Главная/Библиотека/Московские Епархиальные Ведомости/№1-2 за 2011 год/

Протоиерей Николай Погребняк. Иконография Страшного Суда

День страшный убоявся провижду,
воньже предсядеши судити живыя и мертвыя.

(Канон в Неделю о Страшном Суде)

Богослужебные тексты Недели мясопустной о Страшном Суде — в отличие от более «мягких», не столь категоричных текстов двух предшествующих подготовительных к Великому Посту недель — с самых первых строк раскрывают перед молящимися величественную и грозную картину конца мироздания — того страшного дне судного, о котором никто не знает, знает только Бог Отец.

О признаках приближения этого дня говорится и в Евангелии, и в Откровении св. апостола Иоанна Богослова. Апокалипсис говорит о грядущих событиях конца мира и о Страшном Суде сокровенно, в образах, но в святоотеческих толкованиях, богослужебных текстах, а особенно в иконографии картина грядущего становится вполне наглядной. «Егда хощеши приити суд праведный творити, Судие Праведнейший, река огненная пред Твое судилище ужасающая влечет всех…»; «Книги разгнутся, явлена будут деяния человеков…»; «Возгласят трубы, и истощатся гробы… согрешившии же трепещут, лютее рыдающе, в муку посылаеми»; «Огнь вечный, тьму кромешную и тартар, лютый червь, скрежет же паки зубный и непрестанный…» (стихиры на Господи, воззвах) — эти грядущие события Суда Божия Церковь старалась не только описать словесно, но и показать.

Конечно, как и все прочие последования Постной Триоди, служба Недели о Страшном Суде имеет целью духовно пробудить христианина, оживить его молитвенное делание, привести к покаянию: «Но, едине Человеколюбче Спасе, Царю веков, прежде даже кончина не приспеет, покаянием обратив, помилуй мя» (на Господи, воззвах Слава:). Этой же цели служат и иконы Страшного Суда, получившие распространение с VIII в.; отдельные детали картины Страшного Суда были известны уже в IV—VI вв. [Покровский, Евангелие]. Иконографию Страшного Суда к XV в. можно считать полностью сложившейся. Говоря о развитии иконографии Страшного Суда, хочется привести слова Н. П. Кондакова о том, что православная иконографическая традиция усвоила издревле основные богословские темы и следует им, постоянно раскрывая в них новые стороны [Кондаков, Иконография].

Теме иконографии Страшного Суда были посвящены наши статьи в Московских епархиальных ведомостях (2002, № 1–2 и 2008, № 1–2). Данная заметка продолжает начатую тему; в ней говорится о некоторых редких иконах Страшного Суда, находящихся в отечественных и зарубежных музейных собраниях.

Наблюдать развитие иконографии интересующего нас сюжета интересно в сравнении с «классикой жанра», древнейшей из дошедших до нас, — иконой Страшного Суда в Успенском соборе Московского Кремля (первой половины XV в.).

Икона Страшного Суда, написанная псковским мастером в первой половине XVI в. для Благовещенского собора города Сольвычегодск (ныне находящаяся в местном историко-художественном музее), представляет собой сложную многофигурную композицию устоявшейся иконографии.

В самом верхнем регистре композиции, в середине — Бог Саваоф; Он сидит в облачном круге на престоле в окружении Воинства небесного. Место пребывания Господа Саваофа и весь верхний регистр выделены несколькими ярусами облаков. В правой части верхнего регистра повторена композиция сидящего на престоле Господа Саваофа; Он посылает Своего Единородного Сына на жертвенный подвиг для спасения рода человеческого. По некоторым толкованиям эта часть композиции означает то, что Бог Отец посылает Сына Своего судить род человеческий. Чуть выше — свивающие небеса ангелы Божии, а правее — ангелы, низвергающие в преисподнюю бесов. С противоположной стороны иконы — поднимающиеся, словно ангелы, в Царство небесное преподобные отцы. Одесную Бога Отца изображен Горний Иерусалим; в нем праведники, благословенные Отца Небесного, наследующие Царство, уготованное от создания мира (Ср. Мф. 25:34). Это святые разных чинов, по трое сидящие за овальными или прямоугольными столами, уставленными яствами. Арочные проемы стены Горнего Иерусалима охраняют серафимы.

В центральной части иконы — сидящий на престоле Судия Христос; с молитвенным ходатайством за род человеческий Ему предстоят Богоматерь и Предтеча, проповедник покаяния. Этот элемент иконы представляет собой включенный в композицию деисус. Чуть ниже — коленопреклоненные прародители: Адам возле Пречистой Девы, Ева — со стороны Иоанна Крестителя. По сторонам от центральной группы изображены сидящие апостолы — по шести с каждой стороны; в их руках раскрытые книги. За спинами апостолов ангелы.

Регистром ниже изображены шествующие на Суд народы: святые и праведники расположены одесную; с левой стороны к Судии подходят язычники и иноплеменники — об их национальной принадлежности свидетельствуют не только соответствующие надписания, но и характерные одежды. Первую группу (это евреи) ведет Моисей, указывающий своим подопечным на Христа.

В центре этого регистра изображен Престол Уготованный со всеми характерными особенностями; это тот престол, о котором пророчески возвещал Псалмопевец: Ты производил мой суд и мою тяжбу; Ты воссел на престоле, Судия праведный. Ты вознегодовал на народы, погубил нечестивого, имя их изгладил на веки и веки (Пс. 9:5, 6).

Детально проработаны и все прочие элементы композиции: десница Божия, держащая души праведных — они показаны в образе спеленатых младенцев, души праведных в руке Божией, и мучение не коснется их (Прем. Солом. 3:1). Ангелы, стоящие у Престола Уготованного, встречают идущие на Суд народы; в руках они держат свитки с текстом Евангелия, читаемого на Литургии в Неделю мясопустную. Свиток ангела, встречающего праведников, победно направлен кверху, словно указывает им путь прямо в Горний Иерусалим. У другого ангела на свитке евангельские слова, адресованные не оказавшим милости.

Следующий регистр представлен четырьмя сферами, в которые помещены следующие композиции: сидящая на престоле Богоматерь с предстоящими ангелами; видение пророка Даниила -ангел указывает ему на четырех зверей, символизирующих «погибельные царства». Последняя сфера посвящена сюжету «Земля и море отдают мертвецов». В центре сферы — женщина, олицетворяющая землю, а вокруг — воскресающие из мертвых люди. В нижней части сферы аллегорическое изображение моря — фигуры, держащей на своих плечах корабль.

В правой нижней части иконы изображен ад — геенна огненная, в центре которой сидит сатана. Ниже помещены клейма, в которых находятся мучимые за свои грехи грешники. Особенность изображения преисподней в том, что она изображена как массивная скала, над которой бушует адское пламя. В скале — мрачные пещеры с грешниками.

В левой части нижнего регистра иконы изображен рай: Лоно Авраамово; стоящий позади благоразумный разбойник. К запертым вратам рая (их охраняет огненный херувим — Быт. 3:24) движется процессия праведников с апостолом Петром во главе. Первыми в этой длинной процессии идут апостолы, а непосредственно за ними — первосвятители Московские.

На иконе середины XVI в. из Каргополья, находящейся в собрании Государственного Эрмитажа, большее внимание уделено мытарствам. Как и на предыдущей иконе, здесь представлены все основные элементы традиционной иконографии Страшного Суда. К особенностям данной композиции можно отнести такие детали, как изображение «милостивого блудника», привязанного к столбу между адом и раем (по преданию, он не был допущен в рай, так как предавался блуду, но и адских мук избежал, т. к. постоянно творил милостыню). Еще одна важная деталь: сатана, сидящий на звере в адском пламени, держит в руках душу Иуды.

Сцены мучений грешников в аду представлены на десяти клеймах, которые занимают весь нижний регистр иконы. На каргопольской иконе представлена деталь, для традиционной иконографии не характерная и известная лишь в поздней русской иконописи: это змей, поднимающийся из огненной пасти адского зверя к ногам праотца Адама: вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту (Быт. 3:15). На змея нанизаны двадцать колец с аллегорическими изображениями мытарств — их проходит человеческая душа, прежде чем попадает в Царство Небесное.

Еще одна характерная для XVI в. деталь — подробная иллюстрация видений пророка Даниила (Дан. 7–8). Сам Даниил и ангел, толкующий его видения, изображены в правой части иконы в круге у правого поля. Они словно наблюдают картину Страшного Суда.

В верхней части иконы справа изображены Бог Саваоф и Иисус Христос, сидящие на престоле. В центре иконы изображен сидящий на престоле Спаситель во славе. Правой рукой Он благословляет, а левой держит раскрытое Евангелие с текстом: Не на лица судите (Ин.7:24).

На иконе конца XVI в., написанной критским мастером Георгием Клоцасом — огромное количество персонажей. Их так много, что довольно трудно выделить главные, за исключением разве что изображенного в самом верху Христа во славе, сидящего на престоле. Ниже изображен Престол Уготованный, из-под которого вытекает огненная река, спускающаяся в геенну огненную. По сторонам Этимасии располагаются две группы ангелов, держащих раскрытые книги с евангельскими текстами или трубящих: я видел семь Ангелов, которые стояли пред Богом; и дано им семь труб (Откр. 8:2).

В левой части композиции изображены праведники, идущие на Суд. Они занимают три регистра, но, несмотря на большое количество, вполне узнаваемы, т. к. снабжены характерными атрибутами: у Моисея скрижали, у Псалмопевца Давида псалтирь, Ной изображен с ковчегом, а стоящий возле Авраама крошечный Исаак держит вязанку дров.

В нижней части иконы слева изображены восстающие на Суд из гробов. Эта часть особенно натуралистична, чем-то она напоминает картины Босха. В правой части архангел Михаил с мечом низвергает в ад грешников. Тела их немедленно подхватывают бесы и направляют дальше, в самую бездну. Мучающиеся во аде грешники изображены очень натуралистично — для русской традиции это было неприемлемо.

На фоне огненной реки, в самом низу ее, сидят на облачных седалищах пророки Давид и Иезекииль; они держат скрижали с текстами об адских муках и о воскресении мертвых.

Икона прекрасно написана, в ней содержится масса деталей повествовательного характера, а впечатление от нее двоякое: ее можно долго и с большим интересом рассматривать, но при этом ясного призыва к покаянию в ней не чувствуется. Хранится икона в собрании Музея греческого института византийских исследований в Венеции.

Еще одна критская икона из того же музея написана в середине XVII в. Композиция значительно проще, но в ней есть целый ряд нововведений: отсутствует Престол Уготованный, вместо него — Голгофский крест, который окружают ангелы, держащие раскрытые книги. Чуть ниже стоит архангел Михаил с мечом и весами.

В нижней части композиции необычная деталь: подходящих к райским обителям праведников встречает у отверстых дверей рая Сам Спаситель в образе Великого Архиерея.

У других врат изображена Матерь Божия. Есть и еще одни ворота, правда, находятся они на границе с геенной огненной. В них изображена заказчица иконы — монахиня Евгения из Трапезунда.

Икона Страшного Суда 2-й половины XVII в. (Музей икон в Реклингхаузене) представляет собой сложную композицию, включающую все элементы развитой иконографии этого сюжета. К особенностям данной иконы можно отнести большое количество надписей — не только на полях, но и по всей поверхности иконной доски. Интересная деталь: к семнадцатому веку Россия имела достаточно устойчивые торговые, да и не только торговые связи с дальним зарубежьем. Поэтому та деталь композиции, где представлены идущие на Суд Божий грешники и куда издавна помещали разного рода иноземцев, написана очень выразительно. Одежды у иностранцев не только экзотические, но и этнографически достаточно точные.

Есть сведения о том, что во многих русских городах — в Москве, Вологде, Великом Новгороде — в XVII в. в Неделю мясопустную устраивались крестные ходы с праздничной иконой «с тем, чтобы напоминанием о Страшном Суде разжалобить сердца богатых людей» [Фельми]. «Господни разумевши заповеди, тако поживем: алчущия напитаем, жаждущия напоим, нагия облечем, странныя введем, болящия и в темнице сущия посетим, да речет и к нам Хотяй судити всей земли: приидите, благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное Вам Царствие» (стихира на литии, Слава:).

В заключение — еще об одной иконе Страшного Суда, написанной на рубеже XVIII-ХХ вв. в Вологодской провинции. По изобразительным средствам она напоминает лубок, а обилие надписей еще больше усиливает это впечатление. В данном случае избыток информации не переходит в новое качество. Даже обреченные на муки грешники, в отличие от прежних выразительных изображений, здесь не вызывают беспокойства совести.

Обращаясь к истории иконографии Страшного Суда, понимаешь, что выразительные композиции XV—XVI вв. и сегодня побуждают молящихся задуматься и о важности покаяния, и о насущной необходимости дел христианского милосердия, без которых невозможна «весна духовная» — Великий пост.

В стремительном течении времени мы просто не имеем права пренебрегать уникальной возможностью, которую нам здесь предоставляет Церковь.

Святейший Патриарх Кирилл, характеризуя особенности нашего времени, сказал: «Отличие этого времени от всех предыдущих — в его некоем апокалиптическом напряжении, ибо никогда сила греха не господствовала над родом человеческим так, как она господствует сегодня. А мы знаем, что там, где побеждает грех, там является диавол. И мы знаем, что если грех побеждает в масштабах рода человеческого, тогда является Антихрист. А потому Церковь не может не реагировать на умножение зла, как бы ее ни одергивали некоторые журналисты, публицисты, политики, с недоумением спрашивая, почему Церковь вторгается в те области, которые якобы не являются ее областями, — и это в ответ на заботу Церкви о том, чтобы не распадались браки, чтобы сократилось количество абортов, чтобы люди научились прилично одеваться, чтобы не было разнузданного господства плотского греха в человеческой жизни! Нас и в будущем будут ругать, и мы готовы к этому, потому что у Церкви не может быть иного слова, кроме того, что она возвещает: покайтесь, ибо приблизилось Царствие Божие (см. Мф. 3:2). И сегодня это слово должно звучать особенно сильно».

Таким действенным призывом к покаянию Церковь считала и свои святые иконы, в том числе и иконы Страшного Суда Божия.

Протоиерей Николай Погребняк

Источники и литература:

Антонова В.И., Мнева Н. Е. Каталог древнерусской живописи XI — начала XVIII вв. (Гос. Третьяковская галерея). Т. 1–2. М., 1963.

Иконы Строгановских вотчин XVI–XVII веков. М., 2003.

Казанаки-Лаппа М. Наследие Византии. Коллекция Музея греческого института византийских и поствизантийских исследований в Венеции. М.-Венеция, 2009.

Кондаков Н. П. Лицевой иконописный подлинник. Т. 1. Иконография Господа Бога нашего и Спаса Иисуса Христа. СПб., 1905.

Куликова О. В. Древние лики Русского Севера. Из музейного собрания икон XIV—XIX вв. города Череповца. М., 2009.

Лазарев В. Н. История византийской живописи. Т. 1–2. М., 1986.

Овчинников А. Н. Символика христианского искусства. М., 1999.

Покровский Н. В. Евангелие в памятниках иконографии преимущественно византийских и русских. М., 2001.

Покровский Н. В. Страшный Суд в памятниках византийского и русского искусства. — Труды VI археологического съезда в Одессе. Т. III. Одесса, 1887.

Триодь Постная.

Фельми К. Х. Иконы Христа. М., 2007.