Главная/Библиотека/Московские Епархиальные Ведомости/№1-2 за 2009 год/

Игумен Кирилл (Семенов). «Откуду начну плакати…»: братские советы пастырю

Все множество Божиих заповедей можно свести к одному началу — покаянию…
Мы осуждаемся не за множество наших прегрешений, но за то, что отказываемся каяться…
И для великих, и для малых покаяние остается несовершенным до самого смертного часа.

Преподобный Марк Подвижник

Современный человек, впервые приходя к Таинству Исповеди, нередко чувствует себя настолько растерянно, что попросту не знает, о чем он должен говорить. Происходит это в первую очередь от непонимания сути самой исповеди как таинства покаяния человека в своих грехах перед Богом. Задачей священника в этом случае является предельное внимание к человеку и очень деликатная помощь, направленная на то, чтобы он как можно более полно раскрыл свою душу Господу. Человек должен прежде всего понять для себя, что священник есть лишь свидетель его разговора с Тем, Кто один только и может простить ему его согрешения. Следует обязательно сказать кающемуся, что исповедь — это никем не нарушимая тайна, чтобы устранить возможные сомнения и облегчить человеку его желание освободиться от тяготы греха. Если приходящий к исповеди не знает, как начать этот разговор, священник обязан вкратце объяснить ему смысл покаяния и затем предложить в первую очередь остановиться на самых главных грехах, на том, что более всего отягощает совесть. Когда время не позволяет большего, можно и ограничить эту первую исповедь покаянием в самых первостепенных прегрешениях, но священник должен непременно наставить человека приготовиться к более подробной исповеди за всю свою жизнь. Для этого уместно будет познакомить его с Заповедями Божиими, чтобы невоцерковленному ещё человеку легче было понять, насколько его жизнь соответствует тому, какой её хотел бы видеть Господь. Можно посоветовать записать свою исповедь, чтобы в следующий раз, когда человек придет к таинству, и ему, и священнику легче было бы продолжить разговор. Такая «хартия» помогает исповедующемуся не забыть чего-то очень важного. Некоторые люди приходят впервые к исповеди, чтобы сразу же и причаститься: «Нам так посоветовали». Но гораздо важнее для спасения человека будет повременить ему с первым Причастием, если его покаяние священник сочтет ещё недостаточным и неполным и предложит основательное приготовление к Таинству Причастия по правилам Святой Церкви.

В большом распространении сегодня различные печатные пособия для исповедующихся. Их содержание и качество может быть весьма различным, вплоть до того, что иные из таких пособий могут скорее послужить во вред, нежели на пользу неопытному исповеднику. К слову сказать, каждый священник на своем приходе обязан строго проверять предлагаемую при его храме литературу на предмет её действительного соответствия православному учению и святоотеческой традиции. Нередко в таких пособиях для исповедующихся предлагаются откровенно невежественные и просто соблазнительные вопросы. Духовник должен реально отдавать себе отчет, кто в данный момент предстоит у исповеди и в какой мере этот конкретный человек способен правильно воспринять возможные вопросы духовника. Задача духовника помочь человеку избавиться от своих грехов, а не соблазнить его своим бестактным любопытством на грехи куда горшие.

Впервые пришедший на исповедь человек едва ли поймет, о чем идет речь, если он в предисповедной проповеди священника услышит такие, например, слова, как «мшелоимство» или «скоктание». Эти слова сегодня вызывают недоумение и у многих воцерковленных прихожан. Поэтому священнику необходимо находить более понятные объяснения этих грехов, чтобы исповедь не становилась для неопытного в ней человека ещё и неудобоносимым бременем в силу того, что ему просто будет непонятно то или иное слово пастыря.

Священник должен сознавать, что большинству современных людей, может быть впервые приходящих в храм, очень многое из происходящего здесь совершенно неизвестно и непонятно. Первая попытка чьей-то исповеди может оказаться и последней, если священник не отнесется к такому человеку с особенным вниманием и ответственностью. Жесткость, равнодушие или чрезмерная требовательность со стороны пастыря могут принести такой результат, за который священнику придется сугубо отвечать перед Богом. Иными словами, духовник ни на минуту не должен забывать, что человек этот пришел, прежде всего, к Богу, а не к нему, и его священная обязанность послужить поводырем на пути ко спасению, а не стать непреодолимым препятствием.

Сегодня у многих людей, к огромному сожалению, повреждено правильное понятие о грехе, о его недопустимости, о невозможности с грехом уживаться. Приходя в Церковь, человек иногда с удивлением открывает для себя, что прежние его моральные установки не соответствуют христианской норме жизни. Эта расхожая на исповеди фраза: «грешен, как и все», обличает и нежелание человека всерьез задуматься о своей личной жизни, личных прегрешениях и ошибках, и очень часто свидетельствует о том, что многие грехи человек таковыми и не считает.

Мы живем в эпоху, когда особенную остроту приобретает вопрос о чистоте веры. Небывалый разгул не просто суеверий и религиозных предрассудков, а откровенного оккультизма и даже сатанизма, сплошь и рядом тиражируемых телевидением, всевозможными СМИ и обширно издаваемой литературой, разрушает душу человека, уводя его далеко в сторону от единственного пути спасения, предлагаемого Церковью. Священник при первой исповеди человека должен обратить его внимание на этот предмет. Ведь очень часто приходится встречаться с полным отсутствием у крещеного в Православии человека знания самых основ нашей веры. А если к этому примешаны ещё и суеверия или плоды воздействия оккультных поисков, то картина становится и вовсе удручающей. Необходимо объяснить человеку, что любое уклонение от Православия в сторону каких бы то ни было «духовных» учений или практик есть тяжкий грех, ведущий к погибели души. Никакие гадания или обращения к модным сегодня целителям, экстрасенсам и уж тем более к магам и колдунам несовместимы с чистотой и святыней нашей Православной веры и являются поступками греховными и требующими глубокого покаяния.

Одну из самых печальных картин современной жизни представляет отношение некоторых людей — увы, достаточно многочисленных — к браку и семье. Не только благословленному Церковью союзу, но и признанной гражданским обществом законной форме брака сегодня зачастую предпочитается так называемый «гражданский брак», а попросту ничем не связанное всерьез и безответственное сожительство, которое в любой момент по прихоти одного из двоих может быть прекращено безо всяких к тому препятствий. И когда священник напоминает таким людям, что подобное сожительство есть не брак перед Богом и обществом, а одна из форм блудных отношений, такие люди часто не желают понимать этого, поскольку более всего ценят свою так называемую свободу. Именно ввиду отсутствия настоящей традиционной семьи и взаимной ответственности подобная форма отношений не благословляется Таинством Церковного Брака, ибо легкомыслие таких «супругов» в любой момент может побудить их к разрушению того, что скрепил Сам Бог, ради своей дурно понимаемой свободы.

Как должен поступать священник в отношении людей, живущих в так называемом «гражданском браке»? Безусловно, они не могут допускаться к Святому Причастию, пока не приложат искренние усилия к созданию настоящей семьи. Это будет той необходимой епитимьей для таких людей, которая должна пробудить в них желание жить по христианским правилам. Уместно будет напомнить и евангельское повествование о беседе Христа с женщиной-самарянкой, которая, как очевидно, также пребывала в незаконном сожительстве. «Иисус говорит ей: пойди, позови мужа твоего и приди сюда. Женщина сказала в ответ: у меня нет мужа. Иисус говорит ей: правду ты сказала, что у тебя нет мужа, ибо у тебя было пять мужей, и тот, которого ныне имеешь, не муж тебе; это справедливо ты сказала» (Ин. 4:16?18). Перед лицом Самого Господа женщина не смогла лицемерить, и в её ответе слышится признание в греховной жизни, но и Христос, видя её смирение, проявляет к самарянке милость и особенное расположение.

Другая проблема возникает нередко в том случае, когда один из супругов, состоящих в законном, но не венчанном браке, является воцерковленным православным христианином. Некоторые духовники дерзают не допускать такого человека к Причастию, хотя нет его вины в том, что брак остается без церковного благословения из-за несогласия на это другого супруга. Конечно, памятуя слова апостола Павла: «Неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим»

(1 Кор. 7:14), применять такую строгую меру неоправданно. И практика нередко показывает, что настоящая христианская жизнь одного из супругов в конце концов оказывает благотворное влияние и на другого. Отрадно бывает видеть, когда даже очень пожилые супруги приходят в храм, чтобы пусть и на склоне лет, но увенчать свой союз благословением Церкви.

Что же касается любых проявлений откровенного блуда, задачей духовника должно быть ясное и достаточно строгое вразумление согрешившего, с непременным наложением посильной для него епитимьи. Приходя в Церковь, человек должен раз и навсегда уяснить для себя, что «жить как все живут в наше время» христианин позволить себе категорически не может. Наша главная задача именно в том и состоит, что мы должны научиться жить так, как учит нас жить Христос, а не так, как внушает нам этот мир, лежащий во зле.

Опыт показывает, что многие женщины, решающиеся на первую в их жизни исповедь, далеко не всегда начинают её с покаяния в самом страшном своем грехе — аборте, если таковой имел место. И не потому даже, что стыдятся этого страшного своего деяния, а просто от недопонимания всей его тяжести именно как греха. За многие десятилетия аборт настолько стал обыденностью в нашем обществе, что грех этот, даже не раз повторенный женщиной, порой как бы совершенно «не обжигает» совесть. Священнику с этого вопроса, наверное, и следует начинать первую исповедь всякой взрослой женщины, и необходимая посильная епитимья, как правило, помогает глубоко осознать свой страшный поступок и положить начало серьезному покаянию. Многие женщины, сердце которых содрогнулось от некогда содеянного ими, каются в этом грехе всю дальнейшую жизнь, и это покаяние приносит свои очевидные благие плоды.

Первая исповедь маленьких детей — вообще тема особенного разговора, и любой священник должен быть готов к встрече с душевным миром ребенка, пришедшего для беседы с батюшкой о своей жизни. Дети очень тонко и чутко реагируют на то, как с ними говорят взрослые, и если священнику сразу же удастся построить с маленьким исповедником искренние и доверительные отношения, это будет залогом того, что храм для ребенка сделается существенной и дорогой частью его жизни. Вот когда священнику особенно важно помнить слова Спасителя: «Пустите детей приходить ко Мне и не препятствуйте им, ибо таковых есть Царствие Божие» (Мк. 10:14)! Нужно быть помощником ребенку, а не сделаться по невниманию, небрежению или черствости и холодности преградой на его пути к Божию Царству.

Когда на исповедь впервые приходят подростки, особенно те из них, кто так или иначе соприкасается с разнообразными субкультурами или неформальными движениями и в какой-то мере в них вовлечен, у священника нередко возникает стремление решить проблемы этих молодых людей одними только запретами и строгостью. Такой путь к юным сердцам едва ли будет перспективным. Было бы нелишне для пастыря, постоянно имеющего дело с такими подростками, иметь достаточно полные представления о том, чем они увлечены, какие «ценности» им дороги, какого рода музыку они предпочитают и т. д. Это не означает, конечно, что священник и сам полностью должен погрузиться в мир их интересов и пристрастий. Но для того, чтобы его попытка привести их к спасительным берегам Церкви была успешной, духовник обязан хорошо ориентироваться в тех рифах и отмелях, где сегодня блуждают его юные собеседники.

Непростая коллизия возникает подчас при исповеди человека, работающего в современном бизнесе. Приходится с глубоким сожалением признать, что деловая жизнь сегодня во многом строится совсем не на христианских отношениях между людьми. Едва ли не каждый человек, причастный к этой сфере деятельности, посетует на исповеди духовнику, что принятые в нашем весьма ещё диком деловом мире неписаные законы вынуждают партнеров лгать друг другу, строить козни, а то и попросту опускаться до прямых угроз. И в этой ситуации духовник обязан проявить максимум пастырской мудрости, призывая такого исповедника не только к покаянию, но и к стремлению неустанно делать все от него зависящее, чтобы попытаться изменить характер его отношений с другими людьми. Это будет не очень просто, но священник не может поступать иначе, если хочет действительно помочь душе такого прихожанина.

Невозможно, конечно, предусмотреть заранее советы для всех случаев многосторонней человеческой жизни. Но пастырь должен быть готов ко встрече с самыми сложными и неожиданными проявлениями греха. И важнейшей задачей духовника всегда при этом остается милость к согрешившему и мудрая пастырская работа в отношении его души. Христос доверяет эту душу священнику для того, чтобы она, ищущая Бога, была спасена и приобретена для Божия Царствия.