Главная/Библиотека/Московские Епархиальные Ведомости/№9-10 за 2008 год/

Иеродиакон Николай (Летуновский). История чинопоследования иерейской хиротонии

В Апостольские времена рукоположение пресвитеров совершалось так же, как и поставление диаконов – через возложение рук на поставляемого и чтение молитвы.

Впервые определенная молитва, которую должен читать епископ при хиротонии иерея, указывается в Апостольских Постановлениях1. Иная молитва «при руковозложении поставления пресвитеров» содержится в евхологии IV в. святителя Серапиона Тмиутского2. Однако ни в одном, ни в другом памятнике не содержится никаких указаний на совершение каких-либо обрядов, сопровождающих чин.

Впервые подобные указания встречаются в сочинении V в. «О церковной иерархии» псевдо-Дионисия. И хотя здесь чинопоследование не изложено полностью, автор говорит об обрядах всех чинов хиротоний, указывая особенности того или иного чина. Об иерейской хиротонии он говорит, что она отличается от диаконской лишь тем, что рукополагаемый преклоняет оба колена, в остальном же поставление ничем не отличается3.

В период с V по IX вв. никаких сведений о чинопоследовании поставления во пресвитера не имеется, хотя, несомненно, чин изменялся и дополнялся многими актами, о чем свидетельствует Барбериновский евхологий4 – памятник IX в: когда наступало время хиротонии, епископу вручалась хартия, которую он громко зачитывал5. Во время чтения приводился ставленник и преклонял колена, епископ трижды благословлял его главу, возлагал на нее руку и читал молитву, которая читается при иерейской хиротонии и поныне: «Боже безначальный и безконечный...»6. После прочтения этой молитвы один из пресвитеров читал ектению такую же, как и при диаконской хиротонии, а епископ, по-прежнему имея руку на главе поставляемого, читал вторую молитву: «Боже, великий в силе и неизследимый в разуме...»7. После возгласа епископ переносил у рукополагаемого задний конец ораря с левого плеча на правое так, чтобы оба конца были спереди, облачал его в фелонь и, поцеловав, поставлял с прочими пресвитерами. По окончании пения «Достойно и праведно...», епископ брал с дискоса «один хлеб» и подавал его новопоставленному, который, наклонившись и приложив к этому хлебу голову, оставался в таком положении до возгласа «Святая святым», а потом отдавал его епископу. Причащался новопоставленный прежде других пресвитеров.

Как видно из изложенного, по сравнению с чином псевдо-Дионисия, новыми актами здесь являются возложение на поставляемого епитрахили и фелони и вручение святого Хлеба. Точнее говоря, возложение епитрахили в нынешнем смысле не было, просто диаконский орарь перевешивался с левого плеча на шею (отсюда и название έπιτραχήλιον – то, что надевают на шею). Надетый таким способом орарь считался самой необходимой принадлежностью священнического облачения8.

Когда точно введен это акт в чин, сказать невозможно, но, видимо, ранее IX в. На Брагском соборе (561 г.) рассматривался вопрос о злоупотреблениях, допускаемых диаконами в ношении ораря. Отцами собора было постановлено (IV правило), чтобы диаконы не позволяли себе носить орарь так, как его носят пресвитеры. Отсюда видно, что уже в VI в. на Западе пресвитеры носили орарь отличным от диаконов способом. Это, конечно, не доказывает, что такая же практика была и на Востоке, однако вероятность этого очень велика.

Также можно предположить, что и возложение фелони на новопоставленного введено ранее IX в.

В другом древнем евхологии – Криптоферратском – новых актов в чинопоследовании иерейской хиротонии не указывается, однако говорится: 1) чтобы новопоставленный, причастившись от рук епископа, затем сам причащал других пресвитеров; 2) чтобы он читал заамвонную молитву и 3) чтобы он ежедневно в течение семи дней совершал Литургию.

Редакция чина хиротонии во иерея по Криптоферратскому евхологию содержится во многих памятниках до XV в. включительно, однако параллельно уже в XIV в. встречаются и чины с новыми актами. Так, некоторые рукописи XIV в. свидетельствуют, что после возглашения «Божественная благодать...» надо петь трижды «Господи, помилуй», что епископ, возлагая на ставленника фелонь, возглашал «Аксиос», что ставленнику давался уже не весь святой Хлеб, а только его часть и не после «Достойно и праведно...», а после преложения святых Даров.

Гораздо больше отличий в чинопоследовании иерейской хиротонии указывает святитель Симеон Солунский (? – ок. 1429 гг.). Предварительно на проскомидии приготовлялся второй Агнец, который потом епископ и вручал новопоставленному иерею. Ставленник до момента рукоположения за Литургией исполнял обязанности архидиакона, читал Евангелие и на Великом входе на голове нес «Божественного Агнца, как бы оканчивая служение диаконское»9. Когда наступало время хиротонии, епископ садился, зажигались свечи, «означающие сияние и светозарность благодати», а ставленник, поддерживаемый диаконами, подводился к царским вратам, где его принимали два пресвитера. В алтаре «в предшествии архидиакона и прочих священников» он торжественно обходил престол трижды: под пение тропарей «Святии мученицы...», дважды и «Слава Тебе, Христе Боже...». При каждом обхождении поставляемый кланялся перед престолом, а после третьего тропаря подводился к епископу и преклонял голову, архиерей трижды благословлял его, потом ставленник отходил и преклонял оба колена, прилагая голову к престолу. Епископ возлагал ему на голову правую руку и после возгласа «Вонмем» читал: «Божественная благодать...», по окончании чтения все пели: «Господи, помилуй», а архиерей снова трижды благословлял поставляемого. Далее читались две молитвы и произносилась ектения, те же, что и в современном чине. Затем епископ в третий раз трижды благословлял ставленника, поднимал его и переносил с левого плеча орарь на шею и возлагал на него фелонь. Оба действия сопровождались возглашением епископа: «Аксиос», которое пели и «находящиеся внутри и вне алтаря». Новопоставленный целовал престол, «как преисполненный благодати и так как он на нем посвящен; затем архиерейскую руку, так как он ею рукоположен, и еще ланиту, в знак божественной любви и мира... Потом и все пресвитеры с радостью целовали его, как соделавшагося равночинным с ними, и являли через то любовь и единение с ним». Ставленник, наклонившись, становился сбоку престола и молился про себя до тех пор, пока архиерей не «запечатлеет и совершит святые Дары призыванием Божественного Духа, тогда рукополагаемый опять призывался в нему». Епископ брал правой рукой второй заранее приготовленный и уже освященный Агнец и вручал его сложившему крестообразно руки ставленнику «в знамение божественного страдания и того, что Распятый пригвожден за нас руками», произнося: «Приими сей залог и сохрани его до пришествия Господа, ибо Он востребует его от тебя». Приняв «залог» и поцеловав руку епископа, новопоставленный отходил на прежнее место, полагал руки с Агнцем на престол, преклонял над ним голову и молился, «поминая и себя самого, и рукоположившего его иерарха, и всех священных и мирских людей, и испрашивал спасения всем, воспоминая и о живых православных, и об умерших; ибо он держит руками Самого Господа, и руки его выше священных сосудов»10.

После молитвы «Вонми, Господи Иисусе Христе...» (читается перед возгласом «Святая святым») новопоставленный, возвращая епископу Агнец, первым из присутствующих пресвитеров причащался Тела и Крови из рук святителя «ради благодати и обновления от Божественного Духа» и преподавал Кровь иереям и диаконам, «свидетельствуя самим делом, что он поставлен иереем к совершению таинств и получил власть и силу преподавать оные и другим». В установленное время ставленник читал заамвонную молитву, «показывая и свидетельствуя перед верными, что он поставлен иереем и сделался посредником их перед Богом... и как недавно получивший благодать сию, молится о народе»11. В течение семи дней он ежедневно совершал Литургию. Так совершалась иерейская хиротония в начале XV в.

От предыдущих чинов этот отличается значительной сложностью и обилием новых актов. Прежде всего, это приведение ставленника в алтарь и троекратное обхождение вокруг престола. Примечательно, что в чинах до XIV в. ставленнику предписывалось преклонять колена после возгласа «Божественная благодать...», а здесь это возглашение читается уже над коленопреклоненным ставленником12. Облачения в новые священнические одежды по чину святителя Симеона совершалось, как и раньше, с одним только новшеством – возгласом «Аксиос» сопровождалось не только возложение фелони, но и перенос заднего конца ораря наперед13. Новшеством является и произнесение епископом наставления: «Приими залог сей...», произносимого новопоставленному при вручении Агнца14.

Изложенный святителем Симеоном Солунским чин пресвитерской хиротонии с буквальной точностью повторяется почти полностью во всех позднейших евхологиях и архиератиконах, как рукописных, так и печатных. Лишь иногда встречаются указания, что ставленник после принятия «залога» и возвращения на свое место произносил: «Господи, помилуй» и пятидесятый псалом.

К ХХ в. в греческом чине к чинопоследованию, изложенному святителем Симеоном, добавились новые акты. Так, рукополагаемый во пресвитера до хиротонии исполнял обязанности второго диакона и читал Евангелие, а на хиротонии вводили его в алтарь при возглашении: «Повели», «Повелите», «Повели, преосвященнейший владыка». Во время обхождения престола пелись три тропаря: «Святии мученицы...», «Слава Тебе, Христе Боже...» и «Исаие, ликуй...», а ставленник целовал четыре угла престола. В совершении обхождения принимали участие все находящиеся в алтаре священники, а впереди них шел протодиакон. При чтении: «Божественная благодать...» епископ возлагал на голову поставляемого край омофора, а все священнослужители, находящиеся в алтаре, падали ниц в знак особой важности данного момента. Царские врата закрывались завесой. Новопоставленному с возгласом «Аксиос» вручали служебник, и ему предписывалось в течение сорока дней совершать Литургию15. Все эти особенности существовали в греческом чине с XVII в.16

Рассмотренный чин поставления пресвитера имел место в практике Константинопольской Церкви. В Александрийской же Церкви поставление совершалось по-другому. Согласно евхологию XV в., протопресвитер или какой-либо другой иерей при пении «Царю небесный...» или чего-нибудь другого, что будет указано епископом, вводил ставленника из предложения на середину храма. Тогда обладающий громким голосом иерей возглашал: «Приводится благоговейнейший диакон N, брат наш, хиротонисатися во иерея святейшей церкви N», а ставленник делал поклон; также повторялось еще раз перед царскими вратами, а когда рукополагаемый вводился в алтарь, протодиакон возглашал: «Вонмем» и епископ читал: «Божественная благодать...», потом следовало коленопреклонение и возложение руки и далее как по константинопольскому чину в редакции до XI в. Примечательно, что надевание каждой новой одежды на ставленника сопровождалось определенной молитвой. Так, перенося задний конец ораря вперед, епископ произносил: «Облачается N епитрахилью правды священства, во имя Отца, и Сына, и Святого Духа»; при одевании правого поруча: «Десница Господня сотвори мя...»; при одевании левого поруча: «Руце Твои сотвористе мя и создасте мя...»; при препоясовании: «Благословен Бог, препоясуяй мя силою...»; при надевании фелони: «Священницы Твои, Господи, облекутся в правду...» и «Облачается раб Божий N одеждою священства во имя Отца...» После облачения епископ благословлял новопоставленного со словами: «Благословляется раб Божий N из диаконов во пресвитера святой Его церкви N во имя Отца...». Заканчивался чин словами епископа: «Благословен Бог, се бысть раб Его N пресвитер святейшей церкви во имя Отца...», на что народ трижды возглашал: «Аксиос». При вручении новопоставленному святого Хлеба епископ ему говорил: «Приими залог сей, который будет истребован от тебя во время Второго пришествия; не дай его еретику, или мертвому17, или за дары, или страха ради, или угроз ради, но сохрани его, как зеницу ока твоего». Приняв «залог», ставленник прилагал к нему чело или глаз над престолом и в таком положении оставался до возгласа: «Святая святым», после которого отдавал Агнец епископу. Причащался новопоставленный первым из иереев и давал причастие народу, а также читал заамвонную молитву. После богослужения новопоставленный иерей с трикирием вставал в царских вратах перед святителем и выслушивал его наставление.

Как видно, особенностью этого чина являются приведение ставленника к хиротонии и молитвы при облачении. Обычай читать молитвы при облачении очень древний, и они встречаются в чине Литургии, например, уже в Криптоферратском евхологии. Однако, что касается чинов хиротоний, то требование читать особые молитвы при облачении новопоставленного иерея встречается лишь в чинах александрийской редакции18.

В Русской Церкви, которая в первое время своего существования зависела от Константинопольской, чины хиротоний были заимствованы у последней. Когда же произошло разделение на северно-русскую (Московскую) и южно-русскую (Киевскую) митрополии, последняя подпала под сильное влияние католицизма. Поэтому на Руси чинопоследования поставлений распадаются на две группы: чины северно-русской и южно-русской митрополий.

Южно-русские чины

Южно-русский чин иерейской хиротонии начала XVII в. отличался от северно-русского того же периода лишь наличием в нем наставления, разъясняющего новопоставленному, что он должен делать, получив от епископа часть Божественного хлеба: «Приняв часть святую и целовав руку святителя, новопоставленный пребывает тако, держа сию часть в руках своих, глаголя со святителем молитвы все во святой литургии последуемыи. Наипаче, когда святитель освящает пречистые тайны, возглашая: «Приимите, ядите» и «Пийти от нея вси», и он сия вся глаголет тихо за святителем, преклонься ко еже от себе держимому святому хлебу».

В середине XVII в. эта редакция чина значительно усложнилась и стала существенно отличаться от северно-русской. Согласно ей, святитель после Херувимской песни садился на седалище «близ святой трапезы», протодиакон подводил к нему ставленника, тот делал земной поклон, целовал архиерею колено, палицу и правую руку, а последний благословлял его. После этого протодиакон выводил ставленника северными дверями за амвон и подводил к царским вратам, велегласно возглашая: «Повели ему, Владыко святый. Благослови его, Владыко святый». В царских вратах ставленника принимал и вводил в алтарь первый священник, говоря: «Помолися о нем, Владыко святый». Ставленник делал земной поклон, целовал епископа, как и прежде, и трижды обходил престол при пении тропарей: «Святи мученицы...», «Слава Тебе, Христе Боже...» и «Исаие, ликуй...». Прочитав Символ веры, он преклонял колена перед престолом, полагал на него правую руку и выслушивал текст иерейской присяги, которую громко зачитывал первый или какой-либо другой пресвитер. По окончании присяги ставленник целовал престол и преклонял колена, епископ полагал на его голову руку, а также палицу и омофор. Далее следовали: «Вонмем», «Божественная благодать...», «Господи, помилуй» трижды, архиерей трижды благословлял ставленника, молитва «Боже безначальный...», ектения с особыми прошениями и вторая молитва «Боже великий...». Перенося у ставленника задний конец ораря вперед, епископ говорил: «Приими сие знамение Божией благодати, на иереев его изливаемыя, и якоже благое Христово иго и бремя Его легкое, со всяким опасением носи, и буди день и ночь поучашеся в законе Господни и цело соблюдая все заповеди Его, во имя Отца...» Сослужащие произносили: «Аминь». Епископ на каждую деталь облачения возглашал: «Аксиос», которое трижды повторялось священнослужителями в алтаре и клиросом. При вручении пояса было следующее наставление: «Да препояшет тя господь силою свыше и да положет непорочен путь твой, и да утвердит сердце твое еже разумети и знати Господа и творити волю Его на всяко время, во имя Отца...». При надевании правого поруча: «Да утвердится рука твоя, и вознесется десница твоя, во еже работати Господеви в правде и истине во вся дни живота твоего, во имя Отца...» При надевании левого поруча: «Буди неповинен руками и чист сердцем и ходи без порока пред Господем во вся дни живота твоего, и приимеши благословение от Господа, и милость от Бога и Спаса твоего, во имя Отца...». При возложении на ставленника фелони епископ произносил следующее поучение: «Приими сию священническую одежду, яже есть знамение священнического совершенства, и обыйди олтарь Господа, и пожри в крови Его жертву хваления и воскликновения, закон Божий имея в сердце твоем, и оправдания Его да не отступят от тебе, во имя Отца...» При вручении служебника архиерей говорил: «Приими сию книгу Божественных Таин последования, их же имаши со всяким вниманием и страхом Божиим совершати, на всяк же день должен будеши плод устен твоих в жертву благоприятну Господеви приносити: полунощницу, утреню, часы, вечерню и повечерницу совершати. К служению же Божественныя литургии по истязании опасном своея совести, со всяким благоговением и последованием, еже к Божественному причащению, со всеми мирен в чистой совести да приступиши, во имя Отца...». Облачившись во все священнические одежды, новопоставленный становился с прочими пресвитерами. Когда святитель произносил: «Примите, ядите...» и «Пийте от нея вси...», ставленник тихо произносил эти же возгласы вслед за ним и также указывал на святые Дары. После освящения епископ брал дискос и вручал его новопоставленному, произнося поучение, затем вручал и потир также с поучением. После этого поучения архиерей забирал потир и ставил его обратно на престол, а ставленник продолжал держать дискос до возгласа: «Благодатию и щедротами...», когда возвращал его епископу и отходил на место. Причащался новопоставленный прежде других священников, читал заамвонную молитву и служил «на всяк день до седми дней»19.

В памятниках конца XVII и начала XVIII вв. имеются лишь незначительные отличия от вышеописанного чинопоследования.

Северно-русские чины

Закономерно, что древнейший северно-русский чин иерейской хиротонии, сохранившийся в архиерейском чиновнике XIV в., является почти буквальным переводом греческих чинов XI, XII, XIII и даже XIV вв., но с характерными особенностями. Поставляемый приводился только одним священником; хождения вокруг престола и пения тропарей не было; колени ставленник преклонял после возглашения: «Божественная благодать...»; «Господи, помилуй» пелось по-русски; возглашения: «Аксиос» при облачении не полагалось, а после облачения и лобзания епископа новопоставленный становился с «прочими попами». Ставленнику архиерей давал дискос с «Божественным хлебом»20, тот преклонял к нему главу над престолом, в обычный момент – отдавал его епископу. Причащался новопоставленный прежде прочих священников, причащал диаконов и священников, читал заамвонную молитву и в течение семи дней ежедневно служил Литургию.

В XV в. в чинопоследование иерейской хиротонии существенных изменений внесено не было, за исключением включения в чин особых указов «как подобает избирати достойных на священство и поставляти в иерейский и диаконский чин»21. Исполнение этих указаний предшествовало хиротонии. Согласно этим указам, желающий получить иерейский или диаконский сан приводился к епископу в понедельник и на вопросы архидиакона или священника, находившегося при епископе, давал ответы о своем имени, звании, месте жительства и цели прихода. Епископ, указывая на доброе намерение приведенного, напутствовал его, после чего тот отпускался и ему приказывалось явиться к архиерею в среду и пятницу. В пятницу после повторения вопросов, которые предлагались ставленнику в понедельник и среду, он направлялся домой в сопровождении «уставного рядника», который должен был получить от родных, соседей и знакомых доброе свидетельство о кандидате. Результат своих исследований сопровождающий докладывал епископу. Если же ставленник жил далеко, то он должен был предоставить поручительные грамоты. После проверки слов «рядника» или поручительных грамот епископ заключал, что кандидат достоин священства. На этом предваряющие хиротонию процедуры заканчивались.

Хиротония в XV в. совершалась, как и в XIV в., с небольшими изменениями – в чин было добавлено возглашение: «Достоин» при перенесении заднего конца ораря вперед и при облачении в фелонь. Этот же возглас трижды пели священнослужители и певцы, а новопоставленного лобзал не только епископ, но и все священники. Рукоположенному вручалась только часть святого Хлеба. И хотя северно-русские, как и греческие чинопоследования, предписывали новопоставленному служить семь дней, на практике, позже закрепленной и письменно, новорукоположенный служил ежедневно в течение шести недель, чтобы «знал статии и возгласы... и церковное каждение, и все действо священническое». После шести недель новопоставленный со своим руководителем приводился к епископу, которому руководитель свидетельствовал, что ставленник «весь ряд церковный и священническое действо добре умеет». Дьяк в реестр записывал о времени рукоположения ставленника и его назначении на приход. На ближайший собор епископ вызывал и экзаменовал недавно рукоположенных, и если оказывалось, что они недоучились, – наказывал по своему усмотрению22.

Существенные изменения в чинопоследование были внесены в XVII в. по указанию патриарха Афанасия Пателлария23, который находился в Москве в 1653 г. По просьбе патриарха Никона он собственноручно написал чин архиерейского совершения Литургии на Востоке и изложил чинопоследования диаконской и иерейской хиротонии. С этими изменениями и дополнениями этот чин остается и до нашего времени, хотя его практика не совсем соответствует требованиям, изложенным в Чиновникé архиерейского священнослужения.

По этому чину, осложненному неписанными в чиновникé обрядами, иерейская хиротония совершается только на Литургии свт. Иоанна Златоуста или свт. Василия Великого следующим образом24. Во время «Херувимской» хиротонисуемый подходит к жертвеннику, где епископ возлагает ему на главу воздýх, который рукополагаемый придерживает двумя руками за передние концы. На Великий вход ставленник идет первым и становится перед амвоном лицом к алтарю. После Входа со ставленника снимают воздýх25, иподиаконы ставят для архиерея седалище перед престолом, ближе к левому его углу, «да не будут Святая созади». Когда епископ сядет, два старших диакона вводят ставленника. Первый раз ставленник, находящийся перед амвоном, кланяется архиерею, когда первый диакон возгласит: «Повели», второй раз – когда другой диакон скажет: «Повелите». Когда поставляемый подходит к царским вратам, диаконы его оставляют и встречает первый священник, произнося «Повели, преосвященнейший владыко»26, а ставленник делает поклон архиерею, который осеняет его рукою крестообразно. Ставленник в сопровождении старшего священника трижды обходит престол, целуя каждый его угол, под пение тропарей «Святии мученицы...», «Слава Тебе, Христе Боже...» и «Исаие, ликуй...». Эти тропари повторяет и хор. После первого тропаря ставленник целует руку и колено27 архиерея, после второго тропаря – палицу и руку святителя, а после третьего – идет к правой стороне архиерея, творит два поясных поклона и один земной перед престолом с молитвой: «Боже, милостив буди мне, грешному», идет к правой стороне престола, становится на оба колена, положив руки крестообразно на престол, и преклоняет главу к престолу между рук.

Относительно целования колена и палицы архиерея, которое предписывается архиерейским чиновником, необходимо заметить, что в современной практике существуют и иные традиции лобзания других предметов архиерейского облачения, не закрепленные письменно в богослужебных книгах. Так, большинство епископов при рукоположении дают целовать ставленнику не колено и палицу, а омофор и палицу28, другие же, придерживаясь древней традиции, дают целовать колено и омофор.

Архиерей встает, кладет омофор на голову ставленнику29, трижды благословляет его, кладет руку поверх омофора и по возгласе протодиакона «Вонмем» читает молитву: «Божественная благодать...» После молитвы священнослужители в алтаре трижды поют: «Господи, помилуй», затем певцы трижды «Кирие, елеисон», пока архиерей не дочитает две молитвы: «Господи Боже наш...» и «Боже Спасе наш...». Перед чтением первой молитвы святитель трижды благословляет голову ставленника, а первый диакон «тихим гласом» говорит: «Господу помолимся». Во время чтения епископом молитв протодиакон произносит мирную ектению со специальными прошениями о архиерее и ставленнике, на каждое прошение которой второй диакон отвечает: «Господи, помилуй», а на последнее – «Тебе, Господи». После прочтения молитв ставленника поднимают, снимают с него орарь, и архиерей возлагает на него епитрахиль, возглашая: «Аксиос»30. Духовенство в алтаре трижды повторяет «Аксиос», этот же возглас трижды повторяет и хор. Архиерей препоясывает ставленника, облачает в фелонь, надевает крест31 и вручает служебник32, говоря на каждый элемент облачения: «Аксиос», духовенство и хор по трижды поют «Аксиос». Новопоставленный целует епископа, всех иереев и встает «со иереи» рядом с первым.

Во время лобзания мира новопоставленный, согласно указанию чиновника, подходит к престолу после архимандритов, но прежде прочих священников «зане имать первенство всех иереев», целует «святая», престол, архиерея в левое плечо и десницу33. Потом целует и прочих иереев.

После освящения Даров епископ, отделив от Агнца «горнюю часть, яже есть Христос», кладет ее на отдельный дискос и дает дискос новопоставленному иерею со словами: «Приими залог сей и сохрани его цел и невредим до последнего твоего издыхания, о немже имаши истязан быти во второе и страшное пришествие великого Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа». Последний, выслушав наставление, целует руку святителя, берет дискос и отходит к южной стороне престола34, «руки убо положив на святую трапезу» и склонившись над святыми Дарами, находящимися на дискосе, читает полностью пятидесятый псалом35. Перед возгласом: «Святая святым» новорукоположенный возвращает архиерею дискос, целуя десницу святителя, и встает на свое место.

Причащается новорукоположенный первым из иереев36, а после причастия читает заамвонную молитву и, когда входит в алтарь, целует престол, кланяется архиерею и встает последним в порядке служащих священников.

Ряд рукописей предписывают новопоставленному, когда архиерей разоблачится и наденет мантию, подойти к нему и, сделав земной поклон, выслушать наставление, после чего опять земно поклониться и получить благословение. По современной практике, новый иерей после богослужения выносит крест для целования мирян и служит ежедневно сорок дней.

Иеродиакон Николай (Летуновский)

  1. «О рукоположении же пресвитеров постановляю вам, епископам, я, возлюбленный Господом. Рукополагая пресвитера, ты, епископ, сам возложи на голову его руку, в предстоянии тебе пресвитерства и диаконов, и, молясь, говори: Яхве Вседержитель, Бог наш, Христом все создавший и Им во всем промышляющий прилично. Ибо Ему – и сила различная творить, Ему – и сила по-разному промышлять. Ибо поэтому Ты промышляешь, Боже, о безсмертных одною стражею, о смертных же – преемством, о душе – попечением законов, о теле – исполнением нужды. Итак, Сам и ныне призри на святую Твою Церковь и умножь ее, и исполни предстоящих в ней, и дай силу для того, чтобы трудиться им словом и делом к созиданию народа Твоего. Сам и ныне призри на раба Твоего сего, гласом и судом всего клира для пресвитерства отданного, и исполни его благодатью Духа и совета, чтобы заступать и управлять народом Твоим с чистым сердцем, тем же образом, каким призрел Ты на народ Твой избранный, и повелел Моисею избрать старейшин, которых Ты исполнил Духа. И ныне, Яхве, подай, неоскудным сохраняя в нас, Дух благодати Твоей, чтобы, будучи исполнен действий целительных и слова поучительного, он наставлял в кротости народ Твой и поработал Тебе искренне с чистой мыслью и желанием души, и совершал о народе непорочные священнодействия, Христом Твоим, с Которым Тебе слава, честь и почитание, и Святому Духу во веки. Аминь». Апостольские Постановления VIII.16.
  2. См.: Дмитриевский А.А. Евхологий IV в. Сарапиона Тмуитского. Киев, 1894. С. 21.
  3. Диаконская хиротония согласно псевдо-Дионисию совершалась так: поставляемый приводился к «божественному жертвеннику», т.е. престолу, и преклонял «со стороны его» одно колено, епископ, крестообразно благословив ставленника, возлагал ему на голову правую руку, посвящая его «совершительными для чина служителей призываниями». После «священного возглашения» новопоставленного лобызали епископ и все присутствующие священнослужители. Areor. EH. 5.2.
  4. Евхологий Барберини – [Vat. Barber, gr. 336. Fol. II. 279+52a, 233а], древнейшая из сохранившихся рукописей византийского Евхология. Рукопись создана не ранее 730 г. и не позднее начала IX в., вероятнее всего, в Южной Италии; написана на пергамене поздним библейским унциалом западного типа; размер листов в среднем – 190 х 133 мм; площадь, занимаемая текстом, – в среднем 135 x 80/85 кв. мм. Рукопись содержит чинопоследования таинств, различные молитвы и чины на разные случаи.
  5. Хотя Барбериновский евхологий не говорит, какой именно текст читал архиерей, большинство исследователей полагает, что это было возглашение «Божественная благодать...».
  6. См.: Чиновник архиерейского священнослужения. Кн. 1. М.: Изд. Московской Патриархии, 1982. С. 215–216.
  7. Эта молитвы читается поныне. См.: Чиновник архиерейского священнослужения. Кн. 1. М.: Изд. Московской Патриархии, 1982. С. 216–218.
  8. Святитель Симеон Солунский пишет: «Без епитрахили священник не должен совершать ни одной службы, и если настанет нужда совершить какую-нибудь службу – молебен, или крещение, или какое-либо другое священнодействие, а епитрахили не имеется под рукой, то, чтобы не оставить дела, пусть он, благословив либо пояс, либо шнур, либо какую-нибудь тесьму, наденет ее вместо епитрахили и так совершит требу». Писания святых отцов и учителей Церкви. Т. 3. С. 152.
  9. Писания святых отцов и учителей Церкви. Т. 2. С. 232.
  10. Писания святых отцов и учителей Церкви. Т. 2. С. 232–238.
  11. По: Писания святых отцов и учителей Церкви. Т. 2. С. 239–240.
  12. Надо заметить, что повсеместное распространение такая практика получила не в XIV в., а позже, поскольку даже в памятниках XVI в. встречаются указания на то, что епископ читает: «Божественная благодать...» над ставленником, еще не преклонившим колен.
  13. С XIV в. стало входить в обычай возложение на ставленника новой епитрахили. Так, в евхологии XIV в. монастыря Саввы Освященного, как об этом свидетельствует А.А.Дмитриевский, говорится: «Переносит [епископ] задний конец ораря его наперед, говоря: «Аксиос», или возлагается на него епитрахиль и поют: «Акиос». Цит. по: Неселовский А.З. Чины хиротесий и хиротоний: Опыт историко-археологического исследования. Каменец-Подольск, 1906. XVIII + 375 + LXX с. С. 178.
  14. Во всех чинах, начиная с IX в., определенно говорится, что новопоставленный пресвитер получает из рук епископа «залог», но на вопрос что это за «залог» и когда епископ его вручает, даются неоднозначные ответы. До XIV в. «залог» вручался после молитвы: «Достойно и праведно...», и в этом же столетии практика стала меняться и «залог» вручали уже после «призывания божественной благодати», т. е. после преложения святых Даров. Относительно самого «залога» также неясно говорится, что это то «один хлеб», то «часть Агнца», то «второй Агнец», заранее приготовленный на проскомидии. После анализа различных свидетельств становится понятно, что приблизительно до XI в. ставленнику вручалась не часть, а целый Агнец, заранее приготовленный на проскомидии для этой цели; с XI в. практика изменилась и стали давать часть Агнца, а в XIV в. вернулись к древней практике. Интересно, что на соборе 1276 г. при патриархе Иоанне Векке среди прочих был и такой вопрос: «когда рукополагается иерей, тогда какой хлеб надобно преподавать ему, не тот ли, который имеет быть возносим и приносим?». Отцы собора постановили: «Не должно из приносимого хлеба часть преподавать рукополагаемому иерею и раздроблять его прежде возношения, а надобно, когда имеет быть рукополагаемый иерей, иметь и другой хлеб на дискосе, как залог, и из этого хлеба выделять и давать часть рукополагаемому иерею; приносимый же хлеб оставить весь целый до установленного часа, в который он раздробляется». [Цит. по: Неселовский А.З. Чины хиротесий и хиротоний: Опыт историко-археологического исследования. Каменец-Подольск, 1906. С. 179]. По мнению А.З.Неселовского, практика вручения ставленнику целого неосвященного Агнца более правильная. Ведь для чего давали новопоставленному «залог»? – Для того, для чего, например, чтецу давалась книга, а диакону – рипида – тот и другой, получив определенные предметы, немедленно приступали к исполнению обязанностей, какие возлагались на них их саном. Также и новопоставленному иерею – он получил благодать быть «строителем Таин Божиих», поэтому он должен приступить к осуществлению этого права – должен принять участие в освящении Хлеба. Т.о. один Агнец освящался епископом, а другой – «залог» – новопосвященным иереем. С точки зрения древности и логики такая практика вполне понятна. Однако вскоре ставленнику стали давать уже освященный хлеб, поскольку при допущении новопоставленного освящать особый Агнец, создавалось впечатление, что на одном престоле в один и тот же день совершалось две Литургии, а это считалось на Востоке неприемлемым. Поэтому от древнего обычая осталась только внешняя сторона – вручение «залога», а то ЧТО вручалось и КОГДА вручалось совершенно изменилось.
  15. По: Дмитриевский А.А. Ставленник: Руководство для священно-церковно-служителей и избранных в епископа, при их хиротониях, посвящениях и награждениях знаками духовных отличий, с подробным объяснением всех обрядов и молитвословий. Киев, 1904. С. 91–92.
  16. Неселовский А.З. Чины хиротесий и хиротоний: Опыт историко-археологического исследования. Каменец-Подольск, 1906. XVIII + 375 + LXX с. С. 185–186.
  17. Замечание не давать причастие еретику вполне понятно, что же касается причащения мертвых, то такой обычай был распространен у некоторых еретиков и даже православных христиан, особенно в Африке. Вероятно, правила Карфагенского и Трулльского соборов, запрещающие причащать мертвых, не соблюдались, поэтому-то в евхологиях именно александрийской редакции вплоть до XV в. в особенно важный момент в жизни священника – в момент его иерейской хиротонии – епископ указывал на недопустимость подобной практики.
  18. Особенно странным является и тот факт, что епископ произносил молитвы от первого лица в то время, как облачался не он сам, а ставленник.
  19. Как и все южно-русские чины, на чинопоследование иерейской хиротонии большое влияние оказала практика католической церкви.
  20. Примечательно, что новопоставленному давался целый Хлеб, а не его часть, как в греческом чине.
  21. Указания о том, что должен делать ставленник до рукоположения и после него, имеют чисто русское происхождение.
  22. Епископу рекомендовалось проверять знания новопоставленных и назначенных на приход диаконов и священников «во всякое время», не дожидаясь собора.
  23. Патриарх Афанасий III Пателларий (1597–1654) – патриарх Константинопольский, Лубенский чудотворец (память 2 мая).
  24. Перед хиротонией ставленник проходит исповедь и подписывает присягу.
  25. Эти действия чиновникóм не предписаны.
  26. В чинопоследовании ставленника в алтарь вводит «архидиакон или иной диакон» без всяких возгласов.
  27. Обычай целовать колено архиерея при хиротонии был заимствован из византийского придворного церемониала. Так, например, при христосовании с императором, если он сидел, приветствующий его сначала целовал колено, потом руку и уста государя. Придворный обычай был усвоен патриархами, а потом и греческими епископами. Вероятно, от них он и перешел на Русь. В «Новой Скрижали» так объясняется это целование: «Посвящаемый диакон, целуя архиерейскую руку и колено, т. е. священную одежду на колене, доказывает этим, что он смирено чтит достоинство архиерея и исповедует, что вся власть, которую приемлет он от Бога, нисходит на него через посредство архиерея».
  28. Подобная практика находит основания в указаниях и рекомендациях для священнослужителей. Так, в «Указателе порядка архиерейских служений», составленном протоиереем Сергием Диомидовым и вышедшим в свет в 1915 г., говорится: «Затем [после первого обхождения престола] [ставленник] (без крестного знамения) делает полный до земли поклон архиерею, встает на ноги, крестится и целует указываемые архиереем места (край омофора и руку) и снова (без крестного знамения) кланяется в землю пред архиереем. Затем делает поясной поклон престолу и обходит во второй раз святой престол, целуя углы его; совершает поклонение в том же порядке и целует крест на палице и руку архиерея». Эту же традицию закрепляет и «Настольная книга священнослужителя», изданная издательством Московской Патриархии в 1977 г.: «После первого обхождения он [рукополагаемый] кланяется архиерею земно, встает, крестится и целует конец омофора, а потом руку архиерея и опять кланяется архиерею земно. После второго обхождения кланяется архиерею также земно, встает, крестится и целует палицу и руку архиерея и опять делает земной поклон архиерею».
  29. Обычай возлагать омофор на голову ставленнику ни в одном из памятников до XIV в. не встречается и впервые упоминается в чинах Александрийской Церкви.
  30. Возглас «Аксиос» по-гречески внесен в чин в XVII в., до этого времени при рукоположении священника он произносился по-русски «Достоин». Почему произошла такая перемена – не известно. Однако интересно, что в то время, как в чинах диаконской хиротонии возглас «Аксиос» встречается с XV в., чины иерейской хиротонии вплоть до XVII в. сохраняют возглас «Достоин».
  31. В чиновникé о вручении креста новопоставленному ничего не говорится.
  32. Обычай вручать новопоставленному иерею служебник – греческого происхождения и впервые упоминается в русских чинах лишь в XVII в. Однако это не дает оснований думать, что раньше этого времени на Руси при рукоположении не вручали служебника. Еще славянская кормчая 1282 г. предписывает епископу давать «новосвященному попу... от руку своею молитвенник». И хотя здесь речь идет о молитвеннике, а не служебнике, надо иметь ввиду, что название «служебник» встречается в древних памятниках крайне редко, кроме того, самой книги, соответствующей нынешнему служебнику, в древности не было, так как она целиком входила в состав «молитвенника», соответствовавшего по своему содержанию греческому Евхологию.
  33. Известие учительное так говорит о необходимости совершать службу по служебнику: «Кни1га служeбникъ всsкw є4сть потрeбна къ служeнію, на пaмzть же моли1твъ да не глаг0летъ: и4бо ѓще їерeй служи1ти бyдетъ пaмzтнэ, без8 кни1ги, смeртнw согрэши1тъ: занE мнHгіz спHны, забвeніе же и3 зaпнwсти тогдA случaютсz, и3 не и4 мать познaти, что2 дёетъ, и3ли2 глаг0летъ, и3 во ўсумнёніе людeй введeтъ, и3 kвлeнный пор0къ забhвсz сотвори1тъ»
  34. Согласно другой практики, новопоставленный целует архиерея в оба плеча. При этом архиерей произносит: «Христос посреде нас», а новопоставленный: «И есть и будет».
  35. К южной стороне престола ставленник отходит на практике, в то время как все древние чиновники указывают новопоставленному отходить к восточной стороне престола и стоять лицом на запад.
  36. По другим указаниям, он также поминает «своих живых и умерших родственников и знаемых».
  37. В современной практике рукоположенный причащается вторым, после старшего священника.

Библиография

  1. Άρχιερατικόν. - Άφηναι., 1981. - 140 S.
  2. Арранц М.SJ. Избранные сочинения по литургике. Т. I. Таинства Византийского Евхология. Рим – Москва: Папский восточный институт; Институт философии, теологии и истории св. Фомы, 2003. 616 с.
  3. Арранц М.SJ. Избранные сочинения по литургике. Т. V. Введение в таинства Византийской традиции. Рим – Москва: Папский восточный институт; Институт философии, теологии и истории св. Фомы, 2006. 568 с.
  4. Дмитриевский А.А. Евхологий IV в. Сарапиона Тмуитского. Киев, 1894.
  5. Дмитриевский А.А. Ставленник: Руководство для священно-церковно-служителей и избранных в епископа, при их хиротониях, посвящениях и награждениях знаками духовных отличий, с подробным объяснением всех обрядов и молитвословий. Киев, 1904. 344 с.
  6. Диомидов Сергий, прот. Указатель порядка архиерейских служений. Самара, 1915.
  7. Желтов Михаил, диак. Чин Божественной литургии в древнейших (XI–XIV вв.) славянских Служебниках // Богословские труды. М., 2007. Сб. 41. С. 272–359.
  8. Лебедев А.П. Духовенство древней Вселенской Церкви от времен апостольских до X века. 3-е изд., знач. исправ. СПб.: «Издательство Олега Абышко», 2006. 448 с.
  9. Настольная книга священнослужителя. Т. 1. М.: Издание Московской Патриархии, 1977. 767 с.
  10. Неселовский А.З. Чины хиротесий и хиротоний: Опыт историко-археологического исследования. Каменец-Подольск, 1906. XVIII + 375 + LXX с.
  11. Пентковский А.М. Чинопоследование хиротоний в византийских Евхологиях VIII–XII веков // Византийский временник. М., 2002. Т. 61 (86).
  12. Петровский А., Марков Н. Диакон // Православная богословская энциклопедия, или Богословский энциклопедический словарь / Ред.: А.П. Лопухин, Н.Н. Глубоковский. СПб., 1900–1911. Т. 1–12: А – Константинополь. Т. 4. СПб. 1062–1069.
  13. Писания святых отцов и учителей Церкви, относящиеся к истолкованию православного богослужения. Т. 2. СПб.: Типография Королева и комп., 1856. 545 + XI с.
  14. Правила святых Вселенских соборов с толкованиями. Ч. 1. / Репр. Тутаев: Православное братство свв. князей Бориса и Глеба, 2001. 1440 с.
  15. Чиновник архиерейского священнослужения. Кн. 1. М.: Изд. Московской Патриархии, 1982. 252 с.