Главная/Библиотека/Московские Епархиальные Ведомости/№1-2 за 2008 год/

Протоиерей Валентин Амфитеатров. Поучение в неделю о Страшном суде

Сегодня память Страшного суда. Церковь напоминает об этом событии, желая возбудить в грешнике чувство раскаяния. Есть много на свете людей, которые, злоупотребляя Словом Божиим, думают и говорят: «Ведь Бог милосерд, бесконечно милосерд; станет ли Он со всей строгостью судить о наших слабостях человеческих?» И, рассуждая таким образом, продолжают жить во грехах. Вот и мы, малое стадо Христово (Лк. 12:32), здесь ныне собравшиеся, все мы боимся ли Страшного суда!? Но боится ли кто или не боится, думает ли кто о Страшном суде или позабывает, — а Страшный суд будет!

Знаете ли, чем и как он начнется? Небеса пройдут с шумом. Солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба (Мк. 13:24—25; Мф. 24:28). И тогда узрят Господа с сонмом святых ангелов «не в смиренном и уничижительном образе раба и посланника Божия, но во всей Своей силе и славе» (Мф. 16:27; Мк. 8:38; Лк. 9:26), и предстанет пред Ним все человечество, предстанем, следовательно, и мы, братья и сестры.

Воображение отказывается представить себе этот страшный переворот на земле, на небе, в целой вселенной. «Зачем это?» — говорят. Затем, что природа создана для человека и всегда, подобно рабу, следует за ним, сообразуясь с его судьбой. Переворот ужасный.

Нам известно, что даже незначительные и нередко повторяющиеся уклонения природы производят на нас впечатление. Известно, например, что землетрясение, минутное затмение солнечного света, даже сильная гроза производят нервное возбуждение не только в людях, но даже в неразумных животных. Замечаем, что во время землетрясения животные дрожат, сильная гроза производит ощутительную тревогу между птицами, животные стараются сомкнуться в стайный круг; во время солнечного затмения нападает на людей нервное расслабление, упадок сил, тягостная и безотчетная скорбь.

Представьте же себе состояние грешника, когда вдруг неожиданно небеса с шумом прейдут (1 Пет. 3:10), земля будет терпеть борьбу стихий, и затем среди измененных небес бедный грешник увидит знамение Сына Божия, то есть Его Крест, и наконец, лицом к лицу увидит и Сына Божия, Таинства Которого и веру святую он так легкомысленно попирал! Ужасные минуты! Невыразимо тяжкое, безысходное, безутешное состояние!

Это начало суда. Теперь послушайте, как буде он совершаться.

Нелицемерный Судия, Господь Иисус Христос сядет на престол славы Своея. Тогда отверзется книга жизни (Откр. 20:12), та самая книга, какую каждый из нас теперь незримо пишет на своей совести, когда он что-то делает, думает, желает или замышляет; эта книга лежит теперь в сердце каждого из нас до самого Страшного судного дня, но тогда раскроется перед Всевидящим Господом, перед собором ангелов и святых наша совесть, и будет явна и обнажена вся проведенная нами жизнь.

За откровением каждого из нас последует окончательная участь наша, и после этого праведные будут навеки отлучены от грешников. Теперь и плевелы, и пшеница (Мф. 13:25—29), и порок живет за счет добродетели, являясь под ее покровом, как сорная трава, появившаяся между цветами, заглушает их. Но во время жатвы (Мф. 13:30) при кончине века настанет разлука вечная грешных с праведными. Между теми и другими утвердится навек неизмеримо — глубочайшая и великая пропасть. И тогда праведники воспримут от Господа Спасителя и Искупителя награду за свои добрые дела. Приидите, благословенные Отца Моего (Мф. 25:34), — скажет Он им, — вы плакали, вам тяжело жилось, вас не ласкала жизнь — теперь торжествуйте победу над злом: возрадуйтесь!

Вы были кротки и смиренны, вас позорила клевета, вы молчали, вас мучила ложь и неправда, вас одолевала тоска, соблазн, вас распаляли страсти, а вы боролись и искали только царствия Божия.

Вы не могли без сострадания пройти мимо раздетого, безмолвного, вы были жалостливы к должнику, сострадательны к заключенным в темнице, вы не обидели и не осчитали ни вдовы, ни сироты, вы были милостивы…

Приидите же ныне, Я дам вам блага, которых не видело человеческое око, о которых не слыхало человеческое ухо и до которых не простиралось человеческое воображение (1 Кор. 2:9).

А вы — чистые сердцем; вы всю жизнь горели любовью к Богу и ближним; вы всю жизнь искали чистой, бескорыстной любви, которая уносит человека на крыльях бессмертия в небо и вечность; вам не удалось на земле испытать это чувство, вам было трудно не запачкать чувства грязной чувственностью и плотской страстностью, однако сердце ваше устояло: вы не ходили в «похоти сердца» (Рим. 1:24), вы не глядели на то, что делали другие, что делают все, но горели, как яркий и чистый светоч, постоянным огнем любви к Богу, ко всему истинному и прекрасному.

Приидите же ныне, войдите, труженики и труженицы, и все обремененные, и Я успокою вас (Мф. 11:28).

Участь одних решена. И идут праведники в жизнь вечную и воссияют, как солнце, в Царстве Отца Небесного (Мф. 25:46; 13:43).

Но вот еще безучастные массы, трясущиеся, как древесный лист. Какая этих людей ждет награда? Какие еще отрадные и блаженнотворные слова изнесут уста Спасителя, Господа нашего Иисуса Христа? К ужасу, эти слова будут решительным и страшным приговором, присуждающим несчастные души к вечному мучению. Отойдите от Меня, все делатели неправды (Лк. 13:27), — скажет им Праведный Судия. И отойдут в муку вечную, там будет плач и скрежет зубов (Мф. 25:46, 30), и начнется для них безрассветная ночь.

Но прекратим здесь свое слово. Страшен Суд Божий, страшен потому, что им навек решится судьба нашей души. Но щедр и милостив Господь, долготерпелив и многомилостив (Пс. 102:8); дивны и страшны дела Твои, Господи!