Главная/Библиотека/Московские Епархиальные Ведомости/№11-12 за 2007 год/

Священник Сергий Поддубный. Беседа на Рождество Христово

«Сын Всевышнего стал Сыном Человеческим
для того, чтобы человек сделался сыном Божиим».
Св. Ириней Лионский

…Уже более двух тысячелетий прошло с того момента, как мир вошел в новую эру. Исчисление лет «от Рождества Христова» для многих из нас давно уже стало привычной условностью. И мало кто действительно осознает, от какого великого события ведем мы наше летоисчисление. Это немощь нашего нечувствия и нашего неверия, а ведь само время уже озарено вечным светом нашего спасения…

Дивным промыслом Божиим перед пришествием в мир Спасителя человечество уже готовилось к этому событию. Оно стало ответом на чаяния всего страждущего человечества. Дохристианский мир сделал всё для себя доступное, чтобы обрести Бога и смысл жизни. Весь Ветхий Завет через пророков говорит о пришествии Спасителя. Лучшие представители языческого мира, устав от игрищ с божествами и духами, осознали необходимость особого Божественного откровения человеку. Но если одни ждали Спасителя как вестника иного мира, то другие готовы были искать спасения у земного властителя как бога. Еще задолго до Рождества Христова стали появляться храмы, посвящённые здравствующему императору. Даже в Иудее Ирод выстроил два храма «богу» — императору Августу.

И как ответ на эти притязания человекобога, приходит весть о наступлении подлинного Царства Божия, о наступлении мира между Небом и землёй. Христианство — это весть о реальном событии, совершившимся в двух планах — земном и небесном. Несмотря на то, что оно ограничено местом и эпохой, но выходит за пределы временного.

У нас давно уже сложилось определенное отношение к празднику Рождества. Мы привыкли осознавать его как полусказочный семейный праздник с запахом мандаринов, свежеиспеченных пирогов и нарядной рождественской елкой. Но в христианской литературе встречается дерзновенная мысль: «Христос мог хоть тысячу раз рождаться в Вифлееме, но нет тебе в этом никакой пользы, если Он хотя бы раз не родился в твоей собственной душе». Незаметно пришел Христос на землю, Он открылся только ищущим Его. Спала земля в Рождественскую ночь, спит и сегодня смертным сном, и только страшные потрясения пробуждают немногих.

Мы ищем Христа, но когда Он приходит, мы закрываем перед Ним двери наших домов и наших душ. Мы хотим увидеть Бога, но не хотим жить с Ним. Как часто человек обращается к Господу только ради ожидания от Него собственной выгоды, устроения дел или решения проблем со здоровьем, а не для того, чтобы из глубины сердца поблагодарить Его хотя бы за то, что Он привел нас в этот мир. Святитель Феофан Затворник говорит, что «наша радость или отсутствие ее в праздник Рождества Христова — пробный камень нашего отношения к Богу. Радоваться о Рождении Христа мы должны так, как радуются погибающие о своем неожиданном спасении». Вывод из слов святителя такой: если нас сегодня не наполняет радость о спасении, значит, мы еще не поняли, что есть для нас Христос, от чего Он пришел нас спасти. Значит, мы еще не восприняли родившегося Христа в своем сердце, оно не чувствует Божией милости, как не чувствует и своей погибели. Это состояние иначе называется смертью души. Когда человек не чувствует: болен, он или здоров? — Только когда он мертв. Если мы понимаем не только умом, но и душой чувствуем, что грешны, то должны радоваться о рождении Того единственного Врача, Который способен исцелить наши погибающие души.

Сам Спаситель в мире людей с первого мгновения своей жизни не имеет приюта. Совсем не из любви к окружающей природе Марии пришлось родить Сына Своего в хлеву, просто в ту ночь перед Ней оказались закрытыми все двери. Люди закрыли двери своих домов перед Сыном Божиим. В городе не нашлось места для Его Матери. Позднее, в Назарете, месте, где прошло Его детство, Иисус будет вынужден сказать горькие слова: «не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем» (Мф. 13:57). Вся Его жизнь будет проходить в странствиях, и однажды Он вынужден будет сказать: «Лисицы имеют норы и птицы небесные — гнезда, а Сын Человеческий не имеет где приклонить голову» (Лк. 9:58). И даже умирает Он вне стен Иерусалима, — города, от самых своих истоков связанного со Священной историей.

Бог рождается не в царских палатах римского императора, не является в виде непревзойденного оратора или вождя. Он рождается беспомощным ребенком в семье плотника. В христианском богословии для объяснения происшедшего принят термин «кеносис» — самоумаление Бога. Как педагог при разговоре с детьми пользуется привычными для них словами и образами, так и Богу, чтобы вразумить нас приходится умалить Себя. Чтобы возвести нас на Небо, Богу надо спуститься к людям. Бог доверяет Себя людям, придя на землю беззащитным Младенцем, нуждающимся в человеческой заботе, защите и поддержке, и от нас Он ждет ответного доверия, которое мы должны оправдать. Когда мы думаем о Младенце Вифлеемском, мы видим в Нем всю хрупкость Божию, потому что в Боге есть та хрупкость, которая составляет неотъемлемое свойство любви: любви, отдающей себя неограниченно, способной быть израненной, отвергнутой, отброшенной.

Преподобный Симеон Новый Богослов считает, что те, кто не подражает Христу в Его смирении, останутся во тьме, потому что «если ты отказываешься подражать смирению Создателя, Его страданиям и оскорблениям, и не соглашаешься вынести это…ты оставлен во мраке и тартаре твоей плоти, а это есть тление, чем бы оно могло быть иным, если не смертью в бессмертном сосуде?»

Христианство — это нынешний день, это живая Божественная, действенная сила. Все, что совершается в Церкви Христовой, это не просто светлое воспоминание, это каждый раз новое и живое событие, без которого не существовала бы Церковь на земле. И поэтому задолго до праздника Рождества Церковь воспевает: «Христос раждается, славите!» Следует обратить внимание на эти слова. В них не говорится, что Христос родился и потому мы должны Его славить. «Христос раждается» — здесь употребляется настоящее время. Это значит, что Боговоплощение есть вечно живое событие в бытии всего мира, в истории человечества, в деле нашего спасения. Христос действительно постоянно рождается, и местом Его рождения, тем самым вертепом, является наше сердце!

Его Личность и по рождестве остается той же самой, Его Божественная природа остается неизменной. Но теперь Он приобретает и такие качества, которыми ранее не обладал. Бог, как чисто духовное бытие, не может иметь тела, но с момента Рождества Сын его имеет. Бог имеет вечное бытие и не может умереть, но, став человеком, Он делает Себя доступным смерти. Бог есть полнота всего и ни в чем не нуждается, но, воплотившись, он начинает испытывать человеческие потребности. В Его человеческую жизнь входят жажда и голод, усталость, скорбь в утратах и человеческая любовь. Став человеком, Он принял на Себя все, свойственное человеку, кроме греха.

Вера приносит с собой мир и радость, но ее надо научиться принимать. За мир в душе надо уметь сражаться, ведь не случайно на земле мы — воины Христовы. Своим ученикам Иисус обещал Свою любовь и ненависть мира. Как часто люди, пришедшие в храм, считают, что уже всего достигли, всему научились. Нет ничего страшнее этой самоуспокоенности и самодовольства. Ведь если мы внимательно и честно заглянем в свое сердце, то поймем, что искушения только начались. Как легко, а главное как страшно и незаметно человек может потерять уже обретенного Христа. Как трудно бывает уберечь чистоту души от внутреннего Ирода — греха и как тяжело уберечь только что родившегося Младенца — частичку божественной благодати.

Что же мы можем принести в дар Богу? И что есть у нас, богатых своими грехами людей? Пусть каждый из нас позаботится о том, чтобы принести Богу, а значит и каждому находящемуся рядом с нами человеку, свою любовь и тепло своего сердца. Это касается не только наших семей, которые, к глубокому сожалению, порой полны раздоров, вражды, а подчас и ненависти. Но это и тот мой ближний, который сейчас стоит передо мной. Может быть, он нуждается в моей заботе и поддержке. Мы должны научиться прощать и носить немощи окружающих нас людей, приложить все усилия, чтобы им стало чуточку уютнее рядом с нами. Известный московский старец, святой праведный Алексий Мечев пережил свое личное горе (утрату любимой супруги) и принял его, по завету святого Иоанна Кронштадтского, со смирением, как источник понимания горя другого. Батюшка стал «верным стражем у скорбного сердца человеческого». По словам епископа Арсения (Ждановского), «Разгрузка чужого горя и молитва составили тот фундамент, на котором строилась вся его пастырская деятельность, а теперь собственное горе, переживаемое глубоко и сокровенно, делало батюшку  о. Алексия особенно способным проникнуться всецело чужим страданием и быть к нему необыкновенно чутким».

Люди шли ко Господу различными путями, каждый из которых очень личный. Волхвов, например, в Вифлеем привела звезда. Господь ведет их привычным для них путем, им проще понять Бога через исследование астрономических тел, а не голосом сердца. Как пишет известный исследователь православной иконографии Л.Н. Успенский, волхвы на иконе Рождества — это образ людей, которые через познание мира приходят к признанию Творца. Сама же звезда в церковной традиции понимается как ангел, принявший вид, привычный для языческих мудрецов. И это, пожалуй, последний раз в Священной истории, когда Бог обращается к людям через знамение на небесах. Затем Христос будет говорить людям, ждущим от Него знамения: «Лицемеры! Различать лицо неба вы умеете, а знамений времен не можете. Род лукавый и прелюбодейный знамения ищет, и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка…» (Мф. 16:4).

Кроме волхвов у колыбели Младенца были еще и пастухи, люди простые и неученые, пришедшие поклониться Агнцу Божиему в простоте сердца. Пастухи — образ людей, чистых душой, доверяющих Богу и своему сердцу. Отныне наступает время, когда уже не нужно будет гонять стада в храм для заклания, теперь грехи всего человечества берет на Себя родившийся Агнец, Который принесет Жертву однажды и навсегда.

Цель воплощения Сына Божия — возрождение и обновление мира, устранение из него всех последствий грехопадения, восстановление первозданного Царства Божия. И этой великой цели послужила Пресвятая Дева.

Подвигом Ее жизни, молитвы и любви мы обрели вечное спасение. И «Бог теперь именуется нашим Отцом, потому что Слово приобщилось нашей плоти, ибо Сын делает так, что Его Отец становится и нашим Отцом», — говорит святой Афанасий Александрийский. А воля Ее Божественного Сына и Спасителя мира усыновила весь род человеческий Божией Матери. Такой неоценимый дар мы получаем — Отца и Мать.

А вот Иосиф-Обручник проходит трудный путь борений, который так сродни нашему внутреннему пути к Богу. Интересны рассуждения об этом Преосвященного Иннокентия (Борисова): «Когда плод, носимый во чреве Марии, стал приметен для Иосифа, он был крайне поражен. Церковь хорошо выразила тогдашние чувства Иосифа: „Бурю внутри имея помышлений сомнительных, целомудренный Иосиф смутился“. В душе его происходила сильная буря! С одной стороны, он был уверен в непорочности своей обручницы, знал данный Ею обет вечного девства, с другой стороны, в самой невесте он видел „бракоокрадованную“. Это была стрела, самая ядовитая и острая для его сердца. Без сомнения, он не раз закрывал глаза, чтобы не видеть этого; хотел думать, что он обманывается, но каждый день приносил ему новое мучение, подтверждал с большей ясностью его подозрения. Прикрыть это великодушно значило нарушить закон, который говорил, что невеста нецеломудренная бесчестит дом. Поступить по закону казалось слишком суровым и жестоким; т. к. в этом случае Марию следовало бы побить камнями. Иосиф не захотел предать Ее суду, и хотел разойтись с Ней тайно, сберегая честь Марии. Но почему он не спросил Ее Саму о причине Ее непраздности? Вероятно, Иосиф щадил чувства Марии. А отчего же молчала Мария? Она не могла не видеть, как страдает Иосиф. Но что бы Она сказала ему? Притом, в этом молчании Марии выражается чрезвычайная Ее преданность воле Божией. Вероятно, Она думала: „Кто начал сие дело, Тот и окончит. Он вразумит Иосифа, если это нужно будет“. Почему Иосиф не введен в тайну искупления? Для чего Промысел Божий в душе Иосифа позволил зародиться такому тяжелому подозрению? Без сомнения, для блага самого же Иосифа. Мария, должна была дать от лица всего рода человеческого Иисусу Христу чистейшее человечество. Иосиф же призван быть Его хранителем, и назваться, в некотором смысле, отцом. Рождение духовное не может быть без особенных искушений и горестей. Неудивительно, что Промысл ставил таких людей в затруднительное положение. Он испытывает их таким образом».

Испытывает Господь и нас, насколько мы готовы Ему поверить, Его правде, всей необычности Его учения о Плоти и Крови Своей, готовы ли мы увидеть во всяком встреченном нами человеке Христа. Каждый из нас должен сам ответить на эти вопросы.

Господь принимает нас всяких, увечных душой и немощных телом. Он ждет от нас, чтобы мы почувствовали в Боге просящего подаяние нищего, ждущего у дверей души и никогда не дерзающего их сломать.

В праздник Рождества Христова являет нам Церковь радостную тайну: тайну свободной, никем не навязанной нам любви. Любви, способной в Богомладенце увидеть, узнать, полюбить Бога и стать даром новой жизни. Аминь!