Главная/Библиотека/Московские Епархиальные Ведомости/№1-2 за 2009 год/

К юбилею почившего Первосвятителя

Россия — страна с тысячелетней христианской историей. Можно с уверенностью утверждать, что история самого государства Российского неотрывна от истории Русской Православной Церкви. В жизни Церкви бывают события, которые затрагивают не только людей воцерковленных, имеющих определенный духовный опыт и живущих церковной жизнью, но и тех, кто лишь по происхождению своему мог бы себя отнести к православным, да и людей, находящихся в поисках пути, не открывших ещё для себя красоты Православия.

Такими событиями, безусловно, являются великие праздники церковные: трудно представить, что в наше время человек может остаться совершенно равнодушным к радостному и светлому Рождеству Христову, что холодным останется чье-то сердце в День Святой Пасхи.

Но жизнь Церкви — это не только праздники, которые являются своего рода «прорывами в вечность». Жизнь Церкви — это и повседневный многообразный и кропотливый труд, труд духовный и физический. Сегодня, когда у Церкви после семидесятилетнего вынужденного перерыва — а ведь это жизнь почти трех поколений! — появилась возможность во всей полноте вновь осуществлять свое служение, на нее с огромной надеждой взирают миллионы граждан России. Оправдать эти надежды, помочь изверившимся и измученным людям вновь обрести цель в жизни — помочь каждому понять, что спасение мира и полнота жизни возможны только во Христе Спасителе — эту задачу ставит ныне пред святой Церковью Господь.

Широкий общественный резонанс имело празднование 1020-летия Крещения Руси: оно дало возможность подвести итоги пройденному за два десятилетия пути духовного возрождения. Это возрождение не ограничивалось рамками Церкви, оно вышло далеко за пределы «церковной ограды» и во многом определяет облик современной России. Духовное возрождение нашего Отечества пришлось на годы Первосвятительства Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия Второго. Поэтому личный юбилей почившего Предстоятеля — 80-летие со дня его рождения — обязывает нас не только вознести свои молитвы об упокоении души Святейшего Патриарха Алексия в селениях праведных, но и осмыслить механизм этого возрождения: происходит оно по воле Божией, но волю Свою Господь творит через людей.

Глава Церкви — Христос, и по природе своей Церковь иерархична. Изволением Духа Святого существует в ней священноначалие, через которое Церковью управляет Сам Господь. Это означает, что Предстоятель, глава Русской Православной Церкви — Святейший Патриарх — исполнял высочайшее духовное служение. Служение, в котором человек обретает совершенно новые качества, где нет места ничему личному, служение многотрудное и жертвенное — служение Первосвятительское.

Юбилей почившего Святейшего Патриарха Алексия является для Церкви одновременно печальной и торжественной датой, дает возможность всему народу земли Русской реально осознать то значение, которое приобрела в жизни нашего народа Церковь. Именно Церковь чествуют в дни Патриарших юбилеев, ведь и сам Святейший Патриарх неоднократно повторял слова пророка Давида: «Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу…» (Пс. 113:9).

Жизненный путь Святейшего Патриарха с удивительной ясностью определился очень рано: он родился в благочестивой православной семье в Эстонии, и в шестилетнем возрасте начал прислуживать в алтаре Казанской церкви Таллина, где служил священником его отец. Сам Святейший вспоминал, что уже тогда не было у него никаких сомнений в выборе пути: это был путь служения Церкви.

Восточный край Эстонии, ставшей после революции 1917 г. самостоятельным государством, был заселен по большей части православным населением: это были и принявшие ещё в пятнадцатом веке православие эстонцы, и русские, родившиеся и жившие в этих местах. Две замечательные святыни — Псково-Печерский Свято-Успенский мужской монастырь и Пюхтицкий женский — привлекали к себе многих русских людей, оказавшихся в эмиграции. Ежегодно бывали в этих монастырях и родители будущего Первосвятителя.

Самым замечательным впечатлением детства стало для него, совсем юного отрока, паломничество в Спасо-Преображенский Валаамский монастырь на Ладожском озере. «В моей биографии поездка на Валаам в некотором смысле стала знаковой, предопределила судьбу и дальнейшее служение, — вспоминал Святейший Патриарх. — Мы жили в Эстонии, в Таллине, отец впоследствии стал настоятелем храма Рождества Пресвятой Богородицы. Десятилетним мальчиком родители взяли меня с собой, совершая паломничество на Валаам. Дивная северная природа, архитектурные памятники, словно сросшиеся с суровым ландшафтом, удивительные старцы, умевшие подобрать единственно верные слова и для взрослого, и для ребенка. Со мной, мальчиком, они вели себя абсолютно на равных. Ближе всех принял меня в свое сердце отец Иувиан из Спасо-Преображенского Валаамского мужского монастыря.

Поразительно, но у нас завязалась переписка. Я до сих пор храню эти щемяще-нежные письма. Время от времени перечитываю ласковые строчки: „Дорогой о Господе, милый Алешенька! Будь здоров! Да хранит тебя Господь! В своей детской чистой молитве вспомни и обо мне, недостойном“.

Видимо, Сам Господь, определяя путь будущего Первосвятителя, и показывал ему красоту мира горнего, и хранил его до времени от той тьмы безбожия, которая опустилась в те годы на многострадальную землю Русскую. Но уже через год грянула финская война, и Валаамский монастырь, оказавшись на территории Советской России, разделил участь тысяч других храмов и монастырей русских — на долгие полвека.

А будущий Первоиерарх не свернул с пути, начертанного ему Самим Господом. Ленинградская Духовная семинария и Академия, служба священником в храмах Йыхви и Тарту, а в возрасте тридцати двух лет — монашеский постриг и епископская хиротония. Архиерейское служение его началось в годы новых гонений: в период хрущевской „оттепели“ храмов закрыли и разорили едва ли не больше, чем в годы красного террора. Казалось, было невозможно противостоять тщеславному стремлению главы государства полностью искоренить Церковь и „показать по телевизору последнего попа“. Но находились люди, мужественно и мудро противостоящие напору государственного атеизма. Таким был Преосвященный Алексий, епископ, а затем архиепископ и митрополит Таллинский, несший два десятилетия ещё и послушание Управляющего делами Московской Патриархии, — он делал то, что, казалось, было выше человеческих сил.

Сейчас широко известно, как удалось с помощью Божией ему отстоять Свято-Успенскую обитель в Пюхтице. Монахи Почаевской Лавры вспоминают, как помог он отстоять и их древнюю обитель: как председатель Учебного комитета Владыка Алексий сумел быстро направить в Почаев нескольких молодых монахов, заканчивающих Московские Духовные школы. Это пополнение помешало властям осуществить уже полностью подготовленную кампанию по закрытию Лавры…

Поместный Собор Русской Православной Церкви 1990 года, избравший митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия Первоиерархом, проходил уже совсем в других условиях: у народа Божия появилась возможность свободного волеизъявления. Но кто в то время мог предположить, каким скорбным путем пойдет наше Отечество?

„За 24 года, что был Управляющим делами Московской Патриархии, я хорошо знал жизнь Их Святейшеств Алексия I и Пимена, видел колоссальные трудности служения и отчетливо осознавал, что мне предстоит. Главное чувство, которое мною владело, — величайшая ответственность. Особенно в преддверии ожидающих Россию изменений. И Первосвятительский крест, врученный мне вместе со знаками Патриаршего достоинства, представлялся очень нелегким. Жизнь подтвердила мои предчувствия о грядущих тяготах и скорбях“, — говорил о начале своего Первосвятительства Святейший Патриарх Алексий. — На мою долю в качестве главы Церкви выпала задача, как говорится в книге Екклесиаста, собирать те камни, которые были бездумно разбросаны. Я размышлял не об оказанной мне чести и не о славе, а о громадной ноше: каким путем пойдет Церковь, как сложится её будущее, во многом зависело от моей твердости, взвешенности, благоразумия. Оглядываясь сегодня на годы, прошедшие со дня моей интронизации, видишь, сколько было пережито не только чисто церковных, но и государственных потрясений. Распад великой державы, тень гражданской войны в 1993 г., установление беспрецедентно новых отношений между государством и Церковью — отношений, коих не было за всю историю Руси».

В годы Первосвятительства Святейшего Патриарха Алексия Второго была создана совершенно новая модель взаимоотношений Церкви и государства. До революции Церковь фактически являлась государственной структурой; после 1917 г. оказалась отделена от государства, но оно грубо вмешивалось в церковную жизнь. «Передо мной, — говорил Святейший Патриарх, — встала особая задача: надо было установить отношения невмешательства государства во внутреннюю жизнь Церкви и одновременно — невмешательства Церкви в политические процессы страны. Отныне государство и Церковь должны были связывать уважительные отношения, а в целом ряде областей — даже партнерские. Тут и установление межнационального мира, согласия в обществе, и предотвращение межрелигиозных конфликтов, и борьба с болезнями века — наркоманией, алкоголизмом, нравственной распущенностью…»

Авторитет Предстоятеля Русской Православной Церкви был непререкаем, его жизнь являлась для многих общественных и государственных деятелей эталоном жертвенного служения Отечеству, хотя Святейший Патриарх не был политиком, и Церковь наша — не политическая организация. Сегодня никто не может игнорировать Церковь как важную общественную силу, которая заставляет вносить в политику компонент совести. Люди видели в служении Патриарха восстановленные храмы и монастыри — и возрожденные человеческие души, видели многообразное социальное служение и пастырское попечение о спасении каждого из многомиллионной паствы, заботу о детях и призыв к единству, сохранение и преумножение высочайшей культуры, заботу о судьбе заключенных и обездоленных, стремление возродить Российскую государственность.

Люди хорошо помнят, как весомо было слово Патриарха в страшные дни готовой разгореться братоубийственной бойни, как нужна была всем, независимо от конфессиональной принадлежности, его Первосвятительская молитва перед самыми чтимыми святынями Русской земли. Иначе и быть не могло. «Служение Церкви всегда было патриотичным. Будучи её верными чадами, православный епископат, клирики и благочестивые миряне неизменно осознавали себя сынами и дочерьми своего земного Отечества, радости и печали которого были их радостями и печалями», — говорил Святейший Патриарх.

Евангельские слова Спасителя: «Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф. 16:24) — приложимы к жизни любого христианина. Идти спасительным путем Христовым можно, лишь неся свой крест, пусть порой он представляется нелегким; при этом мы понимаем, что бывают кресты гораздо тяжелее нашего…

Крест Первосвятительского, Патриаршего служения, несомненно, именно таков. Наверное, нет сегодня на Русской земле человека, кто не знал бы о служении усопшего Предстоятеля Русской Православной Церкви, Святейшего Патриарха Алексия. Его любили и о нем молились простые люди в самых дальних уголках России; к его мнению прислушивались и те, кто недоволен постоянно возрастающей ролью Церкви в жизни страны. В чем причина этого всеобщего признания, в чем тяжесть Патриаршего креста?

Три поколения людей выросли в условиях искусственной изоляции, оторванности от живительных корней веры. Сегодня миллионы людей пришли к пониманию того, что спасение мира и полнота жизни возможны только во Христе Спасителе, и все это множество людей воссоединилось с Телом Христовым — Церковью при Святейшем Патриархе Алексии. «Возрождение Церкви — это не просто восстановление храмовых зданий, но преображение души человеческой», — говорил Святейший Патриарх.

Для человека, несущего крест Патриаршего служения, требуются — и Богом открываются — совершенно новые качества. Народ Божий видит в этом служении реальное подтверждение апостольских слов: «Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе» (Фил. 4:13). За годы Патриаршества Алексия Второго на Русской земле восстали из руин и сияют благолепием многие тысячи храмов и монастырей, возродилось во всем многообразии социальное служение Церкви, и главное, пробудились от сна, преобразились миллионы человеческих душ. В сознании не только людей церковных, но и безусловного большинства россиян духовное возрождение Отечества связано с неустанными трудами и горячими молитвами Патриарха Московского и всея Руси. Святейший Патриарх внимательно входил в сложные обстоятельства жизни даже самых отдаленных епархий, монастырей и приходов; мудрые отеческие наставления Первосвятителя были драгоценны для каждого члена его всероссийской паствы — от новообращенного, делающего первые шаги в вере, до архиерея — Постоянного члена Священного Синода.

Господь судил Святейшему Патриарху нести свой крест в судьбоносное время. На Московский Патриарший Престол он был избран Поместным Собором Русской Православной Церкви 7 июня 1990 года; 10 июня состоялась его интронизация. Вступая на Патриарший Престол, новый Предстоятель Церкви хорошо понимал, что Господь вверяет ему несение креста, равного которому по тяжести быть не может. «Крест Патриарха и не может быть легким. Но Господь не возлагает на человека крест такой тяжести, чтобы его невозможно было нести. Думаю, что моим предшественникам было тяжелее. Они скорбели, видя поругание святынь, разорение храмов и монастырей, а мы дожили до чуда их воскресения. Именно чуда — ведь происходит оно в трудный для народа час, и храмы восстанавливаются не от большого достатка, а по душевной потребности миллионов людей», — говорил Святейший Патриарх Алексий.

Начальный период его Первосвятительства — время особенно тяжелое для России: множество людей утратили надежду на будущее, потеряли жизненные ориентиры, понесли колоссальные материальные и моральные потери. И Святейший Патриарх возвышал свой голос в защиту несправедливо обиженных и обездоленных, призывал к миру враждующих и озлобленных, содействовал предотвращению межнациональных конфликтов, призывал людей к терпимости. В тяжкие дни государственных нестроений Святейший Патриарх обращался с печалованием о скорбях народных к властным структурам. Каждого власть имущего призывал Первосвятитель действовать согласно «золотому правилу» евангельской нравственности: «Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними» (Мф. 7:12).

«Никакие, даже самые благие цели не должны достигаться методами насилия, могущими привести в итоге к многократному умножению зла», — говорил Святейший Патриарх. Грозной осенью 1993 года, когда страна стояла на пороге гражданской войны, он принял на себя миссию умирения бушующих политических страстей, став посредником в переговорах противоборствующих сторон. Миротворческие инициативы Первосвятителя стали весомым вкладом в разрешение ряда вооруженных конфликтов.

Через сердце Первосвятителя проходили все скорби, все печали и нужды общества. Начатая по инициативе Его Святейшества широкая церковная программа милосердия сегодня действует буквально в каждом приходе Русской Православной Церкви. Предстоятель Церкви первым пошел в детские дома и приюты; по его благословению были созданы общины сестер милосердия и больничные храмы, часовни в тюрьмах и воинских частях. Первосвятитель призывал свою паству к делам милосердия и любви, к действенной помощи страждущим, больным, немощным, униженным, нуждающимся — ведь вера должна находить свое проявление в делах, без которых она мертва (Иак. 2:17). «Выше закона может быть только Любовь, выше права — лишь Милость, выше справедливости — лишь Прощение. Многое на свете имеет предел, но нет предела милосердию», — говорил Святейший Патриарх.

Русская Православная Церковь сегодня плодотворно сотрудничает со всеми социальными институтами и силовыми структурами государства; церковные инициативы имеют большой общественный резонанс, а само заключение соглашений о сотрудничестве в самых разных сферах стало возможно прежде всего благодаря непререкаемому авторитету Святейшего Патриарха Алексия. Встречи с Президентами Российской Федерации, а также с депутатами Государственной думы, общественными и государственными деятелями России, президентами, премьер-министрами и послами других стран наглядно показывали важность служения Русской Православной Церкви и её главы — Святейшего Патриарха Алексия.

Все многообразие палитры церковной жизни Первосвятитель объяснял помощью Божией. Но, конечно, не только свидетелем чуда духовного возрождения являлся Святейший Патриарх; в его служении, по слову апостольскому, утвердилось подлинное свидетельство Христово (1 Кор. 1:6); он подавал пример неутомимой деятельности на ниве церковной. Величественные богослужения, совершавшиеся Первосвятителем, проникновенные слова духовного назидания собирали неисчислимое множество православных по лицу всей Русской земли: как Патриарх Всероссийский он посетил большинство епархий, многие по несколько раз. Целью этих поездок в епархии Первосвятитель видел пастырское попечение об отдаленных общинах, укрепление церковного единства и свидетельства Церкви в обществе. Патриаршие богослужения и поездки собирали неисчислимое множество людей — от шахтера до космонавта, от школьника до убеленного сединами ветерана, в жизнь которых возвращались традиции православной веры и благочестия. Общение Святейшего Патриарха со своей многомиллионной паствой — это не только многочисленные торжественные богослужения; их совершали, пусть и не столь часто, и его предшественники, находившиеся, по памятному в те годы выражению, в «золотой клетке». Общение Патриарха со своим народом — действительно было общением: во время поездок по епархиям десятки тысяч людей близко соприкасались со своим Первосвятителем, говорили ему о своих нуждах, молились вместе с ним. Святейший вспоминал, как во время одной из своих поездок люди просили его так: «Пожелайте нам терпения!» В этой просьбе — удивительный пример христианского отношения нашего народа к жизни — народа многострадального и трудолюбивого, народа доброго и честного.

«Бывая в регионах, имею возможность не с чужих слов узнать, а посмотреть своими глазами, в каком состоянии храмы, монастыри, воскресные школы. Удостовериться, присутствует ли Церковь в армии, местах заключения. Это чрезвычайно важно, так как приближает Патриарха к своей пастве, где бы она ни жила — на Камчатке или в Калининграде. Помимо богослужебных встреч с духовенством обязательными являются беседы с губернаторами, руководителями республик. Не всегда у чиновников складываются с Церковью позитивные отношения, и мои поездки помогают их улучшить», — говорил Святейший Патриарх.

В трагическом ХХ веке таким свидетельством был подвиг мученичества и исповедничества новых святых Русской земли, и Предстоятель Русской Церкви призывал свою многомиллионную паству к постоянному и неуклонному свидетельству, учил на примере новомучеников «не бояться быть верующим, открыто и последовательно свидетельствовать о своей вере». Предметом особого внимания Святейшего Патриарха стало попечение о прославлении тех, кто мученически погиб в безбожное лихолетье. Патриаршие служения на «Русской Голгофе» — расстрельном полигоне НКВД в Бутово — стали тем примером, который множество православных научил почитать своих новомучеников. Прославление сонма новомучеников и исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе 2000 года стало историческим событием для всего Православия.

Святейший Патриарх проявлял озабоченность распространением в мире терроризма и насилия; горе и страдания пострадавших от произвола людей становились для него личной болью и трагедией. В основе таких трагических событий нынешнего XXI века лежит всеобщее искажение духовного сознания, влекущее за собой падение нравственности и все многочисленные губительные явления современности. Но, как неоднократно указывал Святейший Патриарх, в нашем народе очень много честных и чистых, стремящихся к добру людей, жаждущих истины, и задача Церкви — утолить эту жажду, наставить людей на путь спасения.

Первосвятитель искал пути скорейшего разрешения проблем, связанных с кризисом семьи в современном обществе: «Христиане, вступающие в брак, осознают его не только как освященную Церковью форму совместной жизни мужчины и женщины, но и как форму общественного служения. Брак, строящийся на любви, взаимной верности, на поддержке друг друга супругами, растящими и воспитывающими детей, является основой благополучия общества и государства», — говорил Его Святейшество. Постоянную заботу проявлял Святейший Патриарх о молодежи. «Доля ответственности за будущее Церкви и страны, — подчеркивал Святейший Патриарх, — уже сейчас лежит и на молодых людях. В связи с этим особенно важно услышать голос православной молодежи, узнать проблемы и чаяния молодых людей — как они видят миссионерскую работу со своими сверстниками, как оценивают свои возможности в этом служении, что нового предлагают для развития духовно-просветительской работы среди подрастающего поколения».

Святейшего Патриарха заботили достижения современной науки; он призывал современных ученых, исследователей и преобразователей окружающего мира помнить об ответственности перед Богом и людьми, стремиться, чтобы научные достижения служили благу людей как нынешнего, так и грядущих поколений. Церковь, ведущая активный диалог с тружениками науки, устами своего Предстоятеля неизменно напоминала им о нравственном измерении бытия.

Авторитет Святейшего Патриарха Алексия в научном мире был очень высок; свидетельство тому — его почетное членство в Санкт-Петербургской и Московской Духовных академиях, Критской православной академии (Греция). В 1984 г. он стал доктором богословия Санкт-Петербургской Духовной Академии; докторскую степень honoris causa присвоили ему Богословская Академия в Дебрецене (Венгрия) и Богословский факультет Яна Коменского в Праге; он также избран доктором богословия четырех научных и учебных заведений в США, почетным профессором Московского и Санкт-Петербургского университетов. В 1992 г. Святейший Патриарх Алексий был избран действительным членом Российской Академии образования. Это далеко не все свидетельства признания заслуг Его Святейшества в ученом мире. Круг научных интересов Первосвятителя был весьма широк; отметим направления, по которым он трудился постоянно: был председателем Патриаршей Синодальной Библейской комиссии, главным редактором «Православной энциклопедии», а также председателем её Наблюдательного и Церковно-научного советов.

Основное бремя Первосвятительских трудов приходилось, конечно, на управление Русской Православной Церковью. Святейший Патриарх Алексий возглавлял Архиерейские Соборы 1992, 1994, 1997, 2000, 2004 и 2008 годов; он неизменно председательствовал на заседаниях Священного Синода. За годы своего служения Святейший Патриарх Алексий возглавил несколько десятков архиерейских хиротоний, рукоположил в священный сан около тысячи иереев и диаконов.

Важнейшей гранью Первосвятительских трудов стало восстановление единства Церкви: в мае 2007 г. состоялось историческое воссоединение с Матерью-Церковью зарубежной её части, которая была единственной опорой и поддержкой для миллионов наших соотечественников, оторванных от Родины. Одним из важнейших вопросов Архиерейского Собора 2008 года был вопрос о единстве Церкви, а празднования 1020-летия Крещения Руси, проходившие в Москве, на Украине и Белоруссии, ясно показали, что для народа Божия — многомиллионной паствы Святейшего Патриарха Московского и всея Руси — церковное единство является одной из тех непреходящих ценностей, вне которых не может существовать верующий православный человек.

В словах Святейшего Патриарха Алексия находила наша Церковь ответ на многие свои вопросы и чаяния. Крепкой отеческой рукой вел он церковный корабль по бушующему морю житейскому. Молитвы и труды Первосвятителя созидали великое и спасительное дело церковное на просторах Святой Руси. Не только православная паства, но и весь многонациональный народ России слышал и всем сердцем принимали слова Святейшего Патриарха о том, что у нас одна история, одна Родина и одно будущее. Ради этого будущего и нес свой нелегкий крест Первосвятитель Русской земли.

Сам Святейший Патриарх часто вспоминал слова Спасителя о том, как следует относиться к исполненному долгу — считать, что сделал только то, что должен был сделать: «Когда исполните все повеленное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали только то, что должны были сделать» (Мф. 17:10). Но, заявлял Первосвятитель, во всем Патриаршем служении он постоянно ощущал поддержку народа, с надеждой взирающего на Церковь.

Как понять все величие трудов Первосвятителя Церкви нашей, превосходящих пределы человеческих сил? Ответ на этот вопрос ясен: «Если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: перейди отсюда туда, и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас» (Мф. 17:20).

Окидывая мысленным взором прошлое, мы с особенной горечью переживаем тяжесть великой утраты, постигшей нашу Церковь в связи с безвременной кончиной Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия Второго. Нескончаемый поток людей, устремившихся в Храм Христа Спасителя, чтобы проститься с почившим Первосвятителем, стал свидетельством благодатных плодов возрождения Православия трудами Его Святейшества, который сам был человеком веры.

Да упокоит Господь Святейшего Патриарха Алексия в Царствии Небесном и да даст дерзновение молиться ко Господу об укреплении Русской Православной Церкви, о спасении нашего возлюбленного Отечества и его народа.