Главная/Библиотека/Московские Епархиальные Ведомости/№5-6 за 2008 год/

Протоиерей Николай Погребняк. Иконография Церковных Соборов

Уста праведника источают мудрость,
а язык зловредный отсечется.
(Прит. 10:31)

В годовом богослужебном круге дни памяти отцов Вселенских Соборов отмечены достаточно скромно: три из них совершаются в соединении с воскресной службой, а некоторые и вовсе не имеют своих последований. Исключениями являются престольные праздники, но храмов, посвященных Вселенским Соборам, немного. Первый в истории Церкви храм в честь святых Отцов Семи Вселенских Соборов был построен в середине XVI века в московском Даниловом монастыре святителем Макарием; это же посвящение имел и храм в здании Святейшего Синода в Санкт-Петербурге. Между тем, иконография Вселенских Соборов интересна и подробна; можно сказать, что она в какой-то мере восполняет скудость гимнографического предания.

Иконография Вселенских Соборов известна с доиконоборческого времени. В числе древнейших изображений можно назвать мозаичные изображения шести Вселенских Соборов (начала VIII века) в императорском дворце в Константинополе, причем там было изображено множество участвовавших в Соборах святых отцов.

С началом иконоборческого периода эти изображения пострадали одними из первых: пришедший к власти в 711 г. император Филиппик Вардан — уроженец Армении и убежденный монофелит — приказал уничтожить изображение VI Вселенского Собора, осудившего ересь монофелитства.

«Молебная память Богоносных отцев, от всея вселенныя собравшихся» (стихира на литии, 11 октября) не давала покоя разного рода еретикам. Филиппик Вардан, желая увековечить свою память, велел к циклу изображений пяти Соборов, украсивших своды константинопольских ворот «Миллиона изображений», добавить портреты патриарха-еретика Сергия и свой собственный. Но яростный иконоборец император Константин V (Копроним — по имени его и житие…) в 764 г. приказал и эти изображения уничтожить: вместо них появились мозаики с игрищами на ипподроме и портрет любимого императорского кучера [5].

На Западе, в противовес терзавшему восточную Церковь иконоборчеству, папа Римский Константин I (+ 715) повелел изобразить шесть Вселенских Соборов в старой базилике святого Петра в Риме. Изображения Вселенских Соборов находились также в церкви апостола Петра в Неаполе [4].

До нашего времени сохранились фрагменты мозаичных изображений Вселенских Соборов в церкви Рождества Христова в Вифлееме; они относятся к концу VII — началу VIII века. Во второй половине XII века они были дополнены изображением Седьмого Вселенского Собора. Но поскольку создавались они в период иконоборчества, в них нет изображений участников — святых отцов, а только символические изображения Престолов с лежащими на них Евангелиями, крестов, а также растительный орнамент [4].

Миниатюра 80-х годов IX века в знаменитой рукописи Слов святителя Григория Назианзина, хранящейся в Национальной библиотеке в Париже, содержит не только символические изображения, но показывает и участников cобора: вокруг престола с лежащими на нем Евангелием и двумя свитками (это тексты обсуждаемых на соборе учений) сидят император Феодосий Великий (+ 395) и епископы — участники Второго Вселенского Собора. С нимбом изображен только император [4].

Грузинский царь Давид IV Агмашенебели (Давид-Строитель, + 1125) среди забот об укреплении своего государства не забывал и о храмоздательстве. Он не только восстановил разоренный турками монастырь преподобного Шио Мгвимского, но, в благодарность Царице Небесной за помощь в объединении страны, основал близ Кутаиси монастырь Гелати в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Гелати стал научно-просветительским и культурным центром Грузии, царем Давидом там была основана академия («Вторые Афины»). Прекрасные фрески соборного храма сильно пострадали во время турецкого набега в начале XVI века, но все же сохранился цикл изображений Семи Вселенских Соборов, к которому примыкает довольно редкая композиция с изображением Чуда великомученицы Евфимии Всехвальной на Халкидонском Соборе и «Вознесение Креста». Росписи сделаны уже после смерти царя, но программа их, видимо, составлялась при его участии. Видимо, царь хорошо понимал, что невозможно возродить сильное единое государство без веры апостольской, веры отеческой, веры православной, как в чине молебного пения в Неделю Православия говорится: сия вера вселенную утверждает.

Композиции Вселенских Соборов в Гелати построены по одной общей схеме: в центре восседает император, по сторонам от него сидят епископы — это сцена соборных заседаний. Ниже показаны сцены завершения соборов: с левой стороны (по отношению к императору — справа) стоят православные отцы (они изображены с нимбами), а с другой стороны — осужденные еретики. Последние явно находятся в смущении: они без нимбов, стоят с понуро опущенными головами, сокрушенно разводят руками… В сопроводительных надписях указаны имена участников соборов — и императоров, и епископов, главных участников соборов [5]. К началу XII века иконография Вселенских Соборов полностью сложилась

Сербский король Стефан Урош тоже все силы свои положил на создание централизованного и сильного сербского государства. В росписях Троицкой церкви основанного им монастыря в Сопочанах (1260) также представлены Семь Вселенских Соборов (фрески 1265 г.). К концу XIII века относятся росписи еще одного знаменитого сербского храма — в Арилье, где также представлены Семь Вселенских Соборов.

Композиция Семи Соборов встречается и в других Балканских храмах: Благовещения Пресвятой Богородицы монастыря Градац (1275); Богородицы Левишки в Призрене (1313); великомученика Димитрия в Печкой Патриархии (1345); Рождества Богородицы монастыря Матейче в Македонии (1360) и других [4].

На Руси первым изображением Вселенских Соборов стали фрески Рождественского собора Ферапонтова монастыря (1502), написанные Дионисием, «живописцем пресловущим». Летописная запись, оставленная на откосе северного портала собора сообщает, что роспись собора начата на Преображение Господне, а закончена в день Рождества Пресвятой Богородицы, т. е. (если не учитывать подготовительных работ) на создание всей композиции ушло 34 дня; это подтверждается количеством  т. н. дневных швов штукатурки, на которой делались фрески: швов этих 34. «А писцы Дионисий иконник со своими чады. О Владыко Христе, всех Царю, избави их, Господи, мук вечных», — такую надпись оставил мастер. «Чада» в данном случае не обязательно сыновья, это могут быть и ученики.

Ферапонтовские фрески композиционно похожи, в центре каждой находится император, как инициатор Собора, вокруг него святители — поборники Православия; очень живыми и динамичными являются эти сцены, несмотря на монументальность и торжественность. Фреска Четвертого Собора кроме участников — святых отцов и императора, показывает чудо, явленное от мощей святой великомученицы Евфимии Всехвальной, уверившее всех в истинности православного вероучения. На фреске Седьмого Собора рядом с императором изображена святая императрица Ирина — поборница почитания святых икон.

Из других известных изображений Вселенских Соборов можно назвать композиции Успенского собора Московского Кремля (1643), на паперти Преображенского собора московского Новоспасского монастыря (конец XVII века).

Дионисий Фурноаграфиот, греческий иконописец XVIII века, в своей «Ерминии» (иконописном подлиннике) дает подробное описание иконографии Вселенских Соборов.

Первый Собор: «Среди храмины под осенением Святого Духа сидят: царь Константин на престоле, по обе стороны его святители в архиерейском облачении — Александр, Патриарх Александрийский, Евстафий Антиохийский; Макарий Иерусалимский, свт. Пафнутий Исповедник, и свт. Иаков Низибийский, свт. Павел Неокесарийкий и другие святители. Перед ними стоит изумленный философ и святитель Спиридон Тримифунтский, одну руку простерший к нему, а другой сжимающий черепицу, из которой выходят огонь и вода, и первый стремится вверх, а вторая по перстам святого стекает на пол. Тут же стоит Арий в священническом облачении и перед ним святитель Николай, грозный и встревоженный. Единомышленники Ария сидят ниже всех. В стороне сидит святитель Афанасий диакон, молодой, безбородый, и пишет: Верую во Единого Бога Отца, вседержителя до слов: и в Духа Святого».

Второй Вселенский Собор: «Царь Феодосий Великий на престоле и по обе стороны его святые — Тимофей Александрийский, Мелетий Антиохийской, Кирилл Иерусалимский, Григорий Богослов, Патриарх Константинопольский, который пишет: и в Духа Святаго (до конца), и другие святители и отцы. Еретики же македониане сидят особо и разговаривают между собой».

Третий Вселенский Собор: «Царь Феодосий младший на престоле, юный, с бородой едва показавшейся, и по обе стороны — святой Кирилл Александрийский, Ювеналий Иерусалимский и другие святители и отцы. Пред ними стоят Несторий пожилой в архиерейской одежде и единомышленные с ним еретики».

Четвертый Вселенский Собор: «Царь Маркиан, старец, на престоле, окруженный сановниками, имеющими на главах златочервленные повязки, и по обе стороны его — святой Анатолий, патриарх Константинопольский, Максим Антиохийский, Ювеналий Иерусалимский, епископы Пасхазиан и Луцензий, и пресвитер Вонифатий — поверенные местоблюстители Льва, папы Римского, и другие святители и отцы. Перед ними стоят Диоскор в архиерейском облачении, и и Евтихий, и разговаривают с ними».

Пятый Вселенский Собор: «Царь Юстиниан на престоле и по обе стороны от него — Вигилий папа Римский, Евтихий Константинопольский и другие отцы. Пред ними стоят еретики и разговаривают с ними».

Шестой Вселенский Собор: «Царь Константин Погонат с проседью в длинной раздвоенной бороде, на престоле, за которым видны копьеносцы, и по обе стороны от него — св. Георгий, Патриарх константинопольский, и папские местоблюстители, Феодор и Георгий, другие отцы. С ними разговаривают еретики».

Седьмой Вселенский Собор: «Царь Константин-отрок и мать его Ирина, и держат: царь Константин — икону Христа, Ирина — икону Богоматери. По обе стороны их сидят св. Тарасий — Патриарх Константинопольский, и папские местоблюстители Петр и Петр епископы, и другие отцы, держащие иконы; среди них один архиерей пишет: Аще кто не поклоняется иконам и честному кресту, анафема да будет».

В русских традициях, зафиксированных в иконописных подлинниках, в композицию Первого Вселенского Собора включается «Видение свт. Петра Александрийского». В росписи Ферапонтова монастыря оно изображено отдельно в двух сценах на южной и западной сцене.

Четвертый Вселенский Собор изображается с чудом Евфимии Всехвальной; представлена ее гробница. В композицию Третьего Вселенского Собора, осудившего Несторию, включен эпизод совлечения с него ризы [4].

Поздние иконы содержат много мелких деталей, подробно иллюстрирующих сказания о Вселенских Соборах. На московской иконе середины XVII века (ГТГ), например, царь изображен не только в верхней части композиции, но и в нижней, среди спорящих; у его ног лежит книга. В левой части композиции изображен Богомладенец Христос, стоящий на престоле, под киворием. С противоположной стороны, справа, внутри небольшого здания, на корточках сидит Арий; у него внутренности вываливаются [1].

На иконе Первого Вселенского Собора конца XVI века (музей-заповедник «Ростовский кремль») в центре композиции на фоне одноглавого храма изображен император Константин Великий. Он на троне, в пурпурном одеянии, в короне; в левой руке он держит свиток. Справа и слева от императора находятся по три епископа с Евангелиями в руках. В нижней части иконы император стоит, встречая участников собора; первым к нему подходит святитель Николай, затем, вероятно, свт. Афанасий Александрийский; все святые отцы — защитники Православия на иконе с нимбами. За спиной у императора стоят ариане; они в белых колпаках без нимбов. Сам Арий изображен в правом нижнем углу иконы: «утроба его разлияся» — как объясняет иконописный подлинник конца XVI века.

Характерной особенностью иконы является изображенное внизу слева Видение Петра Александрийского. Святитель коленопреклоненно молится на фоне престола, и ему предстает Спаситель в разорванных ризах. Из жития святителя известно следующее. Когда он находился в темнице в ожидании казни, к нему приходили александрийские епископы с просьбой снять наложенное на Ария прещение, но святитель рассказал им, как после совершения Литургии ему явился Христос в виде 12-летнего юноши в разорванных одеждах и поведал о будущих злодействах Ария. По святоотеческим толкованиям, разорванные надвое одежды Спасителя в этом видении означали отрицание Арием нераздельности Божественной и человеческой природы Христа. Святителя Петра казнили задолго до Собора (в 311 г.), но его изображение на иконах Первого Собора укоренилось в иконографии [3].

Интересно решение верхней части иконы, где святитель Петр изображен еще раз: остальные епископы расположены в один ряд; св. Петр — чуть ниже, словно его присутствие ощущается на Соборе, хотя самого-то его там нет.

Иконография Седьмого Вселенского Собора с Видением св.Петра и гибелью Ария получила распространение в XII веке.

Очень интересна большая икона Седьмого Вселенского Собора, написанная в 1673 г. для Смоленского собора Новодевичьего монастыря Симоном Ушаковым и Гурием Никитиным «с товарищи». В композиции показаны соборы 787 г. (Вселенский) и 842 г., утвердивший Чин Православия. Триста участников собора 842 г. расположены строго симметрично. Икона снабжена множеством надписей: они и на покрывалах столов, и на двух врезках-картушах. Перечислены все участники Собора, а, кроме того, соборные деяния по защите иконопочитания.

Святые отцы восседают за торжественной трапезой в Никейском соборе Святой Софии — он показан в разрезе, в виде пятиглавого храма с иконостасом и царскими вратами; резьба напоминает иконостас московской церкви Троицы в Никитниках. В верхней части иконы — сюжеты соборов 787 г. с Константином IV и святой Ириной, и 842 г. с Михаилом III и матерью его, св. Феодорой [2].

Все сюжеты представлены на фоне икон — «благолепных икон воображением Церковь Твоя украсившееся, страстем Твоим похвалися, Христе Боже наш, и тех ради в едину веру возводими, славим непостижимое Твое величествие» (седален по 3-й песни канона службы святых отец Седьмого Вселенского Собора, в неделю, ближайшую к 11 октября).

Вселенские Соборы собирались ради сохранения чистоты веры православной. Иконография соборов открывает возможность не только лицезреть святых отцов — защитников Православия, но и со всей очевидностью говорит о том, что Церковь наша — единая, святая, соборная (Символ веры). Соборность на этих иконах предстает как важнейшее свойство Церкви.

Протоиерей Николай Погребняк

Источники:

  1. Антонова В.И., Мнева Н.Е. Каталог древнерусской живописи XI — начала XVIII вв. (Гос. Третьяковская галерея). Т.1—2. М.,1963.
  2. Брюсова В.Г. Русская живопись XVII века. М.. 1984.
  3. Вахрина В.И. Иконы Ростова Великого. М., 2003.
  4. Квливидзе Н.В. Вселенский собор. Иконография. — Православная энциклопедия. Т. 9. М., 2005.
  5. Лазарев В.Н. История византийской живописи. Т. 1—2. М., 1986.
  6. Подлинник иконописный. Изд. Большаков С.Т. под ред. Успенского А.И. М., 1903.