Главная/Библиотека/Московские Епархиальные Ведомости/№1-2 за 2014 год/

К 450-летию первопечатного Апостола

После падения Византии, после ликвидации греческих поствизантийских
государств осталась единственная крупная независимая православная держава — Россия.

И, конечно, постепенно центр православного мира должен был бы смещаться к северу, к Москве. Но это было невозможно по целому ряду причин. Дело в том, что при наличии независимости, богатства, значительной военной силы тем не менее Московское государство уступало православному Востоку прежде всего по части просвещения. И книгопечатание в значительной степени должно было помочь исправить эту ситуацию.

При работе многочисленных поколений писцов, постепенно переписывающих книги (книги богослужебные; книги, относящиеся к корпусу священного писания; книги учебные, житийные и т. д.), возникали ошибки, которые наслаивались друг на друга; время от времени велись споры, результатом которых становятся появления новых редакций, ответвлений, смысловых изменений в книгах и даже ереси.

Собственно книгопечатание было мощным инструментом Церкви и государства, которые были главными просветителями, но никак не частные лица. Этот инструмент должен был быть как следует подготовлен к работе. Иными словами, нужно было сделать единый правильный текст перед тем, как передавать его в печать.

Книги на славянских языках появились задолго до московского книгопечатания. Печатались они уже в 15 веке, например в Венеции. В Литовской Руси в начале 16 века, был замечательный просветитель печатник Франциск Скорина. Поэтому Москва чувствовала, что в какой-то степени соседи, во всяком случае западные, обходят ее в этом смысле.

Примерно в 50-х годах 16 века появилась анонимная типография. Иногда ее связывают с людьми, приближенными к государю, — с Адашевым, с Сильвестром. Известно несколько изданий, которые по разнообразным признакам причисляют к этой типографии.

Одна из величайших тайн русского книгопечатания — кто основал эту типографию, кто именно дал деньги на то, чтобы она функционировала. Можно предполагать, что изначальными мастерами были итальянцы, или может быть преподавателями русских мастеров были итальянцы, ибо вся лексика печатного дела того времени, в том числе и самого процесса книгопечатания, была взята из итальянского языка.

Но, тем не менее, наступил момент, когда государство и Церковь решили приложить свои централизующие усилия для того, чтобы возникло крупное предприятие. Призваны же были, чтобы поставить работу на промышленный уровень, два человека: Иван Федоров и Петр Мстиславец.

Что мы знаем о диаконе Иване Федорове сегодня?

Жил он 500 лет назад, во времена Ивана Грозного. Основал книгопечатное дело на Руси. Знаем и название первой книги, напечатанной им, — Апостол.

До Ивана Федорова печатать книги на Руси никто не умел, хотя книгопечатный станок существовал уже сто лет. Был он придуман в Германии. В 1444 году изобретатель устройства Иоганн Гуттенберг выпустил в свет первую книгу — Библию. И в то время, как в просвещенной Европе католики вовсю наслаждались печатным словом, на православной Руси книги продолжали переписывать от руки.

Ивана Грозного, русского царя, такой расклад не устраивал. После покорения Казанского ханства началось стремительное обращение в христианство новых подданных. Православные храмы строились десятками, и книги для богослужения нужны были как воздух. Переписчики трудились денно и нощно, но обеспечить всех желающих не успевали. Очередь из церквей растянулась на годы. Поэтому создание типографии Иван Грозный мыслил как дело государственной важности.

По версии английского посла Д.Флетчера, типографский станок и буквы в Россию привезли из Польши; по другой, Иван Грозный за печатными станками и мастерами-печатниками послал гонцов в Германию, но до Московского княжества они не добрались, ибо обоз ливонцев в Россию не пустили. По третьей официальной и недоказанной версии, печатный станок изобрел сам Иван Федоров, чтобы не писать от руки, а главное — не платить переписчикам, которые плодят ошибки немерено и искажают Святое Писание.

Разница между печатной страницей и рукописной была огромной. Переписывание было титаническим трудом, и, самое главное, стоило сделать одну ошибку — и все надо было начинать заново.

Рукописные книги на Руси существовали с незапамятных времен. Работа над одной такой книгой занимала долгие месяцы. В ее изготовлении участвовало не менее 8 ремесленников. Для производства требовались дорогие и редкие материалы: бумага, пергамент, папирус. Переписывать книгу красивым и четким почерком было занятием кропотливым и долгим. Например, на переписку Остромирова Евангелия потребовалось 203 дня, потому что за день переписывалось не более ста строк.

В Московском Царстве только за один экземпляр рукописной Библии платили более тысячи червонцев золотом. В те времена за эту сумму можно было купить небольшое дворянское поместье.

Печатная книга была гораздо дешевле. Ее стоимость в Европе приравнивалась всего лишь к комплекту рыцарских доспехов. Так что вопрос о книгопечатании был не только идеологическим, но и экономическим.

Иван Федоров появляется в истории государства Российского в 1553 году. Он оказывается в Московском Кремле и становится диаконом Николо-Гостунской церкви, домашней церкви московских князей.

Федоров знал о том, что царь одержим
идеей создания типографии, а у него были знания. Не исключено, что Федоров учился у Франциска Скорины, организатора первого славянского издания в Праге. Наконец, есть версия, что И.Федоров тайно посещал в Троице-Сергиевой лавре ученого-просветителя преподобного Максима Грека, который исправлял русские рукописные книги и убеждал Ивана Грозного начать книгопечатание.

Вот как отзывался Максим Грек о значении работы венецианских типографов своего времени: «И переведя книги на свой язык, отдают в типографии на печатание и размножают много, посылают продавать их небольшой ценой на исправление и единение народов христианских. И народы с благодарностью принимают эти труды».

То, что у переписчика занимало многие годы, опытный типограф делал за несколько минут. Это была настоящая информационно-техническая революция. Однако совершил эту революцию не только Иван Федоров. Книгопечатание в Москве появилось лет за десять до того, как вышел федоровский «Апостол», до того, как заработала первая государственная типография. Известно несколько книг, выпущенных в эти десятилетия анонимно, то есть, без каких-либо выходных данных о том, кто, когда и где это напечатал. Но Иван Федоров, по-видимому, первым решился предъявить царю некий образец своей тайной продукции: то ли печатный станок, то ли отпечатанный лист, а может даже, и целую книгу. Что именно, тут версий много. Здесь важно то, что он решился, рассчитывая на поддержку и финансовую, и политическую. Решился и не проиграл.

Государь мгновенно оценил важность этого события. Из казны тут же были выделены деньги на строительство государевой типографии, во главу которой высочайшим указом ставился бывший диакон.

Иван Федоров использовал свой шанс. Теперь он был защищен. Ибо открыто саботировать указы царя в то время никто не решался.

Иван Грозный торопил Федорова с выпуском первых книг. Сотни церквей по всей Руси ждали этого.

В 1563 году Федоров приступил к работе над книгой, которая называлась «Деяния Апостольские. Послания Соборные. Святого Павла послание» или, иначе говоря, просто «Апостол». Через год она вышла в свет. Московское Царство присоединилось к просвещенным европейским монархиям, укреплялись основы православной веры. Иван Грозный мог торжествовать.

В 1565 году в Москве Иван Федоров и Петр Мстиславец издают «Часовник» (двумя изданиями), книгу богослужебную по своему характеру, но, как и Апостол в древней Руси, служащую для обучения, но не духовенства, а только приобщающихся к грамоте детей.

После издания «Часовника» Иван Федоров и Петр Мстиславец покидают пределы Московского государства.

Но настоящим подвигом Ивана Федорова являлась колоссальная работа над полной славянской Библией. Именно к этой «Острожской Библии», как называют ее теперь историки, восходит тот славянский библейский текст, который существует и в современных изданиях. «Острожская Библия», вышедшая в 1580–1581 годах, была последним печатным трудом Федорова.

Книгопечатание в Москве развивалось и дальше. Ученики Ивана Федорова Никифор Тарасиев и Андроник Невежа в 1567–1568 годах возродили Московскую типографию, из которой в 1568 году вышло первое послефедоровское издание — «Псалтирь».

Всего в XVI веке на территории Московского государства было выпущено 19 изданий, средний тираж которых составлял 1000–1200 экземпляров. Главным итогом мастеров XVI века являлась организация крупных типографий европейского типа на государственной основе Московского Печатного двора.

Книгопечатание в Московском государстве совпало с эпохой Ивана Грозного. Это было время утверждения монархического централизованного государства. В связи с этим царь незамедлительно проводит целый ряд реформ. Кроме того, включение новых народов в состав государства требовало их христианского просвещения, в том числе и богослужебных книг. Традиционный путь решения этой пробле-
мы — рукописное производство — уже не годилось. Нужно было книгопечатание.

В русле реформ царя, очевидно, находилось и само книгопечатание — как решающее средство в исправлении церковной жизни, уничтожении ересей и своевольного толкования Священных текстов.

Одна из причин ересей, как отмечал Стоглавый Собор 1551 года, была неисправность текста. Проникновение в разное время разных текстов, различных традиций было причиной этой неисправности. При преобладании келейного способа переписки книг решение этой проблемы было невыполнимо. Она могла быть решена лишь при явном преобладании проверенных книг, их одновременным массовым распространением. В этом и было преимущество книгопечатания, одобренного Московским митрополитом Макарием и утвержденного на Руси его окружением.

Иеромонах Тимофей (Ясеницкий)

следующая статья
Чудо Государева знамени