Главная/Библиотека/Московские Епархиальные Ведомости/№5-6 за 2008 год/

Из жизни Егорьевского благочиния

Интересна судьба города Егорьевска, который находится в 100 километрах к югу от Москвы. Основан он был в 1778 году Указом императрицы Екатерины II на месте бывшего села Высокое, или Егорий Высокий. Такое название село, а затем и город получили от первой церкви в честь святого великомученика Георгия Победоносца.

Само село когда-то принадлежало одному из московских бояр по фамилии Бяконт. Тот боярин, Федор Бяконт, отписал Высокое своему сыну Елевферию, принявшему в юношестве монашеский сан и известному последующим поколениям россиян как основатель Чудова монастыря святитель Алексий, Митрополит Московский. Что касается села, то оно стало вотчиной Чудова монастыря и более 200 лет находилось во владении древней московской обители.

Если же взять более близкое к нам время, то нужно сказать, что до революции в Егорьевске было 6 храмов. И у каждого из них оказалась своя судьба, своя история. Живая история, волнующая нас и сегодня.

«БЛАГОСЛОВЛЯЮ ПОСТРОИТЬ ХРАМ»

Молитвенная память о святителе Алексии на егорьевской земле сохранилась до наших дней. В 1908 году в деревне Нечаевская (теперь это уже городская улица Нечаевская) была построена небольшая Алексиевская церковь.

Вообще на том месте замышлялось строительство часовни, стал рассказывать благочинный церквей Егорьевского округа игумен Никодим (Лунев). Купец Иван Иванович Акатьев выходец из крестьян, разбогатевший на торговле — дал деньги именно на часовню. Был написан рапорт Правящему архиерею, но что вышло? Судя по всему, рапорт получился невразумительным, из него невозможно было понять, что же нечаевцы хотят возвести. И Владыка наложил резолюцию: «Благословляю построить храм». А проект-то делался под часовню! Чтобы не нарушить благословение архипастыря, решили пристроить к ней алтарь.

Немного позже, говоря о возрождаемом ныне Троицком храме, расположенном в ограде бывшего Свято-Троицкого Мариинского женского монастыря, его настоятель игумен Никодим (Лунев) и начальница женской общины этого храма инокиня Елена (Иляхинская) скажут чуть ли не в один голос, что им часто приходится слышать от паломников проникновенные слова, относящиеся к Троицкой церкви: мол, заходят сюда люди, и особое чувство рождается у них в груди. Несмотря на разруху внутри, многие особенно сильно ощущают тут благодать Божию!

Но такое особое чувство — ощущение Божией благодати — мы пережили и в маленькой, просто крохотной Алексиевской церкви, вмещающей, по словам ее прихожан, не более 80 человек. Еще прихожане сказали, что во время богослужений чувствуется присутствие святого, в честь которого назван храм. Волнуясь, с благоговением мы приложились к иконе святителя Алексия с частицей его мощей, зная, что на обратной стороне иконы есть старинная надпись «Благословение Чудова мужского монастыря». Не меньшее волнение вызвал и чудотворный образ святителя Николая Мирликийского, уцелевший в страшные годы гонений на Церковь и тайно перенесенный сюда монахинями Свято-Троицкого Мариинского монастыря из Никольской часовни. (Игумен Никодим, трепетно относящийся к истории родного края, к церковной его истории, застал в живых двух послушниц женской обители, и те подробно ему рассказали о жизни в монастыре, об отважных монахинях, благодаря которым остались в сохранности многие духовные святыни края.)

Когда богоборцы взорвали Успенский собор, который в народе называли Белым, потому что он был возведен из белого камня, когда сгорел огромный деревянный Георгиевский собор, а Казанскую (полковую) церковь передали под библиотеку и в монастырском Троицком храме устроили клуб для курсантов летной школы, когда накануне войны в 1941 году была закрыта церковь святого благоверного князя Александра Невского, то люди, сохранившие веру в душе, потянулись в крохотный храм на окраине города. Так разве не по Промыслу Божьему в начале прошлого века здесь была возведена не часовенка, а церковь в честь светильника православной веры митрополита Московского Алексия? Церковь, которая, к слову сказать, сохранилась в первоначальном виде, и службы в ней совершаются регулярно…

А знаменитую Казанскую церковь, рубленную из дерева, пахнущего смолой, лесом, удалось восстановить (причем в первоначальном виде) совсем недавно, уже в наши дни. Знаменита она тем, что когда здесь был расквартирован Моршанский 139 пехотный полк, приходская церковь стала полковой. На ее стенах были сделаны надписи с именами воинов, погибших в русско-турецкую и русско-японскую войну. В церкви находилась особо чтимая полковая икона святого великомученика Георгия Победоносца, но после ее закрытия святыня пропала. В начале 80-х годов прошлого века деревянный храм сгорел. Инициатором его восстановления и настоятелем уже возрожденного храма стал игумен Феофан (Щелкунов).

А за несколько месяцев до освящения Казанской церкви полковую икону вернули, сообщил отец Никодим. Оказывается, все это время она хранилась у одного священника, который служил в селе Черкизове Коломенского района, но сам был отсюда родом. Правда, к моменту восстановления храма батюшка уже закончил свой земной путь, так что икону передала в храм его супруга. И еще к нам вернулась полковая икона Азовского полка. Ведь Моршанский полк был сформирован и резервных и отпускных чинов Азовского пехотного полка. На той иконе изображены Феодоровская Божия Матерь, святители Николай Чудотворец и Никифор Цареградский. А возглавлял Моршанский полк и все полковые отделения, сформированные в Егорьевске в начале XX века, Пантелеимон Николаевич Симанский. Он происходил из древнего рода Симанских Псковской губернии и был прямым родственником по линии отца Патриарха Алексия I. Вот как переплетается история!

…Красива и благолепна Казанская церковь, освященная архиепископом Можайским Григорием в октябре 2006 года! Однако окормляет игумен Феофан (Щелкунов) не только благочестивых верующих, но и тех, кто ждет приговора суда. Егорьевский СИЗО стоит, что называется, впритык к ограде храма. Каждую среду настоятель бывает там, исповедует заключенных. Есть проект, согласно которому подземный храм в честь святителя Николая Чудотворца будет соединен подземным переходом со следственным изолятором, и тогда заключенные смогут посещать богослужения в настоящем храме.

Поначалу у администрации следственно-исправительного учреждения были сомнения, стоит ли так рисковать, — говорит инокиня Елена. — Однако проект всех убедил, что нижний тюремный храм безопасен для прихожан верхнего храма, и никаких побегов из него не может быть совершено.

ПРИ НИКИФОРЕ МИХАЙЛОВИЧЕ ГОРОД НАБРАЛ СИЛУ

До него Егорьевск (тогда это был маленький уездный городок Рязанской губернии) находился в угасающем состоянии. Но когда купец первой гильдии, владелец небольшой ткацкой фабрики Н.М.Бардыгин стал в 1872 году главой города, все здесь начало меняться в лучшую сторону. По сути, новый глава создал город, получив его в виде большого села. Были открыты новые школы, гимназии, библиотека, клуб, телеграф, появилось множество мануфактур. Сохранились свидетельства, что приезжих особенно поражали чистота егорьевских улиц и отсутствие на них бродяг и нищих. А главное — при Бардыгине стали строить просторные каменные храмы как в самом городе, так и в деревнях.

Нельзя сбрасывать со счетов соседство с Гуслицким краем, где формировалось старообрядчество, сказала инокиня Елена (Иляхинская). Как человек православный, Никифор Михайлович стремился возвысить Православную Церковь, чтобы люди видели ее величие и достоинство. Поэтому при нем — и на его личные пожертвования был построен наш Троицкий храм. При Бардыгине появился и собор святого благоверного князя Александра Невского.

Благолепный храм во имя Святой Троицы, святого Никифора, Патриарха Цареградского и преподобной Марии Египетской был построен возле городского кладбища. Изначально на самом кладбище находилась деревянная холодная Никитская церковь, где богослужения совершались редко, и потому горожане выражали недовольство, что на родных могилах нет ежедневной молитвы. Тогда городской голова решился на строительство теплого храма. Священник Стефан Твердин так описывал начало строительства: «Бардыгин с осени начал возить на кладбище кирпич и известь для теплой каменной церкви. Кирпича привезено уже около 400 тысяч штук, а извести — около тысячи пудов. План уже готов и уже утвержден Владыкою. Глубокая благодарность Бардыгину. Он меня не покидает, принимает всегда очень радушно и, вообще, в чем надо — не оставляет».

Будучи значительно моложе своего супруга, жена Бардыгина Мария Владимировна печалилась из-за того, что в Егорьевске нет монастыря, где бы она, если вдруг овдовеет, могла бы провести оставшиеся дни своей жизни в уединении и молитве. Но умерла Мария Владимировна раньше своего мужа. Умерла в расцвете сил от развившейся тяжелой болезни. И в память о горячо любимой супруге Н.М.Бардыгин написал прошение в Святейший Синод об открытии при Троицком храме женской общины. А в третью годовщину со смерти Марии Владимировны состоялось торжественное открытие Свято-Троицкого Мариинского женского монастыря, первой настоятельницей которого стала родная сестра Никифора Михайловича — игумения Олимпиада. К слову, другие сестры матушки Олимпиады и главы города Никифора Михайловича были насельницами Коломенского Успенского Брусенского монастыря — схимонахиня Поликсения и схимонахиня Фелицата…

Более ста лет прошло со дня кончины этого необыкновенного человека, которого горожане беззаветно любили за его доброту, благородство, бескорыстие и называли своим благодетелем. Но и нынешние егорьевцы столь же тепло отзываются о почетном потомственном гражданине своего города Никифоре Михайловиче Бардыгине, плоды неустанных трудов которого видны на каждом шагу. А его родное детище — полуразрушенный и сильно изуродованный изнутри Троицкий храм — на глазах возрождается. Причем и отец Никодим, и помощник председателя приходского совета храма матушка Елена вспоминали, что поначалу восстановление шло трудно — «как-то вязко». Зато когда над могилой Никифора Михайловича в правом приделе церкви (находившемся тогда в ведении клуба авиационного технического колледжа гражданской авиации имени Валерия Чкалова), была отслужена панихида, стало многое получаться.

У людей словно пелена с глаз спала, улыбнулась инокиня Елена. — На панихиду, в связи со столетием со дня смерти Бардыгина, приехало много верующих из Егорьевского района, прибыли священники и настоятели монастырей из разных мест. Прошло совсем немного времени, и мы увидели, что, действительно, чудесным образом изменилось к нам отношение администрации авиационного колледжа. Она вдруг пошла на сближение. Если до этого верующим был отдан лишь один придел храма, то вскоре начался энергичный диалог о том, чтобы вернуть Православной Церкви весь храм. Представьте себе: буквально в течение года клуб освободил церковь, и мы перестали бояться, что сразу же после богослужения может раздаться барабанная дробь или зазвучит веселая музыка в центральном или в правом приделах! Как-то очень быстро собралась большая община. Большая и дружная! Все помогают возрождению храма, кто чем может. Так один из его прихожан Сергей Викторович Сорокин, руководящий Егорьевской детской обувной фабрики популярной торговой марки «Котофей», выделяет определенные средства на реставрацию. А Антонина Сергеевна Петухова, которую все зовут попросту — баба Тоня! — приходит в храм каждый день и ревностно следит за тем, чтобы до блеска были начищены все подсвечники, лампадки.

Нам Антонина Сергеевна призналась, что Троицкий храм стал для нее роднее собственного дома. Душа сюда тянется!

ПРИХОДИЛИ КУРСАНТЫ НА ТАНЦЫ, А УХОДИЛИ ОТСЮДА ВЕРУЮЩИМИ

Это еще одна ценная страничка из пока что ненаписанной летописи Троицкого храма. Игумен Никодим — настоятель храма встречался с людьми, которые были курсантами летной школы, приходили в клуб на вечера художественной самодеятельности, на танцы, но Господь открывал им глаза, духовное зрение, и, прозревая, они видели, что попали в дом Божий. Некоторые из прозревших стали священниками. Один, по словам батюшки, служит в Хабаровском крае, другой — в Сибири.

Знаете, чем судьба нашего Троицкого храма отличается от других? — продолжил отец Никодим. — Он был построен в 1883 году, а закрыт в 1928 году. То есть просуществовал совсем мало потом наступил восьмидесятилетний перерыв. И самое удивительное, что все те восемьдесят лет, что здесь был клуб, он действовал на многих людей как храм. Тогда здесь учились парни со всего Советского Союза, а также приезжали на учебу студенты из-за рубежа. Мне запомнилась встреча с бывшим курсантом Егорьевского летного училища, поведавшим такую историю: заходит он в клуб, смотрит — какая-то своеобразная архитектура, удивительно красивый пол, выстланный цветной плиткой, что кажется, будто это многометровый богатый ковер на пол положили… «И вдруг меня осенило, — сказал гость. — Да это же церковь! Причем до этого я в церкви никогда не был! В клубе все было завешано декорациями, стоял большой бюст Ленина, висели флаги, но я почувствовал, что попал в храм!» Господь сотворил чудо: этот молодой человек, повинуясь зову сердца, оставил престижное училище и поступил в Духовную семинарию. Произошло это в советское время, когда столь крутой вираж судьбы был не понят многими.

А еще отец Никодим встречался с дочерью прославленного летчика — Героя Советского Союза Валерия Чкалова, который тоже учился в Егорьевской летной школе. Дочь рассказала пастырю, что отец всегда носил на груди нательный крестик, а перед сном, вспоминала она, папа обязательно заходил к нам в комнату и крестил на ночь…

Сам отец-настоятель впервые увидел Троицкий храм при весьма своеобразных обстоятельствах, учась еще в школе. Старшеклассник Лунев, пономаривший в маленькой Алексиевской церкви на окраине города, слышал про Свято-Троицкий Мариинский женский монастырь и про то, что в монастырском храме, по воспоминаниям верующих старожилов, иконостас был сделан из крымской яблони, а стены украшала необыкновенная замысловатая роспись на золотом фоне. Но осталось ли что от монастыря и храма, школьник в то время не знал. И вот его попросили на новогоднем представлении побыть Дедом Морозом, повеселить младшеклассников в клубе авиационного училища. Он согласился, пришел туда и…

Я еще не успел облачиться в наряд Деда Мороза, с улыбкой произнес отец Никодим. Подошел к окну и увидел то, что поразило меня до глубины души. Кто-то отколупнул на стене краску — глазам открылась церковная роспись.

На меня это произвело столь сильное впечатление, продолжил пастырь, что я категорически отказался играть там Деда Мороза. Помню, организаторы мероприятия дружно ополчились на меня, стали ругать, но я все-таки ушел…

Второй случай, когда кусочек неожиданно открывшейся росписи потряс уже не мальчишку-школьника, а иеромонаха, отца-настоятеля, произошел во время первой Рождественской литургии, совершаемой в отданном Церкви храме.

Я поднял глаза вверх и подумал: надо как можно быстрее убрать эти непонятные рисунки, эту мазню, сделанную, видимо, по заказу клубных работников, администрации училища. Убрать — и оштукатурить купол, стены! Но вдруг отпал кусок краски и стали видны глаза. Потом мы забрались наверх, счистили еще немного краски, и появилась церковная роспись. Позже я узнал от верующих старожилов, что богоборцы усердно замазывали лики святых масляной краской, да только утром руки, глаза угодников Божиих проступали сквозь нее. Тогда кто-то придумал выжигать их паяльной лампой. Но через два дня этого «придумщика» и исполнителя настигла трагическая смерть…

Доводилось отцу Никодиму беседовать и с теми бывшими курсантами, которые стали летчиками и по своим стопам направили учиться в Егорьевский авиационный колледж подросших сыновей. Так вот, эти люди рассказывали батюшке, что они приходили сюда на дискотеку, чтобы потанцевать, послушать музыку, а уходили с зажегшимся в душе, словно лампадка, огоньком веры. То есть храм, превращенный в клуб, несмотря ни на что оставался храмом и как бы «подавал знаки», напоминал о себе, о Спасителе даже в безбожное время…

ИСТОРИЯ ОДНОЙ ИКОНЫ

- Это современная икона, написанная совсем недавно иконописцами из Мстеры. И как написана!

Вы посмотрите, какие ангельские лики у преподобномучениц Антонины и Надежды! — воскликнула инокиня Елена.

В город Мстера Владимирской области она поехала, чтобы заказать там пасхальные подарки расписные яйца, лаковые шкатулки. Увы, опоздала. Уже и заготовок не осталось — столько было в этот раз заказов! Но, узнав, что здесь есть иконописная мастерская, матушка решила заказать в ней икону ко дню памяти егорьевских новомучениц Антонины и Надежды, подвизавшихся в Свято-Троицком Мариинском женском монастыре. Они были послушницами в этой обители — Антонина Новикова и Надежда Круглова. Когда закрыли Троицкий храм, матушка-игумения благословила их пойти в Знаменскую церковь близлежащей деревни Алешино. Там Надежда стала петь на клиросе, а Антонина убирала храм и была церковным сторожем. 19 мая 1931 года — в день памяти праведного Иова Многострадального — тридцать монахинь и послушниц вместе с игуменией были арестованы и заключены в егорьевскую тюрьму. В их числе — послушницы Свято-Троицкого монастыря Антонина и Надежда. Затем последовала ссылка в Казахстан, после которой Антонина вернулась в Егорьевск еле живой, и ее духовная сестра Надежда взяла к себе немощную на содержание. Сама она устроилась сначала на фабрику, затем — уборщицей в школу. Огромной радостью, истинным счастьем было для них то, что они могли ходить в Алексиевскую церковь на Нечаевской улице и вместе совершать молитвенное правило. Но в марте 1938 года их снова арестовали, требуя оговорить друг друга, а также священника, недавно вернувшегося из ссылки. Однако на все эти требования послушницы отвечали отказом. Не добившись ложных показаний, их приговорили к расстрелу и расстреляли на полигоне Бутово под Москвой.

В Мстерской мастерской я дала лишь две фотографии с изображением, как раньше выглядел Свято-Троицкий монастырь, и что от него осталось. Рассказала о новомученицах, но даже с иконописцем не встречалась. И до чего ж велика была наша радость, когда мы увидели эту удивительную икону! Она получилась светлой, хорошей продолжила инокиня Елена свой рассказ. Видите, и деревянная Никитская церковь, разобранная в советское время, нарисована в ограде монастыря. И река Гуслица, протекающая через наш город, есть. А Антонина держит в руке посох, потому что после возвращения из ссылки она с трудом уже ходила… Посмотрите, как наши небесные молитвенницы подняли руки: будто хотят накрыть монастырь своим покровом!

В Егорьевском благочинии сегодня прославлены 9 новомучеников. В Александро-Невском соборе, кафедральном соборе города, находится икона с изображением 5 новомучеников.

Мы заказали в Мстере новую икону, сообщила матушка Елена. На ней будут все Егорьевские новомученики, расстрелянные на печально известном полигоне Бутово и погребенные в безвестной общей могиле…

* * *

Вообще история Егорьевского края — это богатейший пласт, в котором особое место занимают события, связанные с церковной жизнью как самого города, так и относящихся к Егорьевскому району сел и деревень. Недаром игумен Никодим (Лунев), заканчивая Московскую Духовную Академию, тему своей кандидатской диссертации обозначил так: «История храмов и монастырей Егорьевского благочиния Московской епархии». Он начал ее с рассказа о монастырях — Николо-Радовицком, Казанском Колычевском и Свято-Троицком Мариинском, подробно и взволнованно описав их прошлое и настоящий день, а закончил главой о тех, кто пострадал за веру Христову. Это шесть священномучеников и три преподобномученицы, включая послушниц Антонину и Надежду. Эта работа может стать основой документальной книги, которая наверняка будет интересна не только местным жителям, но и множеству верующих людей, стремящихся как можно больше узнать о том недавнем времени, когда в России лились реки невинной крови, когда богоборцы пытались «выжечь каленым железом» веру в Спасителя.

Кстати, активно сотрудничая с местными средствами информации, благочинный отец Никодим рассказывает о возрождении Православия на родной земле в газетах, по телевидению. Он ведет телепередачу «Верую», которая выходит раз в месяц.

…Удивительна наша жизнь! Удивительно наше время, в которое происходят чудесные изменения! Когда-то мальчишка-старшеклассник, увидев, что размалеванный клуб с множеством перегородок для работы всевозможных кружков прежде был храмом, не захотел играть там Деда Мороза, нажив себе этим неприятности в школе. Сейчас он, игумен Никодим, является настоятелем Свято-Троицкого храма, трудно освобождающегося от «клубного наследия».

Только одного бетона отсюда вывезли восемьдесят КАМазов, припомнил отец Никодим. — Казалось, что вывозу мусора из храма не будет конца и края. Но сегодня, как видите, все перегородки сломаны, идет реставрация. А на могиле Никифора Михайловича Бардыгина благодарные потомки восстановили надгробную плиту. Теперь там всегда стоят живые цветы и горят свечи в память о нем.

Сегодня все сохранившиеся на егорьевской земле храмы переданы Русской Православной церкви. Кроме, одного — в деревне Спас-Леоновщина. Здесь в стенах Преображенского храма какой-то маломощный заводик вот уже сколько десятилетий продолжает лить чугунные болванки — и прямо в алтаре! Но недавно в деревне была создана и зарегистрирована православная община, так что появилась надежда, что с Божией помощью ей удастся вернуть храм законному владельцу, навести в нем порядок. Даст Бог, зажгутся в нем лампадки и свечи и будут возноситься молитвы.

Н.Ставицкая