Главная/Библиотека/Московские Епархиальные Ведомости/№5-6 за 2008 год/

К двойному юбилею Белопесоцкого монастыря

«ЖЕМЧУЖИНА НА БЕЛЫХ ПЕСКАХ»

- так называют Свято-Троицкий Белопесоцкий монастырь, устроение которого связывают с именем преподобного Сергия Радонежского. Согласно преданию, святой Сергий проходил из города Серпухова через Белые Пески в Каширу, и это место так полюбилось ему, что он изрек: «Быть тут монастырю!» И водрузил крест. Есть здесь недалеко целебный источник преподобного Сергия, который, как и в Радонежских лесах, был изведен им ударом о землю посохом на сухом месте. Вода из источника чистая и вкусная. Настоятельница Белопесоцкой женской обители монахиня Агния (Сударикова) поведала, что женщина-водитель, которая возит ее в Москву по монастырским делам, всегда берет в дорогу бутылку с водой из Сергиева источника. И если от загазованности столичного города начинает болеть голова, то не надо пить никакие таблетки — стоит лишь сделать несколько глотков целебной воды или умыться ею, и вмиг все пройдет.

С матушкой Агнией мы встретились в тот момент, когда прошло 7 месяцев со времени назначения ее настоятельницей этой обители. Обители с богатой историей, корнями уходящей в века. Обители с дивными собором и храмами, на возвращение которым былого благолепия потребуется немало сил и средств. К счастью, храм преподобного Сергия Радонежского уже приведен в порядок, и службы в нем совершаются ежедневно. А к Пасхе при нем была открыта иконная лавка с довольно-таки богатым выбором духовной литературы, аудио- и видеокассет, что у прихожан, по словам настоятельницы, вызвало большую радость, так как у многих из них велика тяга к душеполезному чтению и к фильмам о святых и православных святынях.

С УПОВАНИЕМ НА ГОСПОДА

Одиннадцать с половиной лет нынешняя настоятельница подвизалась во Введенском Владычном монастыре Серпуховского благочиния. Пришла туда двадцатилетней послушницей, только что закончившей музыкально-педагогический колледж, и за эти годы практически на всех послушаниях побывала: на клиросе, в трапезной, швейной мастерской, в коровнике. А в последнее время была казначей, благочинной. Ездила по городам, занималась снабжением монастыря. Организовывала трапезы — составляла меню, закупала продукты. Словом, хорошую школу прошла, всему обучилась!

- Но когда меня назначили сюда настоятельницей, то я, говоря современным языком, испытала шоковое состояние, — призналась матушка Агния. — Конечно, я видела, какие труды несет игумения Алексия во Введенском Владычном монастыре. Однако у нее к настоятельству, можно сказать, призвание. А что я? Какая из меня настоятельница? И только со временем, спустя недели, месяц, я поняла, что никакие наши природные способности или таланты не раскроются, не разовьются, не принесут пользу, если мы не будем уповать на Господа. Это Господь дает нам силы и мудрость, через нас творя Свою волю. Я не раз поражалась тому, как проходит у меня день. Вот одна встреча состоялась, последовала вторая, затем третья. Я с кем-то о чем-то договариваюсь, кого-то о чем-то прошу. Казалось бы, сплошная суета… И вдруг к вечеру начинаю осознавать, что все события минувшего дня связаны воедино — и эта связь, не сразу распознаваемая, дала результат, важный для жизни нашей обители!

Господь явил чудо молодой настоятельнице почти сразу же по приезде ее в эту обитель. Нужно было расплатиться за новый иконостас в Троицком соборе. Требовалось ни много ни мало — 800 тысяч рублей!

- Просто не знала, где их взять, — продолжила рассказ матушка Агния. — Во Владычном монастыре у нас спонсоров, как таковых, не было. Сестры ездили по православным выставкам, где зарабатывали средства на нужды обители. Занимать у кого-то деньги мне совсем не хотелось — как их потом отдавать? Хотя, по правде говоря, не могу сказать, что я сильно из-за этого долга переживала. В душе жила вера: Господь все видит и устроит, как надо. Действительно, в один прекрасный день ко мне пришли незнакомые люди — муж и жена и дали деньги в довольно-таки пухлом конверте, попросив помолиться за их дочь. Я записала имя дочери, их имена, но кто они и откуда, даже не знаю.

Пересчитав пожертвования, вложенные в конверт, настоятельница ахнула: там было 460 тысяч рублей! Но это еще не все. Когда пересчитали сумму долга изготовителям иконостаса, то она оказалась почти вдвое меньше названной! В общем, удалось расплатиться сразу же!

В обители сегодня 5 насельниц. Великим постом благочинный монастырей Московской епархии епископ Серпуховский Роман постриг в монахинь двух инокинь, одна из которых подвизалась в этом монастыре 3 года, вторая — 13 лет. Семидесятипятилетняя монахиня Капитолина, по словам настоятельницы, человек чрезвычайно ответственный. Она обладает прекрасной памятью, педантична и несет послушание в иконной лавке. Сорокалетняя монахиня Фаина настолько энергична, что по объему своих трудов заменяет пятерых. Монахиня Екатерина была переведена из Введенского Владычного монастыря в помощь матушке-настоятельнице. И пятая — трудница Галина, пришедшая в обитель совсем недавно.

Хотя сестер мало, но благодаря дружным отзывчивым прихожанам, приезжающим из городов Ступино и Ожерелье, острой нехватки людей пока не чувствуется. Прихожане любят монастырь и помогают сестрам во многих их трудах. Например, Михаил вместе с рабочими из своей строительной организации замечательно обустроил кабинет настоятельницы, прекрасно отремонтировал просторную швейную мастерскую. Все, что нужно было — хорошие обои, качественный ламинат и т. д. — он закупал на свои деньги. А в Сергиевском храме эти люди сделали штукатурку, грунтовку, покраску. За время Великого поста — как раз к празднику Светлого Христова Воскресения — монахиня Екатерина вместе с другими прихожанами расписала здесь иконостас. Искусные резные киоты для больших икон сделал Георгий — плотник, резчик по дереву, который тоже трудится в монастыре во славу Божию.

Сегодня на эту не очень большую, но очень уютную церковь любо-дорого посмотреть! Матушка с радостью и с неким даже удивлением вспомнила, сколько людей здесь было в Пасхальную ночь, сколько молодежи пришло: так много, что шедшие в начале крестного хода, совершаемого вокруг монастыря, уже возвратились к вратам церкви, однако те, кто был в конце крестного хода, только-только оттуда выходили! Кстати, этот храм в конце 80-х годов прошлого века, согласно решению исполкома городского совета народных депутатов, должен был превратиться в гостиную с экспресс-баром, а сам монастырь — в городской историко-культурный центр с гостиничным комплексом. К счастью, этого не случилось. В 1993 году весь комплекс монастыря был передан Московской епархии для возрождения в нем Свято-Троицкого женского монастыря.

ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Мы подошли с настоятельницей к деревянному кресту на территории монастыря, огороженному кирпичами. Она сказала:

- Здесь плотник Георгий должен сделать деревянную сень над местом захоронения преподобного Владимира Белопесоцкого. Хотим поставить гробницу из белого камня, на которой будет выбито, что тут покоится основатель древней обители — преподобный Владимир Белопесоцкий. А на столбах собираемся установить деревянную сень с куполом. И все это надо успеть к празднику.

Праздник, к которому усердно, радостно и с волнением готовятся сестры обители и прихожане, — это 510-летие со времени основания лесного монастыря на берегу Оки. О его основателе — игумене Владимире — до нас дошло немного сведений. Известно только, что был он иноком Новгородского Хутынского монастыря. И стремясь к монашескому уединению, безмолвию, пришел на Белые Пески, где и поставил деревянную церковь. Вскоре весть о монахе-подвижнике стала распространяться по всей округе. В поисках духовного руководства потянулись к нему другие иноки. Так возникла пустынь, которая вскоре получила обширные земельные наделы — «леса, от века не паханные». Вследствие привилегий денежные средства Белопесоцкого монастыря стали столь значительными, что это позволило братии широко развернуть каменное строительство. В 1564 году был заложен Троицкий собор. По описи 1578 года все здания, за исключением келий и двух стен монастыря, были каменными. А это большая редкость для Руси той эпохи, когда даже царские дворцы строились преимущественно из дерева…

Понимая всю важность укрепления границ своего княжества, святой московский князь Димитрий Донской способствовал усилению монастыря и развитию его вотчин. Монастырь с самого начала носил характер оборонительного сооружения, став пограничной крепостью южных московских рубежей. И окрестности, долгое время бывшие дикими, постепенно начали заселяться. Великий князь Василий III освободил поселенцев, осевших на монастырских землях, от всех даней и повинностей, что создало еще более благоприятные условия для умножения крестьянских хозяйств и их процветания.

Профессор В.О.Ключевский так написал в «Курсе Русской истории»: «Строгость жизни ее насельников, слава подвигов привлекала сюда не только богомольцев и вкладчиков, но и крестьян, которые селились вокруг богатевшей обители, как религиозной и хозяйственной своей опоры, рубили окрестный лес, ставили починки и деревни, расчищали нивы и „искажали пустыню“, по выражению жития преп. Сергия…

Лесной монастырь сам по себе, в своей деревянной или каменной ограде, представлял земледельческое поселение, хотя и не похожее на мирские, крестьянские села: монахи расчищали лес, разводили огороды, пахали, косили, как и крестьяне. Но действие монастыря простиралось и на население, жившее за его оградой… Вокруг пустынного монастыря образовывались мирские, крестьянские селения, которые вместе с иноческой братией составляли один проход, тянувшийся к монастырской церкви».

Еще известно, что в XVI веке более 20 раз совершали разбойные нападения на южные границы Московского княжества крымские татары, и не раз сгорала дотла деревня, находившаяся в непосредственной близости от Свято-Троицкого монастыря. Однако татарским войскам, сметавшим на пути все живое, ни разу не удалось прорваться на территорию Белопесоцкой обители. Так велика была благодать этого святого места, столь сильным было небесное заступничество преподобного Сергия Радонежского, что монастырь хотя и с пробитыми почерневшими стенами, полуразрушенными башнями, но с сияющими крестами, вознесенными над храмами, стоял над Окой, и оглашались окрестности звоном его колоколов, даруя русским людям веру и надежду.

Пять с лишним столетий назад Господь привел в этот уголок русской земли инока, ставшего, как написано в исторических сведениях, деятельным игуменом. Сколько эпохальных событий за это быстротечное время произошло! Сколько скорбей пришлось пережить и монастырской братии, и мирянам, но они всегда держались вместе — жили и умирали с именем Спасителя на устах! И сейчас, спустя века, миряне, возлюбившие Господа, тянутся в эту небольшую приветливую обитель. Матушка-настоятельница убежденно говорит:

- Мы не можем полностью отгородиться от мира. Ведь в душах людей, приходящих к нам, тоже происходит какая-то духовная работа, и надо помочь им укрепиться в вере, направить их, чтобы за ними пошли другие.

Все совершается по Промыслу Божию! Не знавшая в детстве дороги к храму, мечтающая быть учительницей музыки, в юности нынешняя настоятельница обители монахиня Агния вдруг отчетливо услышала, сердцем восприняла Божий призыв уйти из суетного мира в монастырь, чтобы самой спасаться и помогать спасению других.

Матушка вспомнила один день, навсегда врезавшийся в ее память: вот она закончила музыкально-педагогический колледж в Егорьевске и приехала домой, в Чехов. Набравшись мужества, она сказала горячо любимым родителям о своем твердом намерении посвятить жизнь Господу — стать невестой Христовой. Мать и отец — оба вначале растерялись, затем горячо стали говорить о том, каким им видится будущее дочери, способной достичь в жизни многого и познать радость материнства, семейного счастья!

- Я вынуждена была потихоньку уйти из дома, оставив им письмо, — произнесла матушка Агния. — Иначе бы не отпустили.

Позже ее мама станет приезжать в Серпуховской Владычный монастырь и помогать по хозяйству. Увидев самоотверженность и мудрость игумении Алексии (Петровой), постояв на службах в церкви, мама многое поймет и с особым чувством скажет дочке перед смертью: «Во всем слушайся матушку Алексию! Она твоя духовная мать».

Этот материнский завет монахине Агнии легко исполнять, потому что настоящее духовное родство, духовную связь с матушкой Алексией она все эти годы остро чувствовала во Владычном монастыре, и сейчас это чувство не ослабело, а, напротив, крепнет с каждым днем. Молодая настоятельница при всяком удобном случае едет к духовной матери за советом.

О многом нам с доброй улыбкой, с предельной искренностью рассказала монахиня Агния. Но особенно запомнились такие ее слова:

- Немного освоившись здесь, я увидела, что дел в монастыре очень много. Во-первых, все наши древние храмы нужно привести в порядок. Во-вторых, необходимо будет вплотную заняться межеванием земли. В 1992 году 14 гектаров были оформлены на обитель, однако теперь требуется их переоформить. А в будущем хотелось бы освоить монастырские земли, завести хозяйство. Каждый день сулит столько хлопот, суеты! Но при этом для меня очень важно оставаться духовным человеком. Я всегда переживала за свое внутреннее состояние, а теперь еще нужно быть примером и для сестер. Так что ответственность большая. Но позвольте повторить то, что я уже сказала вначале: пережив «шоковое состояние» после назначения меня сюда настоятельницей, я поняла главное — Господь поможет. Господь не оставит, если будешь жить по заповедям Божьим.

***

Господь изливает Свою милость на любящих Его. И проявляется эта милость во всем, только нужно ее распознать. Вот самый простой и в то же время о многом говорящий пример: один мужчина окрестил в монастыре младенца, а спустя некоторое время принес сестрам целый мешок леща, которого он наловил в Оке.

- С продуктами мы беды не знаем, — улыбнулась матушка Агния после вкусной трапезы. — Люди со всей щедростью, присущей русской душе, делятся с нами кто чем может. Мы признательны им.

Многие примеры, приведенные матушкой-настоятельницей, подтверждают, что добрые традиции бескорыстной благотворительной помощи не угасли в нашем обществе, и есть надежда на возрождение в былой красоте «жемчужины на Белых Песках» — Свято-Троицкого монастыря, отмечающего нынче свое 510-летие.

Н.Ставицкая