нередко в братских могилах. Во время чумной эпидемии 1522 г. в Пскове в одну «скудельницу» похоронили 11 500 человек. Церковь жен-мироносиц «на скудельницах» была построена в 1546 г.

Возможно, что икона написана не псковским мастером, а новгородским или даже московским: в ней нет типичных для псковской иконографии деталей: отсутствует крест в руке Спасителя — он заменен на свернутый свиток. Ад, в отличие от большинства псковских икон, изображен лаконично.

Еще одна замечательная икона «Воскресения — Сошествия во ад с праздниками, Страстями и Евангельскими сценами» находится в Муромском историко-художественном музее. Икона датируется 1699 г. и происходит из Георгиевской церкви города Мурома. Это — типичный образец «развернутой редакции» Сошествия во ад.

Иконы такого типа имели целые циклы клейм с изображением основных праздников годового богослужебного круга, а также событий Постной и Цветной Триоди. Средник представлял собой многосоставную композицию Сошествия во ад; тема Воскресения Христова продолжалась в клеймах.

Муромская икона не является каким-то новым словом в иконографии Воскресения Христова, это скорее типичная икона, использующая многочисленные более ранние и краткие варианты иконографии. Иконы, по типу которых создана муромская, известны по крайней мере с начала XVII в.

На среднике муромской иконы изображена фронтально расположенная фигура Воскресшего Христа, попирающего сокрушенны врата ада. У ног Спасителя — восстающие из гробов Адам и Ева, группа пророки и праведники. По правую руку Спасителя — Иоанн Предтеча, за которым расположились плотной группой пророки.

Дополнительные сюжеты средника иконы — это шествие праведников в рай, изображение самого рая (он обнесен стеной) и стоящий у врат рая благоразумный разбойник с крестом в руках. Он показан повторно уже в раю беседующим с праотцем Енохом и пророком Илией и изображен непосредственно над главой Воскресшего Христа. Отличительная особенность муромской иконы -фигуры двух ангелов, которые держат над головами выводимых Воскресшим Христом из ада праведников развернутые свитки (надписи на свитках сохранились фрагментарно).

Свитки с надписями есть и в руках у некоторых пророков:

У Иоанна предтечи — «Се аз видех и свидетель…»

У Псалмопевца Давида — «Радуйся зелосвятый Соломон»

У царя Соломона — «Воскресни, Господи Боже мой, да воз…»

У пророка Иезекииля — «Аз Езекеиль провиде врата»

У изображенных в раю пророка Илии — «Ревнуя и поревновах по Господе» и у праотца Еноха — «Се исполнися земл.»

Часть характерных сюжетов развернутой иконографической схемы «Сошествия во ад» в нашей иконе перенесена в самое большое и подробное из внешних клейм (18-е), занимающее около половины нижнего поля. Это клеймо иллюстрирует текст воскресного тропаря 2-го гласа, звучащий на полунощнице Великой Субботы и в Неделю жен-мироносиц. Здесь изображен пустой гроб со спящими воинами; подходящий к запертым вратам ада Христос с ангелами; ангелы, сковывающие сатану; ветхозаветные пророки, поклоняющиеся Христу. В правой части клейма изображен Христос со стоящими перед ним на коленях Адамом и Евой, а ниже — ангелы, выводящие ветхозаветных праведников из преисподней.

Вокруг средника располагается шестнадцать клейм внутреннего ряда с изображениями двунадесятых праздников — кроме двух переходящих, Входа Господня в Иерусалим и Вознесения, время празднования которых непосредственно зависит от времени наступления Пасхи. Эти сюжеты вынесены во внешний ряд клейм. Третий переходящий праздник — Сошествие Святого Духа на апостолов — изображен в виде Святой Троицы (клеймо 13). Цикл двунадесятых праздников дополняют изображения Зачатия Богоматери, Преполовения Пятидесятницы и Покрова, а также три сюжета Страстного цикла — Снятие со Креста, Положение во гроб, и Оплакивание Христа.

Во внешнем ряде клейм, помимо нескольких праздничных сюжетов, подробно иллюстрируются события, связанные с Воскресением Христовым, и явления Спасителя ученикам после Воскресения.

Эти сцены в качестве литературной основы имеют тексты ексапостилариев — песнопений, которые поются в воскресные и некоторые праздничные дни на утрени после канона, вместо светильнов. Одиннадцать ексапостилариев, составленные в Х в. императором Константином Багрянородным, конспективно излагают содержание одиннадцати воскресных Евангелий, читаемых на утрени.

Клейма с изображением явлений Воскресшего Христа надписаны. Вот содержание надписаний в порядке расположения клейм, начиная с 6-го:

6. Явление Христа апостолам после Воскресения — «Со ученики взыдем на гору галилейскую верою Христа видети» (ексапостиларий 1-й).

7. Жены-мироносицы у гроба Господня — «Камень узревша отвален, мироносицы срадовахуся» (ексапостиларий 2-й).

8. Явление Христа Марии Магдалине — «Яко Христос воскресе никтоже да неверует, явися бо Марии — (ексапостиларий 3-й).

9. Явление ангелов женам-мироносицам — «Видим предстоящим в живоносном гробе мужи в блещащихся ризах» (ексапостиларий 4-й). На свитке одного из ангелов надпись: «Что ищете жива».

10. Явление Христа апостолам Луке и Клеопе по дороге в Эммаус — «Христос воста из мертвых, Клеопе и Луце спутешествова, има же и познася во Еммаусе» (ексапостиларий 5-й).

11. Трапеза Воскресшего Христа с учениками —

«Яко человек еси, Спасе, по существу, посреде став воскрес от гроба и брашна сопричастился еси» (ексапостиларий 6-й).

12. Апостолы Петр и Иоанн обретают гроб Христа пустым, с лежащими в нем погребальными пеленами — «Яко взяша Господа Марии рекшей, на гроб течаста Симон Петр и другий таиник Христов» (ексапостиларий 7-й).

13. Явление Христа Марии Магдалине — «Два ангела видевши внутри гроба, Мария удивляшеся и Христа не знающе вопрошаше» (ексапостиларий 8-й).

14. Явление Христа апостолам дверем затворенным и послание им Духа Святого — «Заключенным, Владыко, дверем, яко вшел еси, апостолы исполнил еси Духа Пресвятого, мирно дунув» (ексапостиларий 9-й).

15. Явление Воскресшего Христа ученикам на море Тивериадском — «Тивериадское море с детьми Зеведеевы, Нафанаилом с Петром же и со другима» «…иже Христовым повелением одесную ввергше мрежу, множество извлекоша рыб» (ексапостиларий 10-й).

16. Троекратное вопрошение Петра и уверение Петра в любви ко Христу — «По божественнем восстании трижды Петра: Любиши ли Мя? Вопрошаяй Господь». Спаситель держит свиток с надписью: «Симоне Ионин, любиши…». Ответ Петра написан на свитке, который он держит: «…и Господи, яко люблю Тя» (ексапостиларий 11-й).

18. Многофигурная развернутая композиция Сошествия во ад. Надпись: «Егда снизшел еси к смерти, Животе безсмертный, тогда ад умертвил еси блистанием Божества» (тропарь воскресен 2-го гласа).

Представляется, что иконы Сошествия во ад «развернутой редакции» могут послужить прототипами как при написании храмовых икон Воскресения Христова, так и при разработке программы храмовой росписи.

Епископ Балашихинский Николай


Использованная литература:

  1. Антонова В.И., Мнева Н. Е. Каталог древнерусской живописи XI — начала XVIII вв. (Гос. Третьяковская галерея). Т. 1–2. М., 1963.
  2. Иконы Мурома. // Древнерусская живопись в музеях России. Муромский историко-художественный музей. М., 2004.
  3. Иконы Пскова. // Древнерусская живопись в музеях России. Псковский государственный объединенный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник. М., 2003.
  4. Нерсесян Л. В. Об иконографических прототипах акафистного цикла в росписях собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря — Древнерусское и поствизантийское искусство. Вторая половина XV — начало XVI века. М., 2005.