Главная/Библиотека/Московские Епархиальные Ведомости/№3-4 за 2008 год/

Воскресенский храм в Подольске

Существующий на живописном берегу Пахры храм во имя Воскресения Христова – первая каменная постройка подмосковного Подольска.

Источники уже в XVI столетии упоминают деревянную Воскресенскую церковь, построенную в великокняжеском владении древнего Добрятинского стана на погосте Воскресенском, что на Пахре. В царствование Иоанна Васильевича в Москве был возобновлен старейший мужской Свято-Данилов монастырь, основанный в конце XIII столетия св. благоверным князем Даниилом Московским. В грамоте царя Иоанна Васильевича 1559 г. среди пожалованных Свято-Данилову монастырю земель упоминалась деревня Подолная, расположена близ Воскресенского погоста1. В начале XVII столетия в Добрятинском стане существовало село Подол, Пахра тож с деревянной «клетского» типа церковью и небольшой колокольней. Причт церкви состоял из священника и двух причетников, которые для своего прожитья обрабатывали небольшой участок церковной земли, выделенный из монастырских владений. Когда в августе 1680 г. дозорщики (проверяющие) прибыли в село Подол обследовать меру церковной земли, причетник Воскресенского храма показал, что «(…) церковной земли во владении у них по десяти чети в поле, а в дву потому ж, сена тридцать копен, а достальною землей против писцовых книг владеют того села крестьяне, а выписей с писцовых книг и иных никаких крепостей у них нет и им с сих писцовых книг дана выпись»2.

В начале XVIII столетия в селе Подол, а Пахра тож, расположенном «(…) по обе стороны реки Пахры и большие Серпуховские дороги», находилась лишь небольшая деревянная церковь Воскресения Христова. Приход был довольно обширным. В нем состояли 71 двор крестьянский и 7 дворов бобыльских. Возможно, в это время в приходском Воскресенском храме был устроен теплый (зимний) придел, посвященный Святой Животворящей Троице. По крайней мере, в документах за 1715–1716 гг. в селе Подол упоминалась деревянная Свято-Троицкая церковь. В ее причте состояли священник и один причетник3.

Строительство каменного храма в селе Подол относится ко времени обновления соборной церкви в Свято-Данилове монастыре в честь Святых отцов семи Вселенских соборов, возведенной царем Иоанном Васильевичем в 1561 г. Тогда же и в другой монастырской вотчине в селе Покровском, Дрозницы тож, предполагалось устройство каменного храма. В документах упоминается, что строительство новой церкви в Подоле, начали в 1728 г. по благословению даниловского архимандрита Герасима с братией: «(…) велено построить в вотчине их в Московском уезде в селе Подоле на старом церковном месте вновь каменные во имя Воскресения Христова да предел Николая Чудотворца». Настоящая Воскресенская церковь (холодная) предполагалась для летнего богослужения, а в Никольском (теплом) приделе служили в зимнее время. Характерно, что в новом храме не упоминался престол в честь Святой Троицы. Поскольку каменный храм был поставлен на другом месте, то в течение некоторого времени деревянная Троицкая церковь сохранялась как кладбищенская, но позже была разобрана.

Новую церковь в селе Подол посвятили в честь Обновления храма Воскресения Христова в Иерусалиме (Воскресение словущее). Такое же именование получил Воскресенский храм в древней Данилове слободе. Здесь каменная трехпрестольная церковь Воскресения словущего была возведена в 1699–1706 гг.4

К сожалению, мы не знаем, когда завершилось строительство белокаменного храма в Подоле. Скорее всего, постройка его, из-за нехватки средств, продолжалась довольно долго, вплоть до 1740-х гг. Даже в период составления описи монастырской недвижимости Свято-Даниловой обители, проведенной в связи с конфискацией церковной недвижимости в 1763–1764 гг., прибывшие в Подол офицеры Коллегии экономии никакого описания каменного Воскресенского храма не сделали. Интересно, что в селе Подол в это время не было никаких монастырских хозяйственных построек и монастырского двора, который продолжал находиться в сельце Добрятине – старом центре даниловского вотчинного хозяйства.

В начале 1770-х гг. настоятель Воскресенской церкви в селе Подол священник Симеон Иванов докладывал в Московскую Духовную консисторию о ветхости святых престолов, как в настоящем храме, так и в приделе. Причем, из прошения от 12 июля 1772 г. следовало, что «(…) престолы оказались очень ветхи и починить их за ветхостью невозможно». Причт просил разрешения «престолы сделать новые и по церковному чиноположению освятить», о чем было получено благословение правящего епископа. В архивном деле не упоминалось, о каменной или деревянной церкви идет речь. Скорее всего, каменная Воскресенская церковь оставалась недостроенной, и поэтому в городских ведомостях храм упоминался как деревянный.

С учреждением Московской губернии и уездных городов по указу императрицы Екатерины II в 1783 г. Воскресенская церковь стала городским собором нового города Подольска (бывшего села Подол). В составе причта упоминались священник, диакон и два причетника.

В «Атласе Московской губернии» 1784 г. на проектном плане нового уездного центра «города Подола» на изгибе Пахры обозначались каменная церковь (под литер. «А») и поповские дворы (под литер. «Е»). Под церковью и кладбищем числилось меры земли 408 кв. сажен, под писцовой церковной землей находилось 38 десятин 2374 кв. сажен, сенного покоса 2 десятин 1065 кв. Сажен5.

Проект планировки города несколько раз менялся. Так, московский генерал-губернатор П.Еропкин докладывал императрице о необходимости переноса места для строительства Подола «за глубокими буераками и большими косогорами». В начале 1790-х гг. другой московский губернатор князь А.А.Прозоровский предложил упразднить некоторые вновь учрежденные уездные города, в числе которых был и Подол. По его мнению, эти места, «по совершенной бедности и не имея никакого промысла, ниже и ни малейшего к тому капитала, немного, как разве долгим временем, могут взять вид городов». В довершении всего в мае 1792 г. в Подоле произошел сильнейший пожар, уничтоживший деревянную крестьянскую застройку. От огня сгорели 57 дворов.

В 1788 г. причт каменной Воскресенской церкви города Подола состоял из священника Симеона Иванова, диакона Петра Стефанова и двух причетников. Центр местного благочиния находился в селе Дубровицах, а должность благочинного исполнял настоятель Знаменского храма священник Сергий Иванов. При проектировании Подольска часть писцовой церковной земли отошла в пользу города, а Воскресенскому причту представили другой участок.

По «Ведомости уездным городам» 1796 г. Подол стал называться уже более благозвучно – «Подольск»: «(…) учрежден из экономического села Пахры, по переименованию городом построен там от казны один деревянный корпус для присутственных мест, но и оный пришел в совершенную ветхость да два деревянные магазейна винный и соляной, и путевой, в 1787 г. построенный, деревянный дворец, а более никакого казенного строения нет. Обыватели построили новых домов каменных два, деревянных сто, по конфирмованному плану, домы все небольшие и более способные для постою, поелику жители имеют единственное свое пропитание от проезжающих постояльцев и частью от хлебопашества по прежней их жизни»6.

По надписям на антиминсах каменного Воскресенского собора в Подольске можно предположить о существовании в конце XVIII столетия двух придельных храмов: святителя Николая (1790 г.) и Святой Троицы (1798 г.). Некоторые подробности обновления Воскресенского храма в Подольске находятся в архивном деле о претензиях бывшего церковного старосты подольского купца Герасима Ипатова. Восстановительные работы в церкви прошли по благословению архиепископа Московского и Калужского Платона (Левшина). Храм обновили, как снаружи, так и внутри. В 1787 г. из церковных сумм были заплачены деньги каменщикам, плотникам, стекольщикам, малярам, иконописцам. В счетах упоминается: «покраска и перекраска оконных рам, сделание железных решеток, исправление дверей, писание в церкви иконостаса и образов». По словам настоятеля Воскресенской церкви священника Симеона Иванова, он вместе с благочинным Сергием Ивановым ездил в Москву для доклада архиепископу Платону «о возобновлении в городе Подоле Воскресенской церкви»7. Видимо, тогда же по благословению Правящего архиерея к Воскресенскому храму был пристроен правый (южный) кирпичный придел, посвященный Святой Живоначальной Троице, освящение которого, судя по надписи на антиминсе, произошло в 1790 г.

Таким образом, к рубежу XVIII–XIX вв. в Подольске существовал лишь одна каменная церковь Воскресения словущего с двумя приделами – свт. Николая и Святой Троицы. Тогда же обновленный храм стал центром благочиния церквей, в которое входили селения Подольского и Звенигородского уездов. Благочинным стал новый настоятель подольского соборного храма священник Феофилакт Иванов.

Во время Отечественной войны 1812 года отец Феофилакт спас церковное имущество и деньги от разграбления французскими мародерами. Древние иконы и святыни остались в целости, церковная утварь сохранилась. За «отличное поведение» во время войны он был награжден памятным бронзовым крестом на Владимирской ленте. По присланным в Святейший Синод известиям, во время грабежа и пожаров в занятом французами Подольске огнем было уничтожено 45 приходских дворов, что составляло почти третью часть соборного прихода8.

В клировой ведомости за 1813 г. благочинный церквей Подольского уезда отмечал: «Церковь Воскресения с приделами Святой Живоначальной Троицы и святителя Николая. Каменная. В твердости. После неприятеля придел Троицкий освящен декабря 8 числа, а настоящая марта 30 числа 1813 г., придел святителя Николая скоро освящен будет»9. Соборный причт владел 37 десятинами пашенной и сенокосной земли. На церковной «поповке» располагались деревянные дворы соборян с жилыми и хозяйственными постройками.

В период послевоенного восстановления порушенных неприятелем подмосковных городов жители Подольска, отстраивая свой город, пожелали возвести новый каменный соборный храм, посвященный Святой Живоначальной Троице. В своем обращении в августе 1818 г. к управляющему Московской епархией архиепископу Московскому Августину (Виноградскому) они обращали внимание на тесноту и удаленность старой Воскресенской церкви, а так же на то, что «(…) наша приходская церковь, с давнего времени построенная вне города, по архитектуре своей ни мало не соответствует вновь устроенным в настоящее время церквам»10. Новую соборную Свято-Троицкую церковь жители предполагали устроить с приделами в честь Успения Божией Матери и святых апостолов Петра и Павла. Относительно судьбы старого городского собора прихожане просили Владыку: «(…) нынешнюю же церковь, состоящую вне города, оставить по построению новой, кладбищною, при которой и доселе прихожане прихороняются»11.

Проект нового соборного храма в Подольске выполнил выдающийся зодчий русского классицизма Осип Иванович Бове (1784–1834). Храмозданная грамота на строительство церкви была подписана архиепископом Августином 31 октября 1818 г. Инициаторами постройки новой церкви стали соборный настоятель священник Феофилакт Иванов и церковный староста подольский купец Петр Ефимович Аллилуев. Из-за нехватки средств постройка Свято-Троицкого церкви приостановилась и первое освящение Успенского престола состоялось по благословению архиепископа Московского и Коломенского Филарета (Дроздова) 8 сентября 1825 г. Остальные два престола – Свято-Троицкий и Петропавловский были освящены лишь к 1838 г., причем, на время освящения иконостас Петропавловского придела еще не был позолочен.

С 1825 г. причт старого Воскресенского собора был переведен во вновь построенный Троицкий храм, а прежняя церковь стала кладбищенской, служба в которой «совершалась лишь в дни поминовений и при погребении усопших». Составители описи церковного имущества Воскресенской церкви в своих записях отмечали, что «утварь сей церкви, за перенесением лучшей ризницы и других, принадлежащих к священнослужению вещей, в новоустроенную Троицкую церковь, находится только необходимая к священнослужению»12.

В описи кладбищенской Воскресенской церкви этого периода сохранилась запись с описанием храма: «Церковь каменного здания во имя Христова Воскресения с двумя приделами Живоначальной Троицы и Николая чудотворца, крыта тесом. Колокольня каменная ж, на ней колоколов три, весом неизвестны. Иконостас деревянный столярной работы, резьбою убран и весь вызолочен, о 4-х ярусах. Царские двери резные вызолоченные. На пятом ярусе образ Воскресения Христова. Придельные иконостасы двухъярусные»13.

В 1839 г. новый Троицкий храм с приделами был полностью отстроен. В ведомости соборного прихода упоминались две часовни (на городской площади и на перевозе через Пахру), а так же кладбищенская Воскресенская церковь. Ее состояние было аварийным: протекавшая кровля способствовала появлению многочисленных трещин на стенах и сводах14. Подольск к этому времени стал значительным уездным центром, и по ведомости о соборном приходе в нем числилось 227 дворов с населением более 2100 человек.

Если внутренние работы по украшению новопостроенной Свято-Троицкой церкви шли к завершению, то с кладбищенской церковью дело обстояло хуже. Требовались немедленные восстановительные работы, так как из-за опасности для прихожан епархиальные власти c 1847 г. запретили богослужение в Никольском приделе Воскресенского храма. Подольская городская дума выделила сумму на ремонт храма, но конфликт между городничим и городскими главами надолго задержал предполагаемые работы.

Московский генерал-губернатор А.А.Закревский поручил обследовать Воскресенский кладбищенский храм в Подольске и найти способы их исправления известному московскому зодчему, академику архитектуры М.Д.Быковскому. По его указаниям «для упрочения основания церкви сделаны были вокруг трапезы и почти всего Николаевского придела оной контрофорсы и побудка фундамента в совершенно прочном виде»15. По мнению М.Д.Быковского трещины в стенах и сводах Воскресенского храма «(…) произошли сколько от давней постройки церкви, столько и от дурной кладки кирпичей в означенном простенке и своде на косогоре, на котором построена церковь»16.

Подольские купцы, члены городского совета, обвинили настоятеля соборной Троицкой церкви отца Василия Березкина в том, что он давал разрешение на похороны умерших вблизи стен Воскресенского храма, в частности, у стены Никольского придела. Члены городского совета самовольно разломали сделанное под руководством архитектора Быковского укрепление и даже открыли могилу двух сыновей купца 1 гильдии Василия Петровича Кузнецова, расположенную у простенка Николаевского придела.

В ноябре 1852 г. А.А.Закревский распорядился откомандировать архитектора М.Д.Быковского в Подольск для осмотра повреждений Воскресенской церкви (разобранных контрофорсов) и представить рапорт губернатору. Известие о противостоянии соборного протоиерея и подольских граждан дошло до самого святителя Филарета. Владыка дал распоряжение ускорить ремонт и обновление старого подольского храма с последующим восстановлением самостоятельного прихода.

Ремонтно-восстановительные работы по церкви начались с 1853–1854 гг. Воскресенский храм отреставрировали, побелили, поменяли полностью кровлю. Внутри всю церковь расписали и подготовили к торжественному освящению. Главным жертвователем стал московский купец 2 гильдии Сергей Трифонович Прохоров. Он ходатайствовал перед епархиальным начальством о создании при кладбищенской церкви самостоятельного прихода и назначение штатного причта. Однако эта идея не находила сторонников среди причта соборного Свято-Троицкого храма во главе с настоятелем протоиереем Василием Березкиным, которые исправляли богослужение и требы в кладбищенской церкви.

Духовное торжество освящения обновленной Воскресенской церкви в Подольске состоялось 16 сентября 1854 г. За ранней обедней настоятель Свято-Троицкого собора протоиерей Василий Березкин и настоятель московской церкви во имя великомученицы Параскевы Пятницы, что в Охотном ряду, протоиерей Покровский освятили придельные церкви – южный Святой Троицы и северный – свт. Николая. Праздничную Божественную литургию совершил сам святитель Филарет с собором местного духовенства и при огромном стечении православного народа со всей округи.

В «Главной описи Воскресенской кладбищенской церкви г. Подольска», составленной в 1856 г. по прошению церковного старосты С.Т.Прохорова, дается следующее описание возобновленного храма:

«Зданием сия церковь из белого камня, кроме придела с южной стороны, который складен из кирпича, колокольня так же из белого камня. Церковь пятиглавая, покрыта настоящая и колокольня белым железом, а трапеза простым. Кресты на всех главах вызолочены чрез огонь. Когда и кем первоначально построена сия церковь неизвестно, но в 1854 г. возобновлена и украшена стенным писанием иждивением московского купца Сергея Трифонова Прохорова»17. Все три иконостаса обновленной церкви были резными и сплошь вызолоченными. За левым клиросом главного храма, на особом аналое, помещалась икона с изображением двенадцати святых, Божией Матери и святого Иоанна Предтечи с врезанным посредине крестом-мощевиком с 24 частицами святых мощей угодников Божиих. Эту святыню вложили подольские жители купеческие братья Михаил и Алексей Филатьевы. Звон на колокольне состоял из 7 колоколов разного веса, больший из которых весил 61 пуд 7 фунтов, а самый маленький был весом 30 фунтов. В 1866 г. на средства С.Т.Прохорова звон колокольни Воскресенского храма был усилен покупкой нового большого колокола весом в 123 пуда, вылитого на заводе Самгина.

До кончины соборного настоятеля протоиерея Василия Березкина Воскресенский храм не имел штатного причта. С назначением в 1860 г. настоятелем Троицкого собора Николая Васильевича Косминкова С.Т.Прохоров добился от святителя Филарета утверждения штатного причта из священника и причетника (пономаря) для кладбищенской церкви. Тогда же на средства церковного старосты близ храма построили каменный и два деревянных дома для причта. В 1861 г. Правящий архиерей в ответ на просьбу С.Т.Прохорова ходатайствовал перед Святейшим Синодом о разрешении выделить из земли Свято-Троицкого храма в Подольске 6 десятин земли в пользу причта Воскресенской кладбищенской церкви. На этом участке в 1871 г. С.Т.Прохоров возвел на свой счет каменное здание для богадельни Воскресенского храма18. Она располагалась по соседству с двором кладбищенского священника, к ней примыкал плодовый сад, а так же огород под посадку картофеля19. Это благотворительное учреждение имело «назначением своим призрение неимущих, престарелых и увечных мещан обоего пола города Подольска; лица же других сословий могут быть помещаемы в богадельню лишь тогда, когда не будет мещан, нуждающихся в призрении»20.

Рост населения Подольска и небольшие размеры кладбищенской церкви заставляли причт и прихожан обращаться к архитекторам и с их помощью решать проблемы реконструкции церковного здания. В 1884 г. по прошению настоятеля и церковного старосты для замены старого духового отопления известный московский архитектор В.О.Грудзин разработал проект на расширение арки из теплой трапезной в холодную церковь с устройством в Троицком приделе новой духовой печи21.

Сохранилось подробное описание Воскресенского кладбищенского храма, сделанное священником Иоанном Орловым в 1887 г., как ответы на вопросы «Метрики» Академии художеств: «Церковь находится на восточной окраине Подольска, на горе, на берегу реки Пахры, построена в виде неправильного креста, так как северный придел во имя святителя Николая находится внутри церкви, а южный – во имя Пресвятыя Живоначальные Троицы пристроен гораздо позднее из кирпича, находится вне церкви, но время пристройки неизвестно. Алтарь церкви с одним полукружием. Церковь построена вся из тесанного белого камня (…) южный придел приложен из кирпича. В 1885 г. арка, отделяющая церковь от приделов, расширена для духовного отопления всей церкви. Под церковью в подвале сделана духовая печь. Вход в подвал снаружи. Карнизы вокруг церкви есть в виде небольшого выступа, украшенного четвероугольниками или маленькими кирпичиками, сделан из каменных плит наложененных на стены. Над карнизом лежит крыша, а наравне с нею сделаны с четырех сторон полукруглые арки с живописными изображениями. С востока Воскресения Христова, с запада – Господа Саваофа, с юга – Пресвятыя Троицы и с севера – святителя Николая Чудотворца. Кровля на сводах: на алтаре дуговая, на церкви шатровая на 4 ската, из листового железа, выкрашена зеленой краской. Фонарь над сводами глухой цельный и устроен прямо над сводами. На фонаре есть шея или предглавие, восьмигранное, на ней написаны живописные лики святых Апостолов. На церкви всех глав пять (5), одна большая прямо над фонарем и четыре малых по углам крыши, главы покрыты листовым железом и окрашены все зеленой краской (…) Паперть устроена с западной стороны, с тремя арками, над папертью колокольня, с севера и юга против дверей устроены крыльца с железной решеткой на железных столбиках. Пол мраморный плитяной из подольских каменоломен, во всей церкви одинаковый»22.

С 1890 г. в связи с ростом числа прихожан, в штат причта Воскресенской кладбищенской церкви была включена вакансия диакона.

В декабре 1893 года в связи с отводом участка для нового кладбища ограду кладбищенского храма расширили и перенесли на новое место, и, таким образом, территория традиционного поста в Подольске была увеличена на юго-восточную сторону23. Одновременно с устройством новой ограды в Воскресенском храме в феврале 1894 г. начался ремонт Никольского придела, в котором предполагали произвести «устройство вместо ветхих новых сводов, с поднятием его (придела. – Авт.) на одну высоту с южным (Троицким) приделом и с устройством арки, вместо существующей двери»24.

В 1903 г. настоятель Воскресенской церкви священник Александр Уразов и церковный староста Михаил Комаров обратились к епископу Дмитровскому Парфению с просьбой разрешить произвести перестройку Никольского придела кладбищенского храма в Подольске. Они писали, что «прихожане сердечно желают расширить настоящую церковь перемещением левого придела из церкви наружу особенной новой кладкой, соответственно приделу правому и мерою и фасадом». При этом отмечалось, что «при новой стройке вся церковь расширится на 8 кв. аршин и будет более простора и удобства. Такое расширение произойдет при снятии старых кладбищенских памятников и срытии неровностей могильных. Недавних покойников и новых могил нет, а старые могилы останутся под новым приделом»25. Проект перестройки придела Воскресенской кладбищенской церкви выполнил известный московский зодчий Петр Алексеевич Виноградов, работавший в должности главного архитектора Московских университетских клиник. В Подольске он строил тюремную церковь и был знаком членам городской думы и духовенству26. Он же принял на себя наблюдение за строительными работами по постройке придела.

Воскресенская церковь в Подольске состояла в списке охраняемых памятников церковного зодчества Московской епархии, и все строительные работы могли быть разрешены только с одобрения Московского Императорского археологического общества. Оно дозволило перестройку. Интересно, что ответ от общества подписал архитектор Константин Михайлович Быковский, сын известного зодчего и автора проекта восстановления Воскресенского храма в 1852–1854 гг.

В июле 1910 г. священник Александр Уразов ходатайствовал перед Духовной консисторией и Императорской Археологической комиссией о разрешении «украсить стенной живописью приделы с северной и южной сторон, а также возобновить и исправить живопись в главном храме»27. Благодаря требованию Императорской Археологической комиссии к причту Воскресенской церкви прислать фотографические снимки, до наших дней дошли эти фотографии, присланные из Подольска в Санкт-Петербург28.

По клировой ведомости за 1916 г. церковь Воскресения словущего при кладбище в Подольске имела следующее описание: «(…) церковь из белого камня, с таковою же колокольней, кроме приделов южного и северного, сложенных из кирпича, здание крепко, крыто железом, при нем каменная ограда, с деревянной решеткой с двумя воротами»29. Причт состоял из настоятеля священника Александра Васильевича Уразова, диакона Иоанна Петровича Честнова, псаломщика Василия Александровича Разумовского. С 1914 г. церковным старостой кладбищенского храма прихожане избрали подольского купца Афанасия Алексеевича Солодкова30.

Первая в Подольске соборная церковно-приходская школа была открыта в Свято-Троицком приходе еще в 1898 г. Она пользовалась повсеместной известностью в губернии и в уезде, и считалась образцовой, как по методам обучения, так и по своей организации. От соборного не отставал Воскресенский приход, где по инициативе настоятеля в деревянном церковном доме так же открыли церковноприходскую школу для обучения мальчиков и девочек. В 1916 г. в ней обучалось 60 человек.

После большевистского переворота в октябре 1917 г. в Подольске, как и в других городах России, начались гонения атеистических властей на веру и Церковь. После январского декрета 1918 г. «Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви» были закрыты церковноприходские школы в городе, в том числе и при Воскресенском храме. Церковные денежные средства, хранившиеся в государственном банке, были конфискованы. Началось закрытие в Подольске домовых церквей (при училище, при тюрьме) и часовен. Церковные здания перешли в государственную собственность, а православные общины стали заставлять обязательно регистрироваться в административных отделах местных советов. В архиве сохранилось дело о регистрации религиозной общины православной Воскресенской кладбищенской церкви Подольска, проведенной согласно декретам Наркомюста в 1923 и 1925 гг. В составе причта Воскресенского храма в 1925 г. были настоятель священник Александр Васильевич Уразов, второй священник Иоанн Петрович Честнов и диакон Дмитрий Николаевич Васильевский. Второй священник появился в штате с 1920 г., когда по благословению Святейшего Патриарха Тихона, в сан священника рукоположили диакона Воскресенской церкви Иоанна Честнова. По договору от 6 июля 1925 г. православной общине при кладбищенской церкви передали в пользование богослужебное здание, «состоящее из храма Воскресения словущего, что при кладбище».

В период конца 1928 – начала 1929 гг. в Подольске началась активная антирелигиозная кампания, которая вылились в «требование» масс закрыть кладбищенский Воскресенский храм. После клеветнических статей в местной прессе в марте 1929 г. президиум Подольского горсовета вынес на Мособлисполком вопрос о закрытии кладбищенского храма с переоборудованием церковного здания под техникум или краеведческий музей. Отдельным пунктом решение касалось городского кладбища: «Кладбище при церкви в другое место не переносить и под другие нужды не использовать».

Главнаука Наркомпроса, призванная охранять памятники архитектуры и культуры от разрушения, согласилась с предложением Подольского горсовета. По мнению советских чиновников, Воскресенский храм, несмотря на то, что здание состояло на учете, как памятник XVII века, «особой историко-художественной ценности не представляет и поэтому может быть допущено его переустройство или приспособление для практических целей»31. Музейный подотдел Московского отдела народного образования (МОНО) также поддержал идею о закрытии Воскресенской церкви в Подольске и передачу здания под музей.

В противовес «подписям» членов профсоюзов местных промышленных предприятий, верующие собрали около 2000 настоящих подписей с протестом против действия местных властей и послали жалобу в Моссовет. Президиум Моссовета отменил постановление Подольского горсовета и оставил здание церкви верующим. Однако это продолжалось недолго. Вскоре горсовет предпринял конкретные действия и вторично 24 июля 1929 г. еще раз принял постановление о закрытии церкви с передачей здания под музей местного края. Как к своей последней надежде на справедливость верующие обратились в Президиум ВЦИК с жалобой на необоснованное решение горсовета. В частности они сообщали, что «(…) здание храма содержится в образцовом порядке. Никаких замечаний со стороны горсовета по поводу невыполнения договора никогда не было. Община (…) приступила к выполнению текущего внутреннего и внешнего ремонта здания. В настоящее время произведены: исправление штукатурки, побелка, частичная окраска крыши, восстановление живописи и проч. Кроме того, Воскресенская кладбищенская церковь расположена на кладбище, где погребения прекратились лишь в 1924 г. Согласно же циркуляра Наркомздрава, опубликованного в бюллетенях N№13 за 1922 г., кладбищенский участок может быть использован на другие общественные надобности лишь по истечению 45 лет со времени последнего погребения, т. е. в данном случае не ранее 1969 г. Таким образом, устройство музея на кладбище в здании церкви недопустимо и с точки зрения санитарно-гигиенической»32. Несмотря на доводы верующих, секретариат ВЦИК 21 сентября 1929 г. прислал решение за подписью П.Г.Смидовича об отказе пересмотра постановления Подольского горсовета о закрытии Воскресенской кладбищенской церкви и дал разрешение на переустройство здания церкви под музей. Таким образом, участь храма Воскресения словущего в Подольске была решена. Верующим сообщили постановление Мособлисполкома и предложили сдать ключи от храма представителям властей. В архиве сохранился уникальный документ этого времени – проект переустройства церковного здания под музей. Символом приспособления здания древнего храма «под культурные цели» стало изображение на чертеже красного знамени на колокольне.

Прихожане Воскресенского храма влились в приход чудом оставшегося действующим Свято-Троицкого собора, существование которого в важном промышленном центре Подмосковья не давало местным коммунистам шансов добиться для Подольска статуса «безбожного» города. Несмотря на переход из рук в руки, здание Воскресенского храма уцелело, хотя кладбище было уничтожено под «культурные цели».

Восстановление храма Воскресения Христова началось в 1995 г., когда указом Управляющего Московской епархией митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия настоятелем Воскресенского храма был назначен иерей Олег Сердцев. Знаменательное событие для новой православной общины Подольска произошло 8 октября 1995 г., когда в храме Воскресения Христова после его 66-летнего запустения состоялась первая Божественная литургия. В течение 1995–1999 гг. на средства городской администрации и местных ведущих промышленных предприятий Воскресенский храм возобновили, окружающую территорию благоустроили, и, таким образом, возрожденная святыня была подготовлена к великому освящению. Оно состоялось 31 октября 1999 г. Храм освятил Владыка Ювеналий в сослужении архиепископа Можайского Григория и епископа Видновского Тихона. 9 сентября 2001 г. храм Воскресения Христова удостоился посещения Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II в ходе визита Его Святейшества в Подольск в связи с празднованием 220-летнего юбилея города.

Настоятель Воскресенского храма протоиерей Олег Сердцев назначен митрополитом Ювеналием благочинным церквей Подольского района, и, таким образом, церковь Воскресения Христова в Подольске стала центром благочиннического округа Московской епархии. Во время архипастырских посещений города Подольска митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий и архиепископ Можайский Григорий неоднократно совершали богослужения в храме Воскресения Христова. По благословению Владыки митрополита в храме организована воскресная школа для детей и взрослых, а так же существует Православная молодежная организация в составе Подольского Православного молодежного центра.

Почетный гражданин города Подольска митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий 8 сентября 2006 г. принял участие в торжествах 225-летнего юбилея города и в рамках празднования Дня города после богослужения в Свято-Троицком соборе в числе других духовных мероприятий посетил храм Воскресения Христова.

Л.Р.Вайнтрауб

  1. РГАДА, ф. 1209, оп. 74 Столбцы N№2879/19701.
  2. РГАДА, ф. 235, оп. 3, кн. 110, л. 62–63.
  3. РГАДА, ф. 350, оп. 1, кн. 261, л. 96–99 об.
  4. РГАДА, ф. 235, оп. 2, кн. 315, л. 34 об.
  5. РГАДА. Ф. 1354, оп. 258, ч. 1, д. П-46 (с); П-48 (с); Л-25 (с).
  6. РГИА, ф. 1374, оп. 1, д. 188а, л. 6–6 об.
  7. ЦИАМ, ф. 203, оп. 761, д. 407, л. 8–9 об.
  8. РГИА, ф. 797, оп. 98 д. 1032, л. 292 об.
  9. ЦИАМ. ф. 203, оп. 744, д. 1574, л. 233 об.
  10. ЦИАМ, ф. 203, оп. 752, д. 7669, л. 1–1 об.
  11. Там же, л. 2 об.
  12. ЦИАМ, ф. 203, оп. 752, д. 7669, л. 37–38.
  13. Там же, л. 45 об. 47 об.
  14. ЦИАМ, ф. 203, оп. 744. д. 2061, л. 1–5 об.
  15. ЦИАМ, ф. 16, оп. 17, д. 2029, л. 1–1 об.
  16. Там же, л. 4.
  17. ЦИАМ, ф. 203, оп. 640, д. 212, л. 7.
  18. РГАДА, ф. 1320. оп. 6. д. 4806, л. 1, 4, 15–18.
  19. ЦИАМ, ф. 203, оп. 680, д. 232, л. 4–4 об.
  20. Там же, л. 11.
  21. ЦИАМ, ф. 54, оп. 141, д. 1. л. 134, 135.
  22. ИИМК РАН, ф. 1, оп. 1. д. 176. 1910 г.
  23. ЦИАМ, ф. 54, оп. 181, д. 1529, л. 51–52. План церковной ограды Подольской Воскресенской кладбищенской церкви, на котором показаны существующая и вновь предполагаемая часть к постройке ограды.
  24. ЦИАМ, ф. 54, оп. 181. д. 1421, л. 33–33 об.
  25. ЦИАМ, ф. 203, оп. 474, д. 13, л. 1.
  26. ЦИАМ, ф. 203, оп. 468, д. 15, л. 30–31.
  27. ИИМК РАН, ф. 1, оп. 1. д. 176–1910, л. 1.
  28. Там же, л. 2.
  29. ЦИАМ, ф. 1371, оп. 1, д. 39, л. 24–25.
  30. Там же, л.26.
  31. Там же. Л. 79.
  32. ЦГАМО, ф. 66, оп. 11, д. 8001, л. 3–5 об.
следующая статья
Книжное обозрение