Главная/Библиотека/Московские Епархиальные Ведомости/№7-8 за 2013 год/

Концепция деятельности приходского духовно-просветительского центра

Как известно, в настоящее время и в столице, и во многих провинциальных городах нашей страны действуют приходские воскресные и православные общеобразовательные школы, призванные к решению задач духовно-нравственного воспитания подрастающего поколения. С этой же целью с 2002 г. в светских общеобразовательных учебных заведениях официально разрешено преподавание «Основ православной культуры», а с 2009 г. фактически речь идет уже о полномасштабном национальном проекте в области духовно-нравственного воспитания. Все чаще многие иерархи и священнослужители сейчас говорят о том, что взрослых людей нужно готовить к принятию церковных Таинств, прежде всего Крещения, посредством проведения систематических огласительных бесед или индивидуальной пастырской работы с семьями.

Однако реальный опыт показывает ошибочность суждений о том, что внимание проблеме духовно-нравственного воспитания, воцерковления молодежи и взрослых должно уделяться исключительно в рамках образовательного процесса.

Несколько лет назад на портале «Богослов. Ru» была размещена интересная публикация помощника проректора по учебной работе Курской православной духовной семинарии иерея Тигрия Хачатряна «Возвращение отпавших» [2], посвященная проблеме т. н. отпавших — «крещеных, но не просвещенных», — тех, кто, оставаясь христианами, не принимает участия в Таинствах и церковной жизни в целом. Причем, как замечает автор, многие отпавшие — это люди, не нашедшие себя в Церкви именно потому, что не воспринимали ее никогда именно как свой дом, живую общину. В статье раскрыта важная закономерность: если с человеком и провели огласительные беседы самые опытные, образованные священнослужители на самом должном уровне, но после Крещения он не обретает в храме общины, живущей литургической жизнью, жизнью церковной во всей ее полноте, продолжающейся после богослужения в делах веры и живом общении, велика вероятность того, что такой человек все же никогда не найдет себя в Церкви.

На наш взгляд, есть и еще один проблемный момент, касающийся закономерности иного плана — аскетической. Современному человеку часто свойственно хроническое чувство «серости жизни», а иногда и одиночества, назойливой тоски, уныния. Эти состояния детально описаны христианскими подвижниками-аскетами как следствие нападения опасного демона, называемого «полуденным бесом», о котором говорится в известном псалме (Пс. 90:6). И если сраженный монах-пустынник, сложив духовное оружие, в конце концов, не видит никакого иного лекарства от этого угнетения духа, кроме как покинуть свою келью, предавшись разнообразным страстям или в лучшем случае склониться ко сну до следующего приступа тоски, то мирянин — житель современного мегаполиса, — легко поддавшись искушению, оставляет келью собственного сердца и «выходит» в область индустрии «общества потребления», в опасные дебри «виртуального мира» или сомнительных субкультур. Переступить порог храма в таком духовном состоянии уже очень сложно, а принцип действия законов аскетики здесь один и тот же, несмотря на непреодолимую разницу эпох и цивилизаций [3]. Единственное врачевание этого губительного душевного настроя, согласно учению святых отцов, — это молитва и борьба с праздностью.

Все вышеизложенное заставляет задуматься об актуальности целостного, системного подхода в работе с обществом, где доминируют отпавшие. Здесь, в перспективе миссионерско-просветительской деятельности особый интерес и внимание должны быть обращены к досугу — занятиям в свободное время разнообразной деятельностью, зависящей от интересов и мировоззрения человека. Время, «съедаемое» в страстном саморазрушении, должно заполниться духовной и внешней деятельностью, центром которой, безусловно, становится храм и Божественная литургия, в нем совершаемая. Именно при храме человек должен жить полной церковной жизнью, находить продолжение своей деятельности и после богослужения, вне стен церкви. Собственно понятие «Литургия» может рассматриваться, во-первых, как Евхаристия, как богослужение, как единство у Святой Чаши, но Литургия как «общее дело» осуществляется и после того, как люди вышли за порог храма, в делах служения Богу, ближним, саморазвитии и самосовершенствовании. В этом смысле дела, являясь как бы «Литургией в действии», становятся деяниями.

Итак, очевидно, что положительное влияние Церкви на общество, о чем постоянно говорит Святейший Патриарх Кирилл [4], работа над воцерковлением, врачеванием людей, приобщение народа к сокровищам православной культуры не может быть полноценным, если вне поля зрения оказывается указанный огромный пласт досуговой деятельности детей, молодежи и взрослых. Потому представляется целесообразным и в учебных заведения разного профиля, и на приходах не ограничиваться традиционными формами образовательной деятельности (воскресные школы, лектории, уроки «Основ православной культуры»), но переходить к формированию духовно-просветительских центров, в которых значительный потенциал соработничества Церкви, семьи, школы и общества реализуется с максимальной полнотой и отдачей. Следует заметить, что сама возможность устроения при храме подобного центра, как правило, косвенно свидетельствует о наличии здоровой духовной атмосферы, взаимопонимания и согласия как внутри общины, так и во взаимодействии ее с «миром».

Традиционно в педагогике досуговая деятельность условно классифицируется по пяти взаимосвязанным и взаимодополняющим параметрам [5]:

  • активный отдых, представляющий собой физическую и культурную деятельность (путешествия, чтение, рукоделие, слушание музыки и т. п.);
  • развлечения, имеющие компенсационный характер и обеспечивающие смену впечатлений (просмотр, обсуждение содержательных кинофильмов, посещение выставок, музеев, экскурсии и т. п.);
  • праздники, сочетающие в себе отдых и развлечения, дающие человеку возможность эмоционального общения;
  • самообразование, сочетающее в себе приобретение знаний, расширение кругозора с элементами развлечения (чтение, лекции, диспуты, круглые столы, семинары и т. п.);
  • творчество как таковое, проявляющее себя в самых разнообразных формах.

Таким образом, в идеале задача духовно-просветительского центра при храме — охватить все вышеперечисленные направления. Глубокой ошибкой является расхожее мнение, что «современная» Церковь в данном случае «мимикрирует» под интересы тех или иных групп, использует «досуговую обертку» для механического привлечения внешних и отпавших. Когда Святейший Патриарх во время одного из первых своих визитов в региональные епархии, выступая в Туле, говорил о необходимости устроения духовно-просветительских центров при храмах, эти слова кому-то могли показаться чем-то новым, революционным. На самом деле, если поглубже вдуматься в них, можно увидеть призыв к возвращению наших исконных отечественных традиций. Дело в том, что до 1917 г. монастыри были именно духовными центрами, вокруг которых строилась и культура, и государственность. То же самое можно сказать и о храмах, — не случайно в России была распространена практика деятельности церковно-приходских школ, безусловно охватывавших и досуговый компонент. Исторически Церковь всегда стремится не бороться с культурой, традициями, бытом того народа, который принял христианство, а наоборот — старается их преобразить: то лучшее, что было, освятить, восполнить, поднять до самых больших высот. В трудные для Отечества времена, когда культура оказывалась на грани небытия, возрождение начиналось именно с тех очагов, которые теплились вокруг святых алтарей. Дореволюционная практика духовно-просветительских центров храмов и монастырей сейчас возрождается, разумеется, с теми поправками на эпоху, которые мы должны неизбежно делать, возвращаясь к тому богатому опыту, который уже был у нас до эпохи гонений, особым образом преломился в среде эмиграции, отразил жесткие реалии «девяностых».

Важнейшими преимуществами духовно-просветительских центров (ДПЦ), в отличие от традиционных современных приходских воскресных школ (которые сами входят в состав ДПЦ как его подразделения), являются следующие аспекты:

  • постоянная открытость для самых разнообразных видов деятельности (как образовательной, так и досуговой, в т. ч. патриотической, спортивной, творческой, семейной);
  • гибкость (возможность реагировать на любые социальные изменения и интересы, сотрудничество со светскими образовательными, социальными и культурными организациями);
  • модульность (появление новых или упразднение каких-либо подразделений не требует перестройки всей структуры Центра);
  • всегда сохраняющаяся перспектива неограниченного развития (определяемая лишь интересами и возможностями данной приходской общины).

Важно отметить и еще один актуальнейший момент: эстетико-экологический, неразрывно связанный с внутренним состоянием окружающей среды и человеческих душ. Известный пастырь-миссионер и ученый протоиерей Глеб Каледа однажды заметил: «Наши города тоже должны быть прекрасными, вписываться в природу, иметь индивидуальный облик. Замечено, что рост детской преступности колеблется в зависимости от природно-архитектурной обстановки их проживания… Церковь сейчас… приступает к реставрации духовно-нравственных и экологических систем монастырских общежитий. Монастырские хозяйства могут стать, как и были в Православной Руси, образцами любовного экологически чистого хозяйствования» [6]. Современные исследования православных экологов, проведенные в последние годы, убедительно доказывают, что гармоничная триада «население-хозяйство-ландшафт», или так называемый геотрион православного монастыря и традиционной русской усадьбы, в полной мере «может быть использован в качестве модели при проектировании экологически устойчивых социально-экономических систем» [7]. Напряженная духовная жизнь в монастырях положительно сказывалась на развитии хозяйства и в то же время буквально преображала жизненную среду на обширных пространствах, далеко за стенами обителей. Это явление в чем-то аналогично обожению духа, души и тела православного подвижника в результате его духовно-нравственного роста и непрестанного богообщения. Действительно, даже крупнейшие обители, несмотря на значительные масштабы вовлечения в хозяйственный оборот природных ресурсов, никогда не оказывали деструктивного действия на среду, а наоборот, великолепно гармонировали с окружающим ландшафтом, «вписывались» в местную экосистему, являясь духовной, смысловой и эстетической доминантой. Не только монастырь, но любой современный городской храм как духовно-просветительский центр не только внутренне, но и внешне должен являть собой образ утраченного Рая, становясь оазисом в пустыне агрессивной «типовой архитектуры» и мертвой «пластмассовой культуры». Принятый в феврале 2013 г. на Архиерейском Соборе документ «Позиция Русской Православной Церкви по актуальным проблемам экологии» [8], по сути, придает епархиальным и приходским духовно-просветительским центрам также и дополнительный статус центров православного экологического воспитания. Возможно, в недалекой перспективе храмовый или монастырский комплекс при заповедных территориях, охраняемых объектах природы, станет таким же востребованным явлением, как и домовые храмы при университетах, гимназиях, больницах, воинских частях.

Кроме того, что каждый духовно-просветительский центр является структурной единицей в системе религиозного воспитания Русской Православной Церкви, он также является самостоятельной православной воспитательной системой (ВС).

Понятие «воспитательная система» появилось в отечественной теоретической педагогике в 80-х гг. ХХ в. [9] Любая воспитательная система основана на идее интеграции процессов воспитания и обучения и сочетает в себе как психолого-педагогические, так и социально-педагогические функции. Воспитательная система духовно-просветительского центра является целостным социальным организмом, возникающим в процессе взаимодействия главных структурных компонентов воспитания. Она является также системообразующей (что особенно важно для малых городов или отдельных районов мегаполиса), а общение и отношения между субъектами ее деятельности строятся на основе литургической жизни и христианской антропологии. При этом теоретический анализ светской, гуманистической и православной воспитательных концепций предполагает творческое, практическое использование принципов дополнительности и диалога [10].

Чтобы все вышеизложенное не показалось голословным рассуждением, позволю обратиться к опыту существования Духовно-просветительского центра [11], директором которого по благословению настоятеля храма являюсь уже 6 лет.

В настоящий момент структура Центра представлена следующим образом:

  • 5-ступенчатая воскресная школа для детей 5–12 лет (Закон Божий, церковно-славянский язык, клиросное пение, живопись);
  • 3-годичные приходские Богословские курсы для молодежи и взрослых, включающие в программу ряд богословских и практических дисциплин (Священное Писание Ветхого и Нового Заветов, основы православного вероучения, общерковная история и история Русской Церкви, литургика, церковно-славянский язык, апологетика, основы социальной концепции РПЦ («Церковь и современный мир»), западные исповедания, сектоведение и основы духовной безопасности, православная педагогика и психология);
  • факультативы древнегреческого языка, церковного пения, иконописный кружок;
  • дискуссионный клуб;
  • кружки и студии различной направленности (детский кукольный театр, детская музыкальная студия «Скерцино», семейный кружок «Рукоделие и бисероплетение», семейный этнографо-фольклорный ансамбль «Донская слободка», студия-кружок детского рисунка, студия-мастерская «Образ»);
  • православный летний исторический лекторий;
  • экспериментально-реабилитационная группа «Творчество» — развитие речи, памяти, мышления дошкольников и младших школьников (два раза в месяц специально для этих и всех остальных детей служится Божественная литургия в нижнем храме св. Царственных страстотерпцев);
  • молодежная редакция интернет-сайта с действующим, открытым для всех форумом и приходской газеты «Донская слобода» ;
  • библиотека и фильмотека, снабженные электронным каталогом;
  • миссионерская группа из актива Богословских курсов и прихожан, занимающаяся организацией конференций, круглых столов, выставок, поездок в детские дома, подготовкой информационных стендов, листовок, регулярных экскурсий и дежурств по храму;
  • приходская служба «Милосердие», осуществляющая социальную деятельность.

Регулярно принимая гостей, Центр всегда открыт для сотрудничества со школами, вузами, творческими студиями, детскими домами и ветеранскими организациями района и других регионов. Руководители кружков, студий и секций готовят воспитанников к выступлениям на мероприятиях различного уровня, а также к участию в выставках и конкурсных программах.

Следует отметить, что специальных благотворителей и каких-то особых возможностей, за исключением двухэтажного здания с тремя аудиториями и актовым залом на сто мест, у Центра нет. Структура развилась исключительно за счет того, что активным творческим людям была предоставлена возможность заниматься при храме тем, чем они живут, разумеется, соотносясь со святостью места, жестко распределяя время, используя буквально каждый квадратный метр, включая крестильное помещение и хозяйственные блоки. После первых, действительно напряженных лет, когда Духовно-просветительский центр стал живым и органичным, сами собой отпали вопросы поиска преподавательских, организаторских кадров, отчасти разрешились некоторые материальные вопросы. Важное внимание уделяется вопросам озеленения летом и обустройства территории вокруг Центра зимой, в т. ч. силами родителей, для многочисленных детей. Безусловно, это еще только начало развития.

Часто задают вопросы о «подводных камнях» подобной деятельности на приходе: не становится ли привлечение новых, невоцерковленных людей фактором разделений и непонимания, когда выстраивается грань между «своими» — «старожилами» и «чужими» — «новичками». Изначально такие опасения были. В настоящий момент по различным причинам они оказались в прошлом. Во-первых, многие прихожане храма стали постоянными слушателями Богословских курсов или участниками других подразделений Центра. Во-вторых, вновь пришедшие постепенно стали принимать активное участие в жизни прихода — начиная от уборки храма и помощи в трапезной и заканчивая написанием статей в газету и дежурством по храму. В-третьих, совместные паломнические поездки учащихся с прихожанами многих крепко сдружили. В-четвертых, у кого-то дети пошли в воскресную школу и кружки, следовательно, появился дополнительный существенный момент связи с храмом. Семейный этнографо-фольклорный ансамбль «Донская слободка» [12], с одной стороны, объединяет детей и взрослых, «своих» и «вновь пришедших», с другой — помогает решать миссионерские задачи путем организации ярких праздников в русле древних православных народных традиций. Праздники проводятся не только на территории храма, но и в ближайшем сквере, что создает дополнительный миссионерско-просветительский аспект. Часто далекие от Церкви родители, приводя своих детей на музыкальные или развивающие занятия, постепенно «адаптируются» к духовной атмосфере храма, впервые после долгих лет пребывания «на стране далече» приступают к первой исповеди и причастию. Особое значение здесь имеет служение по субботам Божественной литургии для детей с последующим чаепитием. Обязательные собеседования перед Таинствами Крещения и Венчания проводятся дежурным священником по мере необходимости не только в общем, но и в индивидуальном порядке — это позволяет избежать шаблонного подхода. Кто-то (меньшинство) вообще ходит только на занятия, а богослужения посещает на своих приходах, при этом оставаясь всегда в дружественных отношениях с храмовой общиной. Доброй традицией, позаимствованной из Московских духовных школ, стало ежегодное составление синодиков имен «учащих и учащихся» для ежедневного поминовения в алтаре. Самое же главное в единстве — это общая Евхаристическая Чаша, участие в богослужениях, активное общение и интересная жизнь на Богословских курсах и в других подразделениях Центра. В 2010 г., осенью, состоялся первый выпуск слушателей приходских Богословских курсов, что стало в свою очередь новым импульсом в развитии Центра, вокруг которого уже сложилась прочная община, состоящая из людей самых разных возрастных групп, судеб, интересов и возможностей, но живущих одной церковной жизнью в служении Христу Спасителю. В данном случае любой член общины, независимо от конкретного местонахождения в тот или иной момент постоянно живет радостями и проблемами храма, своего духовного центра.

Безусловно, при организации просветительского центра приходится преодолевать традиционные для советского и постсоветского периода стереотипы. Позволю себе привести два забавных примера. Подруга одной из слушательниц Богословских курсов однажды поинтересовалась, почему многие прихожане после окончания воскресного богослужения не спешат по домам, а остаются в храме до позднего вечера. Услышав в ответ, что на приходе достаточно интересная жизнь, а многие на специальных занятиях изучают Священное Писание, собеседница с подозрением спросила: «А это точно православный храм, а не секта?» Некоторые из жителей района, «глубоко убежденные» в том, что двухэтажное здание (Духовного центра) — «личный дом настоятеля», с возмущением оценивали его размеры относительно размеров самого деревянного храма. Это примеры более или менее безобидные и забавные, однако, выходя за ограду храма, многим священнослужителям приходится и еще придется не раз жестко столкнуться с подобной стеной непонимания — начиная с необходимости объяснять, зачем приходам нужны дополнительные здания, земли и материальные средства, и заканчивая обсуждением квот эфирного времени в СМИ.

Аналогичные, по-своему уникальные (история организации, концепции развития, специфика местных условий, социальная среда, направленность интересов и т. п.) духовно-просветительские центры есть во многих благочиниях Московской епархии, а также в региональных епархиях Русской Православной Церкви. Изучение и систематизация наработок, многолетнего опыта существования этих «оазисов религиозной культуры» среди «одичавшей современности», по меткому замечанию известного русского религиозного мыслителя проф. протоиерея Василия Зеньковского (1882–1962), должно стать новой моделью соработничества, синергии Церкви, семьи, школы и общества в решении сложнейших задач православной миссии, сохранения духовного здоровья молодого поколения и взрослых. Существенным шагом вперед стало бы создание единого информационного интернет-пространства для духовно-просветительских центров России, где настоятели приходов и миссионеры могли напрямую обмениваться друг с другом опытом. В процессе накопления данный опыт, во-первых, будет легко изучать и систематизировать, во-вторых, — передавать учащимся духовных школ для творческого развития и воплощения в жизнь.

Протоиерей Олег Мумриков

__________

1 Зеньковский В., прот. Проблемы воспитания в свете христианской антропологии. Клин: Фонд «Христианская жизнь», 2002. С. 256.

2 Хачатрян Т., свящ. Возвращение отпавших. Научно-богословский портал Учеб-

ного комитета РПЦ «Богослов.ру». Электронный ресурс [Режим доступа]: http://www.bogoslov.ru/text/639637.html

3 Однажды одним из блогеров «Живого журнала» была оставлена такая запись: «Бес уныния, который также называется „полуденным“ (Пс. 90:6), есть самый тяжелый из всех бесов. Он приступает к монаху около четвертого часа и осаждает его вплоть до восьмого часа. Прежде всего, этот бес заставляет монаха замечать, будто солнце движется очень медленно или совсем остается неподвижным и день делается словно пятидесятичасовым. Затем бес [уныния] понуждает монаха постоянно смотреть в окна и выскакивать из келлии, чтобы взглянуть на солнце и узнать, сколько еще осталось до девяти часов, или для того, чтобы посмотреть, нет ли рядом кого-либо из братии. Еще этот бес внушает монаху ненависть к [избранному] месту, роду жизни и ручному труду, а также [мысль] о том, что иссякла любовь и нет никого, [кто мог бы] утешить его… И, как говорится, он пускается на все уловки, чтобы монах покинул келлию и бежал со [своего] поприща». Авва Евагрий. Подставь вместо монаха менеджера, и получишь актуальную картину работы московских офисов.

4 Слово Святейшего Патриарха Кирилла на встрече с духовенством Тульской епархии. Официальный сайт Русской Православной Церкви. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.mospat.ru/index.php?page=44423

5 Досуг // Педагогика: Большая современная энциклопедия./ Составитель Е. С. Рапацевич. Минск: Современное слово, 2005. С. 77.

6 Каледа Г., прот., Чернышев С. Н. Экология, Православие и нравственность. (Религиозно-нравственные проблемы экологии)//Православие и экология. М.: Отдел религиозного образования и катехизации Московского Патриархата, 1999. С. 156–167.

7 Кивва К. В. Социальная экология и преображение жизненной среды России//Православие и экология. М.: Отдел религиозного образования и катехизации Московского Патриархата, 1999. С.305–313.

8 Позиция Русской Православной Церкви по актуальным проблемам экологии. Документ. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.patriarchia.ru/db/text/2775125.html

9 См., например: Рожков М.И., Байбородова Л. В. Теория и методика воспитания. Учебн. пособие для студентов вузов. М.: «ВЛАДОСС-ПРЕСС», 2004. С. 66–76; Педагогика: учебн. / Крившенко Л.П. и др. М.: «ТК Велби», «Проспект», 2008. С. 189–194.

10 Склярова Т. В. Православное воспитание в контексте социализации. М.: ПСТГУ, 2006. С. 22.

11 Официальный сайт Донского храма г. Мытищи. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://donsloboda.ru

12 Подробнее см.: http://donsloboda.ru/dcenter/folklor/