Главная/Библиотека/Московские Епархиальные Ведомости/№9-10 за 2007 год/

Иеродиакон Николай (Летуновский). К 90-летию восстановления Патриаршества

В конце XVI столетия на Руси совершилось величайшее историческое событие, определившее судьбу Русской Православной Церкви, русского народа и всего государства. Русской Церкви было даровано Патриаршество.

К этому времени было очевидно исключительное положение и значение Русской Церкви в православном мире — она была самой влиятельной и многочисленной, единственной заступницей православных народов в центральной и северной Европе, на Балканах, в Малой Азии, на Ближнем и Среднем Востоке. Русь оставалась единственным православным государством и было ясно, что рано или поздно Патриарший престол будет утвержден в Москве, но без согласия Восточных Патриархов самостоятельное провозглашение Русского Митрополита Патриархом было незаконным.

Как только в Москве стало известно, что Антиохийский Патриарх Иоаким едет на Русь за милостыней, было решено просить возвести Московскую Митрополию на степень Патриархии. Иоаким был первым Патриархом, посетившим русскую землю. 17 июня 1586 г. он прибыл в Москву, где его торжественно встретили, устроили царский прием и познакомили с Московским Митрополитом Дионисием. На заседании Боярской думы царь Феодор Иоаннович произнес речь о желательности устроения Российского Патриархата. Царь обратился к Патриарху Иоакиму с просьбой о «совете» со Вселенским Патриархом по этому вопросу, который бы в свою очередь посоветовался с остальными Патриархами и архиереями, а также с монастырями Афонской Горы и Синая. Патриарх Иоаким признал, что утвердить Патриаршество в России «пригоже» и обещал посоветоваться с остальными Патриархами. Переговоры закончились быстро, и 1 августа 1586 г. Патриарх с почетным эскортом выехал из Москвы, заверяя, что он будет всячески содействовать делу среди своих восточных собратий.

Теперь решающее слово было за Константинополем, но в Стамбуле в это время происходили весьма драматические события. Патриархи менялись очень часто, и когда низложенный Патриарх Иеремия II Транос был возвращен на Первосвятительскую кафедру, обнаружилось, что дела Патриархии находятся в крайне плачевном состоянии и средств на ее восстановление нет. Тогда летом 1588 г. он прибыл в Москву, ища помощи у русского царя. Воспользовавшись его присутствием, было решено просить его учредить в Русской Церкви Патриаршество, и после нескольких месяцев переговоров с ним московских властей он согласился поставить «на Патриаршество Владимирское и Московское» Московского Митрополита Иова (Патриарх в 1589—1605 гг.). Для предстоящей церемонии Иеремией был предложен чин Патриаршего поставления, который не удовлетворил царя своей простотой и тем, что в нем не было предусмотрено повторной хиротонии, которая вошла в практику Русской Церкви1. На основе чина, написанного Иеремией, и чина, выработанного на Соборе 1564 г. и примененного при поставлении Митрополита Дионисия в 1581 г., был составлен более торжественный церемониал для поставления Русского Патриарха. 23 января 1589 г. на заседании освященного Собора состоялось наречение Митрополита Иова Патриархом, а 26 января того же года Митрополит Иов в Успенском соборе Московского Кремля был поставлен Патриархом Московским.

Установление Патриаршества было оформлено грамотой, которая повторила аргументацию, звучавшую в речи царя Феодора Иоанновича еще в 1586 г. Она закрепила на историко-каноническом уровне формулу «Третьего Рима», соотнесенную со всем Российским царством, а не только с его столицей. Грамота, в частности, гласила: «Понеже убо ветхий Рим падеся Аполинариевою ересью; вторый же Рим, сие есть Константинополь, Агарянскими внуцы, от безбожных турок, обладаем; твое же, о благочестивый царь, великое Российское Царствие, третей Рим, благочестием всех превзыде, и вся благочестивая царствие в твое едино собрася, и ты един под небесем христианский царь именуешися в всей вселенней, во всех христианах, и по твоему царскому прошению у Бога, твоим царским советом, сие превеликое дело исполнися. И по благодати Святаго и Животворящего Духа, и изволением благочестиваго великаго государя царя и Великаго князя Феодора Иоанновича... Пресвятейший Еремей, Божиею милостию, архиепископ Константинополя, Новаго Рима, и Вселенский Патриарх, по правилам Божественных Апостол и святых отец, и по совету всех митрополитов и архиепископов, и епископов, и архимандритов, и игуменов, и всего освященного собора, великого Российскаго и Греческаго царствия, избрал и поставил в Патриархи, в почесть святыя превеликия соборныя и Апостольския церкви Пречестныя Богородицы, честнаго и славного Ея Успения на превеликий престол первопрестольников и великих святителей и чудотворцев, Петра и Олексия и Ионы, царствующего града Москвы, Иова Преосвященнаго Митрополита всея Русии». Грамота была скреплена подписью и печатью Патриарха Иеремии. В мае 1589 г. он уехал домой.

Следующим шагом утверждения авторитета Московского Патриархата должно было стать внесение его в Патриаршие диптихи на определенное место, соответствующее положению России. Русь претендовала на то, чтобы имя Московского Патриарха поминалось на третьем месте, после Константинопольского и Александрийского, перед Антиохийским и Иерусалимским.

В мае 1590 г. в Константинополе был собран Собор, на котором предстояло задним числом утвердить Патриаршее достоинство Московского Первосвятителя. Собор признал Патриарший статус за Русской Церковью в целом, утвердил за Московским Патриархом пятое место в диптихах и утвердил право Московского Собора на поставление Патриархов в дальнейшем. В Москве остались недовольны пятым местом и напомнили грекам о их обещании третьего места. В 1593 г. в Константинополе опять был созван Собор, который подтвердил решения Собора 1590 г. о пятом месте Московского Патриарха, ссылаясь на 6 правило Никейского и 36 правило Трулльского Соборов. Все 42 подписи иерархов Греческой Церкви на грамоте — подлинные. На первом месте стоят подписи Патриархов, среди которых и подпись Александрийского Патриарха Мелетия, отсутствовавшая в грамоте 1590 г., т. к. кафедра в то время была вакантной. На Соборе 1593 г. присутствовал русский дьяк Григорий Афанасьев, который и привез грамоту в Москву.

Русская Церковь промыслительно получила Патриаршее возглавление в преддверии Смутного времени, накануне социальных и политических потрясений. Основание Патриаршества стало важной вехой в истории Русской Церкви. Преобразование Московской Митрополии в Патриархат закрепило факт независимости Русской Церкви в нормах канонического права и в значительной степени усилило влияние Русской Церкви на международной арене.

Учреждение Патриаршества не произвело никаких существенных перемен в правах русского Первосвятителя. Общий иерархический строй Русской Церкви остался таким же, каким был при митрополитах. Вся разница сравнительно с прежним временем сводилась лишь к тому, что он сравнялся с другими православными Патриархами по своей самостоятельности, и к преимуществам его иерархической чести. Прежние богослужебные преимущества Первосвятителя — белый клобук и саккос — перешли ко всем митрополитам; Патриарх же стал отличаться от них крестом на митре и на клобуке, бархатной цветной мантией с образами на скрижалях, саккосом с нашивной епитрахилью, преднесением пред ним креста и свечи в церковных ходах; во время служения он облачался среди церкви, тогда как прочие сослужившие с ним архиереи — в алтаре; один только он садился на горнее место, наконец, один только причащался сам, прочие же архиереи принимали причащение из его рук. В административной обстановке Патриарх окружил себя большей сравнительно с прежним временем пышностью и величием, по крайней мере, после успокоения России от смут.

Имя первого Патриарха Иова открывает ряд Предстоятелей Русской Церкви в патриаршем достоинстве. Основным делом первого Патриарха Московского стало проведение преобразований в Русской Церкви, намеченных Соборным уложением 1589 г. Почти все епископские кафедры были повышены в ранге, открылось несколько новых. Иов возвел в сан четырех митрополитов, пятерых архиепископов (из шести) и одного епископа, установил общецерковные праздники некоторым святым и канонизировал ряд новых. Патриарх способствовал распространению христианства среди инородцев Сибири, Казанского края, Карельской области. Патриарх стал первым, кто поставил дело книгопечатания на широкую основу.

После кончины царя Федора в 1598 г. Патриарх Иов оказался во главе государства. Он предложил Земскому собору сделать царем Бориса Годунова. В период борьбы с Лжедмитрием I, Патриарх Иов призывал народ к войне за веру и Отечество. После смерти Бориса Годунова присягнул молодому царю Федору Борисовичу, но крестьяне и горожане, казаки и холопы, дворяне и священники, бояре и архиереи признали законным государем Руси Лжедмитрия. Патриарх был с позором изгнан толпой из Успенского собора. Он оказался единственным архиереем, отказавшимся признать нового царя, невзирая на просьбы и угрозы Лжедмитрия. На него надели рясу и клобук простого монаха, позорили на площади и, наконец, посадив в телегу, повезли в Старицкий монастырь, прежнюю его обитель, где содержали под строгим надзором. Здесь 19 июня2 1607 г. Патриарх Иов скончался. После смерти святителя у его могилы стали происходить чудеса и исцеления. В 1652 г. его нетленные мощи были перенесены в Успенский собор Московского Кремля, где и почивают поныне.

Почитание Патриарха Иова как чудотворца отмечается в разных рукописях и агиографических изданиях. Материалы к его канонизации начал готовить уже Патриарх Иосиф (Патриарх в 1642—1652 гг.); среди местночтимых Тверских святых он упоминается к конце XIX в. В лике общепочитаемых святых Русской Православной Церкви он был прославлен в 1989 г. во время празднования 400-летнего учреждения Патриаршества в России. Память его совершается 5/18 апреля и 19июня/2 июля.

После того как сосланный в Старицу ослепший Патриарх Иов отказался возвращаться в Москву, на Первосвятительскую кафедру был избран Казанский митрополит Ермоген (Патриарх в 1606—1612 гг.). 3 июля 1606 г. в Успенском соборе Московского Кремля он был поставлен по полному русскому чину с хиротонией и церемонией хождения на осляти3.

Родился святитель около 1530 г. Не сохранилось никаких сведений и о том, когда Патриарх Ермоген начал свое общественное служение. Первое достоверное свидетельство о его служебном положении относится к 1579 г. — ко времени открытия чудотворной иконы Казанской Божией Матери. В это время 50-летний Ермоген был священником Гостиннодворской церкви в городе Казани и являлся непосредственным участником этого замечательного события. Впоследствии он сам описал и составил тропарь Казанской Божией Матери. В 1587 г. (видимо, после смерти жены) Ермоген принял постриг в монашество в Чудовом монастыре в Москве; по всей вероятности, тогда же он получил и сан игумена, а затем архимандрита Спасо-Преображенского монастыря в Казани. Настоятелем этого монастыря он был около трех лет. 13 мая 1589 г. архимандрит Ермоген был хиротонисан во епископа Казанского с возведением в сан митрополита. Он был удостоен чести быть вторым после Патриарха и первым после Новгородского митрополита. Такая честь объяснялась, с одной стороны, стремлением возвысить Казанскую кафедру для придания ей популярности в новопросвещенном крае, с другой — личными достоинствами митрополита Ермогена.

Современники, знавшие его святую жизнь, говорили, что это был «непобедимый столп благочестия», «верховный в преподобии» и «предивный рачитель христианской веры», «непобедим и непреклонен» в вере.

Патриаршество Ермогена проходило в трудные для России годы — в период Смуты. Но и в эти годы он заботился о строительстве храмов, о восстановлении древних служб, исправлял церковно-богослужебные книги и уделял много внимания развитию книгопечатания. Одновременно он делал ревизии церквей, отмечал все недостатки и непорядки и обличал их в своих назидательных посланиях. Однако основное внимание Патриарх Ермоген уделял общественным и политическим событиям. После низложения царя Василия Шуйского и начавшегося на Руси кризиса государственности, он проявил себя не только защитником Православия, но и истинным патриотом, сумевшим отстоять национальную независимость Русского государства. Когда правящая партия бояр склонна была отдать русский престол польскому королевичу, Патриарх выступил против этого. А когда польские войска заняли Москву и уже хозяйничали в ней, святитель энергично поддержал возникавшие по всей стране национальные восстания против поляков. Своими грамотами, рассылавшимися по всем городам, Патриарх призывал народ идти к Москве, чтобы очистить ее от польского засилья. Поляки, захватившие Москву, всячески пытались склонить его на свою сторону, но, видя его непреклонность, сначала взяли под домашний арест, а потом заключили в Кирилло-Белозерском монастыре. С него сняли архиерейские одежды и приставили для охраны многочисленную стражу, не давая ему возможности поддерживать с миром никакой связи. Но Первосвятитель продолжал и отсюда оказывать поддержку борцам за независимость Руси. Тогда из Кирилловского монастыря Патриарха Ермогена перевели в Чудов монастырь и заключили в темницу, окончательно лишив его всякого общения с миром. Озлобленные поляки морили Патриарха голодом, давая ему в снедь сноп овса и немного воды. Эти страдания Патриарха Ермогена продолжались в течение года.

17 февраля 1612 г. он скончался и был погребен в Чудовом монастыре в храме Архистратига Михаила. Впоследствии его мощи был найдены нетленными, испускающими благоухания и были перенесены в Успенский собор Кремля. К лику святых Патриарх Ермоген был причтен 12 мая 1913 г., во время празднования 300-летнего юбилея Дома Романовых. Память его 17 февраля/2 марта (в високос — 1 марта) и 12/25 мая.

После кончины святителя на Руси было семь лет междупатриаршества, а 24 июня 1619 г. Предстоятелем Русской Церкви стал митрополит Филарет (Романов) (Патриарх в 1961—1633 гг.). Родился он между 1551 и 1560 гг. в родовитой боярской семье Романовых, получил прекрасное по своему времени образование и с 1586 г. начал службу в качестве наместника Нижегородского, а затем и Псковского. Выполнял ряд дипломатических поручений.

Ясный ум и открытый сердечный нрав сделали его популярным в народе, его прочили в преемники бездетному царю Федору Иоанновичу. Но Борис Годунов, боясь этого, насильно постриг его в монашество в 1601 г. и сослал в древний Антониев Сийский монастырь. В 1606 г. Филарет был хиротонисан во епископа Ростовского с возведением в сан митрополита. В 1611 г. в составе боярского посольства был послан в Польшу, там взят под стражу и оставался пленником до 1619 г., когда после заключения мирного договора и обмена пленными получил возможность вернуться на Родину. Его торжественно встретили, и Собор русских иерархов предложил ему Патриаршество. 24 июня 1619 г. в Успенском соборе Кремля было совершено его поставление в Патриарха.

Деятельность Патриарха Филарета преимущественно была обращена на дела государственные, и его исключительное положение как соправителя царя-сына Михаила, сыграло важную роль в укреплении государственности и величия Руси. Царь Михаил Феодорович был кротким и мягкосердечным, при нем бояре позволяли себе всяческое самочиние. Патриарх сразу же взял всю власть в свои руки, быстро обуздал своеволие распустившихся и подверг опале неугодных. Бояре, все думные и близкие к царю люди оказались у него в повиновении. Он был не только Патриархом, но и «Великим Государем» не по одному имени, а в действительности. Он соцарствовал своему сыну и вместе с ним правил Московским государством. Подданные писали и подавали свои челобитные не одному царю, но вместе и Великому Государю Святейшему Патриарху, бояре делали свои доклады о государственных делах пред царем и Патриархом, многие указы издавал царь, многие грамоты жаловал не от своего только имени, но и от имени своего отца, Великого Государя и Патриарха. Иностранные послы представлялись царю и Патриарху вместе в царских палатах, а если Патриарх почему-либо там не присутствовал, то представлялись ему особо в патриарших палатах с теми же самыми церемониями, как прежде представлялись царю.

Патриарх Филарет водворил порядок и спокойствие в Русской Церкви. Он всячески поддерживал чистоту Православия. При нем было усилено книгопечатание, он много заботился об исправлении богослужебных книг, открывал школы, учредил греко-славянское училище в Чудовом монастыре, строил и украшал храмы, был милостив к духовенству, щедр для нищей братии, заботился о благолепном праздновании церковных торжеств и порядке в службе. При нем была открыта Тобольская епархия, возобновились сношения Руси с восточными Патриархами и в Москву стали охотно приезжать их представители.

Скончался Патриарх Филарет 1 октября 1633 г. и сам указал и благословил себе преемника на Патриаршей кафедре, которым стал Псковский архиепископ Иоасаф (Патриарх в 1634—1640 гг.). Погребли Первосвятителя в Успенском соборе Кремля.

Патриарх Иоасаф, родом из боярских детей, принял монашеский постриг в Соловецком монастыре, потом служил при Новгородском митрополите Исидоре, бывшем прежде соловецким игуменом, в 1621 г. поставлен архимандритом Псково-Печерского монастыря, а 1 января 1627 г. хиротонисан во епископа Псковского и Изборского с возведением в сан архиепископа.

Несмотря на то, что Владыка Иоасаф был предуказан своим предшественником, установленная форма патриаршего избрания была соблюдена. 31 января 1634 г. в Успенском соборе Московского Кремля он был избран, а 6 февраля поставлен в Патриарха. Его Патриаршество не было ознаменовано какими-либо крупными событиями в церковной жизни страны. Он как бы находился в тени своего великого предшественника и стремился ограничить свою деятельность чисто духовной сферой. Он ревностно продолжал дело по исправлению и печатанию богослужебных книг, боролся с нарушением благочестия и беспорядками в Церкви. Для прекращения споров о местах между иерархами патриарх издал «Лествицу властям», в которой определил порядок занятия ими мест при богослужении и на соборах. В период правления Святейшего Иоасафа значение Патриарха Московского и всея Руси уменьшилось: он не имел такого положения, каким пользовался Патриарх Филарет, имя Патриарха перестало упоминаться в царских указах, касающихся дел государственных и даже церковных, если они исходили лично от государя. При этом он оставался «мужем благоразумным, правдивым, благоговейным и наученным всякой добродетели».

Патриарх Иоасаф I скончался 28 ноября 1640 г. и был погребен в Успенском соборе Московского Кремля, оставив о себе память как о смиренном и благочестивом Первосвятителе.

Более года Русская Церковь оставалась без Патриарха. Наконец весной 1642 г. царь собрал церковный Собор, на который съехались шесть архиереев, архимандриты и игумены важнейших монастырей, протопопы и священники соборных храмов. В неделю Крестопоклонную, 20 марта 1642 г. произошло избрание нового Патриарха. Согласно жребию им стал архимандрит Московского Симонова монастыря Иосиф (Патриарх в 1642—1652 гг.). На следующий день произошло его наречение, а 27 марта в присутствии государя состоялось посвящение Иосифа в Патриарха Московского.

О происхождении, мирском имени, детстве и юности будущего Патриарха сведений не сохранилось. Известно только, что в 1642 г. он был уже настоятелем Симонова монастыря.

Патриарх Иосиф пользовался глубоким уважением царя Алексея Михайловича, но он занял Патриарший престол уже в старости и по слабости сил не мог быть советником молодому царю. Он заботился о благоустройстве церквей и о благолепии церковной службы, принимал меры к насаждению школьного образования в Москве. При нем было упразднено «многоголосие клира»4, напечатано много богослужебных книг и начато их сличение с греческим текстом. Впрочем, инициатором этого дела был митрополит Новгородский Никон, который в последние годы жизни Патриарха Иосифа пользовался большим влиянием в Москве и управлял всеми церковными делами. При нем же, по мысли митрополита Никона и соборному определению, были перенесены в Московский Успенский собор останки святителей, пострадавших за веру и Отечество, Патриарха Иова из Старицы, святого Патриарха Ермогена из Чудова монастыря и святого Митрополита Филиппа с Соловецкого острова.

Вскоре после этого Патриарх Иосиф заболел сильной лихорадкой и 15 апреля 1652 г. скончался в страшных муках. Погребен в Московском Успенском соборе.

После смерти Патриарха Иосифа в Москве собрался собор архиереев и духовенства, который из двенадцати кандидатов на Патриаршество избрал митрополита Новгородского и Великолуцкого Никона (Патриарх в 1652—1666 гг.). 22 июля 1652 г. царь Алексей Михайлович, бояре, архиереи, духовенство и народ в Успенском соборе Кремля, «пав на землю с великим плачем», просили митрополита Никона занять вдовствующую Московскую кафедру, и он дал свое согласие. 25 июля состоялась его хиротония в Патриарха Московского и всея Руси.

Родился Патриарх Никон в 1605 г. в Нижегородской губернии, в семье крестьянина. Первоначально обучался у своего приходского священника, а в 12 лет ушел в монастырь. В 1624 или 1625 гг., по желанию родителей, вернулся, женился и принял сан священника. Около 1626 г. был назначен священником одной из московских церквей, в 1635 г. после смерти детей уговорил жену принять пострижение и сам принял монашество в Анзерском скиту на Белом море. Жил под началом преподобного Елеазара, который постригал его. В 1642 или 1643 гг. перешел в Кожеезерскую пустынь, где вскоре был избран настоятелем. В 1646 г., когда он отправился в Москву для сбора подаяний, был представлен высшему духовенству и царю Алексею Михайловичу, на которого произвел сильное впечатление величавой внешностью, благочестием, умом, прямотой и знанием жизни церковной и народной. В том же году возведен в сан архимандрита Новоспасского монастыря в Кремле и был в тесном содружестве с царем Алексеем Михайловичем. 11 марта 1649 г. был возведен в сан митрополита Новгородского и Великолуцкого.

Подчинив своему влиянию царя и светскую власть, Патриарх Никон приступил к церковным реформам. Им был издан указ об отмене двуперстия — чтобы все «тремя перстами крестились». Он созвал Собор для исправления и упорядочивания целого ряда богослужебных обычаев, началась активная работа и по исправлению богослужебных книг.

К сожалению, его церковные реформы вызвали раскол в Русской Церкви, от которой отделилась часть верующих, не признавших нововведений, — старообрядцы.

Большое внимание Патриарх уделял приращению церковных имуществ. Число принадлежащих Церкви крестьян при нем увеличилось вдвое. Были сооружены богатейшие монастыри: Воскресенский на реке Истре, Крестный на Белом море, Иверский на Валдае. К каждому из них были приписаны десятки менее крупных монастырей, церквей, сел.

В России он именовался «Великим Государем», в посланиях за границу подписывался «Великим Господином и Государем». В скором времени Алексей Михайлович признал Патриарха ангелом-хранителем царской семьи и надежным соправителем. Без доклада Патриарху не решалось ни одно дело Боярской думы.

Однако в 1658 г. любовь и согласие между Патриархом и царем рухнули. 6 мая 1658 г. царь не пригласил Первосвятителя на встречу грузинского царевича Теймураза, а 10 июля, в день Положения ризы Господней, не явился на утреню. В этот же день Патриарх публично объявил в Успенском соборе, что оставляет Патриаршество. Алексей Михайлович прислал сказать, чтобы он оставался, но тот ушел в Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь.

Соборы 1660 и 1665 гг. осудили Никона за самовольное оставление кафедры, но не лишили его Патриаршего сана. Такие половинчатые решения не устраивали царя, и тогда он созвал Большой Собор (1666—1667 гг.) с участием Александрийского Патриарха Паисия и Антиохийского Патриарха Макария. Никон был лишен Патриаршего сана, лишен права священнодействовать и простым иноком отправлен в Ферапонтов Белозерский монастырь под караул. Народ же воспринял его осуждение как несправедливое и выражал к нему любовь и почитание. В ссылке низложенный Патриарх жил в трудах и молитвах, ведя активную и благочестивую жизнь.

После смерти Алексея Михайловича новый царь Федор Алексеевич хотел освободить Никона, чтобы тот мог достроить Новый Иерусалим, но Патриарх Иоаким категорически отказал в этом. По настоянию Патриарха Иоакима Никона поместили в келье Кирилло-Белозерского монастыря без права выхода из нее. Лишь при известии о болезни Никона царь решился дать приказ о его освобождении. Сопровождаемый на всем пути толпами народа умирающий Никон поплыл в Воскресенский монастырь. Он скончался в пути 17 августа 1681 г. Царь Федор Алексеевич лично нес гроб с телом святителя в Новый Иерусалим, похоронил его как Патриарха и добился разрешения восточных Патриархов вечно поминать его в этом сане. В сентябре 1682 года от всех четырех восточных Патриархов были получены грамоты, разрешавшие Никона от всех прещений и восстанавливающие его в сане Патриарха.

На Большом Соборе 1666—1667 годов, осудившем Никона, состоялось и избрание нового Патриарха. Им стал архимандрит Иоасаф (Патриарх в 1667—1672 гг.). О большей части его жизни никаких сведений не сохранилось. Известно лишь, что с 1654 г. он был архимандритом Рождественского монастыря во Владимире, а в 1656—1666 гг. — архимандритом Троице-Сергиевой лавры. Будучи членом Большого Собора, он принимал участие в осуждении Никона. На него, как на кандидата и «мужа достойного, незлобивого, премудрого и святого», указал царь Алексей Михайлович.

8 февраля 1667 г. состоялось его наречение, а 10 февраля собором иерархов он был поставлен Патриархом Московским и всея Руси.

С первых же дней Патриаршества Иоасаф II присутствовал на Соборе (1667 г.), на котором было одобрено исправление книг, сделанное Патриархом Никоном, и произнесена анафема на противников исправления. Он боролся против раскольников, при нем были проведены некоторые реформы в Церкви и установлены правила для священников и для паствы. Борясь с проникновением западноевропейской манеры в русскую иконопись, Патриарх стремился узаконить византийский стиль. С этой целью в 1668 г. им была издана «Выписка от Божественных писаний о благолепном писании икон и обличение на неистово пишущих оныя». Способствуя книгопечатанию, Иоасаф II привлек к работе Симеона Полоцкого, издавшего «Сказание о деяниях Собора 1667 года», Большой и Малый катехизисы.

В его Патриаршество были возобновлены проповеди в церквах, по его инициативе православные миссионеры действовали на Крайнем Севере, Дальнем Востоке. На Амуре, недалеко от границы с Китаем, был основан Спасский монастырь.

Скончался Первосвятитель 17 февраля 1672 г. и был погребен в Успенском соборе Московского Кремля.

Следующим Патриархом Московским и всея Руси стал Питирим (Патриарх в 1672—1673 гг.).

Святейший Питирим был уроженцем Суздаля и был пострижен в монашество там же — в Спасо-Евфимиевском монастыре. Сколько времени он был в обители и какие выполнял там послушания — неизвестно, но в 1650 г. стал настоятелем. В 1654 г. Патриарх Никон перевел его в Московский Новоспасский монастырь. 12 августа 1655 г. состоялась его архиерейская хиротония, и он стал митрополитом Сарским и Подонским (по месту пребывания он титуловался Крутицким). Он был приближенным Патриарха Никона. По оставлении им престола митрополит Крутицкий Питирим был его доверенным лицом в переговорах с царем Алексеем Михайловичем. Доверив ему управление церковными делами, Никон рассчитывал на сохранение своего влияния во время демонстративного ухода из Москвы. Митрополит Питирим же по указанию царя полностью взял на себя церковное управление. За это Никон в Ново-Иерусалимском монастыре торжественно предал Питирима анафеме как самовольно захватившего Патриарший престол. Московские архиереи письменно заявили о непризнании анафемы на Патриарха. В августе 1664 г. митрополит Питирим был избран на Новгородскую и Великолуцкую кафедру.

В 1667 г. на Большом церковном Соборе Никон был осужден, но Патриархом избрали не Питирима, а Иоасафа II. Лишь после его смерти Питирим получил престол Главы Русской Церкви, который занимал менее года. Его интронизация состоялась 7 июля 1672 г.

Он стал Первосвятителем уже в очень преклонном возрасте и управлял Русской Церковью всего 10 месяцев, последние из которых тяжело болел. Фактическим вершителем патриарших дел в это время был митрополит Новгородский Иоаким — следующий Патриарх Московский.

Скончался Патриарх Питирим 19 апреля 1673 г. и был погребен в Успенском соборе.

26 июля 1674 г. после годового междупатриаршества Патриархом Московским и всея Руси стал Новгородский митрополит Иоаким (Савелов) (Патриарх в 1674—1690 гг.).

Родился он в 1620 г. в дворянской семье. До 35 лет был на военной службе, но в 1655 г. оставил воинское звание и вступил в число иноков Киево-Межигорского монастыря.

В 1657 г. был назначен Патриархом Никоном строителем Новгородского Иверского монастыря, а вскоре, по ходатайству боярина Ртищева, переведен в Москву строителем Андреевского монастыря, а затем келарем Новоспасского монастыря. В 1664 г. стал архимандритом Чудовского монастыря.

22 декабря 1672 г. был хиротонисан во епископа Новгородского с возведением в сан митрополита. Первые его распоряжения касались внешней обрядности, на которую он вообще обращал большое внимание. Он указал игуменам и протопопам, спорившим о местах, «кому под кем стоять и заседать», установил, кем должна собираться церковная дань, ввел представление сведений митрополиту о материальном положении причта и приходов.

Но в Новгороде ему довелось быть недолго. В связи с болезнью Патриарха Питирима он был вызван в Москву и привлечен к делам Патриаршего управления. Поэтому его избрание на Московскую кафедру не было сюрпризом — все этого ожидали.

Патриарх Иоаким за все свои 16 лет Патриаршества принимал деятельное участие в событиях религиозной и политической жизни Московского государства. Важным актом его государственной деятельности было участие в уничтожении местничества среди бояр.

Основные его усилия были направлены на борьбу против новых веяний, проникавших в то время в русское общество, против стремлений сблизиться с иноземцами, против иностранного влияния, шедшего главным образом из Польши. В 1679 г. была учреждена Славяно-греко-латинская академия.

В 1686 г., благодаря его стараниям, к Московскому Патриархату была присоединена Западнорусская митрополия, находившаяся под властью Константинопольского Патриарха и служившая проводником латинской пропаганды в Россию.

С чувством особой суровости Первосвятитель относился к расколу и издавал такие постановления, которые должны были его искоренить. С особой настойчивостью он преследовал низложенного Патриарха Никона и в 1676 г. перевел последнего в Кириллов монастырь под строжайший надзор.

Патриарх проявлял большую заботу о духовенстве, он стремился поставить его в юридическую и материальную независимость от светской власти, выделить среди других сословий и доставить ему, по возможности, самостоятельность во внутреннем его управлении.

Патриарх Иоаким был личностью цельной, обладающей непоколебимой силой воли, железной энергией и упорной настойчивостью. Как и его предшественники, он твердо и последовательно приводил в жизнь программу Патриарха Никона по отношению к латинскому Западу и православному Востоку, по исправлению книг и обрядов и по отношению к другим церковным делам.

Скончался Первосвятитель 17 марта 1690 г. и был погребен в Московском Успенском соборе.

В 1689 г., когда Патриарх Иоаким тяжело болел, в Москву для руководства текущими церковными делами был вызван митрополит Казанский и Свияжский Адриан (Патриарх в 1690—1700 гг.), который через пять месяцев после кончины Патриарха Иоакима был избран на Московскую кафедру. 24 августа 1690 г. он был возведен на Патриарший престол.

Родился будущий Первосвятитель 2 октября 1637 или 1639 г. в Москве. О жизни его до пострижения в монашество не сохранилось никаких сведений. Известность в истории он получил уже будучи архимандритом Чудова монастыря (1678—1686 гг.) и доверенным лицом Патриарха Иоакима.

В монастыре он прославился строительной деятельностью. По его ходатайству и под его руководством было построено несколько храмов и перестроены по новому плану все монастырские здания. Архимандрит Адриан зарекомендовал себя и как строгий поборник иноческого целомудрия. В монастырском храме он отвел особые места для мужчин и женщин и устроил для них даже отдельные входы в храм.

Его выдающиеся личные качества и видное положение в наиболее известном в то время Чудовом монастыре способствовали его продвижению, и 21 марта 1686 г. он был хиротонисан Патриархом Иоакимом во епископа Казанского и Свияжского с возведением в сан митрополита.

О деятельности митрополита Адриана в Казанской епархии также почти не сохранилось никаких сведений. Известно только, что в этой епархии он обогатил своими вкладами Благовещенский собор и издал книгу «О перстосложении».

После избрания на Московскую кафедру Патриарх Адриан направил особые усилия против проникающего влияния Запада во все стороны русской жизни, но свое негодование он выражал только в посланиях, не предпринимая никаких практических мер.

Важным моментом административной деятельности Патриарха Адриана в области епархиального управления была его «Инструкция старостам поповским и благочинным смотрителям» (1698 г.). Эта инструкция охватывала ряд вопросов епархиального управления. Перечень вопросов свидетельствовал об особенной заботе Патриарха о правильном течении епархиальной жизни. Он обращал внимание на торжественность совершения богослужений, на нравственное поведение духовенства и паствы и ряд других сторон жизни епархий.

В первые годы Патриаршества он имел некоторое влияние на государственную жизнь, но в дальнейшем главное препятствие для своей борьбы с иноземными новшествами Первосвятитель встретил в лице молодого царя Петра I, который сам перенимал немецкие обычаи и резко одернул Патриарха, пытавшегося указать ему на это. Такое отношение царя сдерживало энергию Патриарха Адриана. Вскоре царь устранил Патриарха от участия во всех государственных делах в противоположность существовавшему ранее обычаю, когда и церковная и гражданская власти согласовывали свои действия друг с другом. У царя с Патриархом Адрианом произошло несколько столкновений, когда Патриарх был прав, но не смог смело защитить своего мнения. Поэтому и царь и общество видели в Патриархе слабовольного иерарха, не решавшегося действовать смело и решительно. Кроткий Патриарх Адриан не смог противопоставить силе царя нравственную силу и тем самым подорвал свой авторитет как в глазах царя, так и всего русского общества. Отныне он не только не участвовал в государственных делах, но и в делах церковных полностью соглашался с указаниями царя. Авторитет Патриарха как главы Русской Церкви исчез — он прекратил свои обращения к народу, во второй половине Патриаршества не было ни окружных грамот, ни поучений, ни наставлений.

Низведение Патриарха до положения простого подданного шло параллельно с постепенным лишением господствующего положения Церкви в государстве. Деятельность Петра I требовала больших средств. Военные расходы опустошили государственную казну, требовались дополнительные источники средств, и Петр I обратил свой взор на церковное и монастырское имущество. Все доходы и расходы Церкви были взяты под строгий контроль. Эти действия привели к полному упадку церковного и монастырского хозяйства. Все церковные владения не приносили уже былых доходов и влачили жалкое существование.

Патриарх Адриан не смог навести должного порядка и в деле церковного управления. Ради церковного мира он был готов поступиться самой справедливостью. Миролюбие и осторожность во всех церковных вопросах не могли удовлетворять ревнителей православия. Епархиальные архиереи, чувствуя слабость центральной церковной власти, не прислушивались к голосу Первосвятителя, а иногда не повиновались даже прямым распоряжениям Патриарха, считая их неподходящими. Мягкий и незлобивый Патриарх подпал под влияние и власть более сильных и решительных окружавших его лиц.

Многие слабые стороны в деятельности Первосвятителя объяснялись с одной стороны обстановкой в стране, с другой — тяжелой параличной болезнью, которой он заболел с 1696 г. Эта болезнь не оставляла его до конца дней, временами ослабевая или усиливаясь. При таком постоянном недомогании неудивительно, что Патриарху было не до энергичного управления Церковью и епархиями.

Болезнь усилилась к 1700 г., в сентябре Патриарх совсем слег, а 16 октября 1700 г. скончался. Тело его было погребено в Успенском соборе Московского Кремля.

После его смерти Петр I решил не избирать больше Патриарха, а назначил Местоблюстителем Патриаршего престола Рязанского митрополита Стефана (Яворского), а в 1721 г. было отменено и Местоблюстительство Патриаршего престола, и тем самым упразднено Патриаршество. Управление Церковью перешло в руки Святейшего Синода, заменившего единоличную власть Патриарха коллегиальным управлением.

Синодальный период в жизни Русской Церкви продолжался почти два столетия, и уже в его эпоху зародилась мысль о восстановлении Патриаршества. Эта идея долго обсуждалась во всех слоях общества, она проходит красной нитью в деятельности Особого присутствия при Синоде (1906 г.) и Предсоборного совета.

Восстановить Патриаршество мог только Поместный Собор Российской Православной Церкви, который открылся в Успенском соборе Московского Кремля в день его храмового праздника — 15 августа 1917 г. В его деяниях участвовало 564 члена: 80 архиереев, 129 пресвитеров, 10 диаконов, 26 псаломщиков, 20 монашествующих (архимандритов, игуменов и иеромонахов) и 299 мирян. Почетным председателем Собор утвердил митрополита Киевского Владимира (Богоявленского), председателем Собора был избран митрополит Московский Тихон (Белавин). Был составлен Соборный совет, в который вошли председатель Собора и его заместители архиепископы Новгородский Арсений (Стадницкий) и Харьковский Антоний (Храповицкий), протопресвитеры Н.А.Любимов и Г.И.Шавельский, князь Е.Н.Трубецкой и председатель Государственной Думы М.В.Родзянко, которого в феврале 1918 г. сменил А.Д.Самарин. Секретарем Собора был утвержден член Государственного Совета В.П.Шеин (впоследствии архимандрит Сергий). Членами Соборного Совета избраны были также митрополит Тифлисский Платон, протоиерей А.П.Рождественский и профессор П.П.Кудрявцев.

Первое заседание Собора состоялось 16 (29) августа в Храме Христа Спасителя после Литургии, совершенной здесь митрополитом Московским Тихоном. В первый день оглашались приветствия Собору. Деловые заседания начались в третий день деяний Собора в Московском епархиальном доме.

Собор образовал 22 отдела, которые готовили доклады и проекты определений, выносившиеся на заседания. Важнейшими отделами были Уставный, Высшего Церковного управления, епархиального управления, благоустроения приходов, правового положения Церкви в государстве. Большинство отделов возглавили архиереи.

11 октября 1917 г. председатель отдела Высшего Церковного Управления епископ Астраханский Митрофан выступил на пленарном заседании с докладом, который открывал главное событие в деяниях Собора — восстановление Патриаршества. Предсоборный совет в своем проекте устройства Высшего Церковного Управления не предусматривал Первосвятительского сана. При открытии Собора лишь немногие из его членов, главным образом монашествующие, были убежденными поборниками восстановления Патриаршества. Тем не менее, когда вопрос о Первом епископе был поставлен в отделе Высшего Церковного Управления, он встретил широкую поддержку. Мысль о восстановлении Патриаршества с каждым заседанием отдела приобретала все больше приверженцев. На 7-м заседании отдел решил не медлить с этим важным вопросом и предложить Собору восстановить Первосвятительский престол.

Обосновывая это предложение, епископ Митрофан напомнил в своем докладе, что Патриаршество стало известно на Руси со времени ее Крещения, ибо в первые столетия своей истории Русская Церковь пребывала в юрисдикции Константинопольского Патриарха. Упразднение Патриаршества Петром I явилось нарушением святых канонов. Русская Церковь лишилась своего главы. Но мысль о Патриаршестве не переставала теплиться в сознании русских людей как «золотая мечта». «Во все опасные моменты русской жизни, — сказал епископ Митрофан, — когда кормило церковное начинало крениться, мысль о Патриархе воскресала с особой силой... Время повелительно требует подвига, дерзновения, и народ желает видеть во главе жизни Церкви живую личность, которая собрала бы живые народные силы».

Вопрос о восстановлении Патриаршества на пленарных заседаниях Собора обсуждался с необычайной остротой. Голоса противников Патриаршества, вначале напористые и упрямые, в конце дискуссии звучали диссонансом, нарушая почти полное единомыслие Собора. Главным аргументом сторонников сохранения синодальной системы было опасение, что учреждение Патриаршества может сковать соборное начало в жизни Церкви.

В выступлениях сторонников восстановления Патриаршества, кроме канонических принципов, в качестве одного из наиболее весомых доводов приводилась сама история Церкви. Многие ораторы говорили об упразднении Патриаршества как о бедствии для Церкви, но мудрее всех сказал об этом архимандрит Иларион (Троицкий): «Зовут Москву сердцем России. Но где же в Москве бьется русское сердце? На бирже? В торговых рядах? На Кузнецком мосту? Оно бьется, конечно, в Кремле. Но где в Кремле? В Окружном суде? Или в солдатских казармах? Нет, в Успенском соборе. Там, у переднего правого столпа должно биться русское православное сердце. Орел петровского, на западный образец устроенного, самодержавия выклевал это русское православное сердце, святотатственная рука нечестивого Петра свела Первосвятителя Российского с его векового места в Успенском соборе. Поместный Собор Церкви Российской от Бога данной ему властью поставит снова Московского Патриарха на его законное неотъемлемое место».

28 октября (10 ноября) прения были прекращены. Поместный Собор большинством голосов вынес историческое постановление:

  1. «В Православной Российской Церкви высшая власть — законодательная, административная, судебная и контролирующая — принадлежит Поместному Собору, периодически, в определенные сроки созываемому, в составе епископов, клириков и мирян.
  2. Восстанавливается Патриаршество, и управление церковное возглавляется Патриархом.
  3. Патриарх является первым между равными ему епископами.
  4. Патриарх вместе с органами церковного управления подотчетен Собору».

Опираясь на исторические прецеденты, Соборный Совет предложил процедуру избрания Патриарха: при первом туре голосования соборяне подают записки с именем предлагаемого ими кандидата в Патриархи. Если один из кандидатов получит абсолютное большинство голосов, он считается избранным. Если же ни один из кандидатов не получит больше половины голосов, проводится повторное голосование, при котором подаются записки с именами трех предлагаемых лиц. Получивший большинство голосов считается избранным в кандидаты. Туры голосования повторяются, пока три кандидата не получат большинства голосов. Потом жребием из них будет избран Патриарх.

30 октября (12 ноября) 1917 г. было проведено голосование. Архиепископ Харьковский Антоний получил 101 голос, архиепископ Тамбовский Кирилл (Смирнов) — 27, митрополит Московский Тихон — 22, архиепископ Новгородский Арсений — 14, митрополит Киевский Владимир, архиепископ Кишиневский Анастасий и протопресвитер Г.И.Шавельский — по 13 голосов, архиепископ Владимирский Сергий (Страгородский) — 5, архиепископ Казанский Иаков, архимандрит Иларион (Троицкий) и бывший обер-прокурор Синода А.Д.Самарин — по 3 голоса. Еще несколько лиц было предложено в Патриархи одним или двумя соборянами.

После четырех туров голосования Собор избрал кандидатами на Первосвятительский престол архиепископа Харьковского Антония, архиепископа Новгородского Арсения и митрополита Московского Тихона.

Избрание состоялось 5 (18) ноября в Храме Христа Спасителя. По окончании Божественной литургии и молебного пения, священномученик Владимир, митрополит Киевский, вынес ковчежец с жребиями на амвон, благословил им народ и снял печати. Из алтаря вышел слепой старец схииеромонах Зосимовой пустыни Алексий. Помолившись, он вынул из ковчежца жребий и передал его митрополиту. Святитель прочитал громко: «Тихон, митрополит Московский, аксиос».

В этот день святитель Тихон совершал Литургию в Троицком подворье. Весть об избрании его Патриархом принесло ему посольство Собора во главе с митрополитами Владимиром, Вениамином и Платоном. После пения многолетия митрополит Тихон произнес слово: «...Сейчас я изрек по чиноположению слова: «Благодарю и приемлю и нимало вопреки глаголю». ...Но, рассуждая по человеку, могу многое глаголать вопреки настоящему моему избранию. Ваша весть об избрании меня в Патриархи является для меня тем свитком, на котором было написано: «Плач, и стон, и горе», и такой свиток должен был съесть пророк Иезекииль. Сколько и мне придется глотать слез и испускать стонов в предстоящем мне Патриаршем служении, и особенно в настоящую тяжкую годину! Подобно древнему вождю еврейского народа Моисею, и мне придется говорить ко Господу: «Для чего Ты мучишь раба Твоего? И почему я не нашел милости пред очами Твоими, что Ты возложил на меня бремя всего народа сего? Разве я носил во чреве весь народ сей и разве я родил его, что Ты говоришь мне: неси его на руках твоих, как нянька носит ребенка. Я один не могу нести всего народа сего, потому что он тяжел для меня» (Числ. 11:11—14). Отныне на меня возлагается попечение о всех церквах Российских и предстоит умирание за них во вся дни. А к сим кто доволен, даже и из крепких мене! Но да будет воля Божия! Нахожу подкрепление в том, что избрания сего я не искал, и оно пришло помимо меня и даже помимо человеков, по жребию Божию». Эти слова были пророческими.

Интронизация Патриарха Тихона (Патриарх в 1917—1925 гг.) состоялась 21 ноября (4 декабря) в праздник Введения в Успенском соборе Кремля. Для торжества настолования из Оружейной палаты взяты были жезл святителя Петра, ряса священномученика Патриарха Ермогена, а также мантия, митра и клобук Патриарха Никона.

Святитель Тихон, в миру Василий Иванович Белавин, родился 19 января 1865 г. в городе Торопце в семье священника Псковской губернии. Он учился в Торопецком Духовном училище, затем в Псковской семинарии и в Петербургской Духовной Академии. В 1891 г. принял монашеский постриг с именем Тихон. С 1892 г. отец Тихон, уже архимандрит, занимал должность инспектора Холмской семинарии, затем — ректора Казанской семинарии. 4 октября 1897 г. в Петербурге была совершена его хиротония во епископа Люблинского, викария Холмской епархии. В декабре 1898 г. святитель был назначен на Алеутско-Американскую кафедру. В Америке он успешно трудился над распространением Православия. По его благословению был сделан первый перевод Божественной литургии на английский язык. В 1905 г. он был возведен в сан архиепископа, через два года переведен на Ярославскую кафедру, а в 1913 г. назначен на служение в Вильно. После Февральской революции святитель Тихон был незаконно уволен из Синода, но 21 июня 1917 г. был избран на Московскую кафедру с возведением в сан митрополита.

Начинался долгий крестный путь святителя, путь противостояния безбожной власти. Патриарх Тихон написал ряд обращений, призывающих остановить растущее беззаконие, стремился защитить права Церкви, церковные святыни и жизнь верующих. В 1922 г. он был арестован и отдан под суд в связи с его позицией по поводу изъятия церковных ценностей. В 1922—1923 гг. святитель Тихон находился под домашним арестом. За последние годы его жизни на него было совершено несколько покушений. Советская печать планомерно вела травлю святителя, не гнушаясь никакой ложью и не останавливаясь ни перед какими оскорблениями, именно за его твердую позицию защитника Церкви и веры, обличителя всяческой неправды и беззакония.

Служение Патриарха Тихона Церкви и ближним простиралось до самопожертвования, что выразилось в словах Святейшего: «Пусть погибнет имя мое в истории, только бы Церкви была польза». За восемь лет своего Патриаршества он неуклонно вел Православную Церковь в чистоте апостольской, охраняя ее от различных течений и уклонений. По натуре скромный и глубоко верующий, аскет и молитвенник, он всегда уповал на Промысл Божий.

Святитель отошел ко Господу 7 апреля 1925 г. Отпевание Патриарха Тихона состоялось 12 апреля в Большом соборе Донского монастыря. Чин отпевания совершали 56 архиереев и около 500 пресвитеров; монастырь и все прилегающие к нему улицы были заполнены молящимися. Он был погребен в Донском монастыре.

В 1989 г. святитель Тихон был прославлен в лике святых. Память его совершается в день прославления — 26 сентября/9 октября, а также и в день преставления 7 апреля. Честные мощи святителя Тихона были обретены 19 февраля 1992 г. и оставлены в Донском монастыре.

Последующие 18 лет Московская кафедра была вдовствующей, а в 1943 г. Предстоятелем Русской Церкви был избран митрополит Сергий (Страгородский) (Патриарх в 1943—1944 гг.).

Родился он 11 января 1867 г. в Нижегородской губернии в Арзамасе, в семье протоиерея, где получил глубокое религиозное воспитание. Первоначальное образование получил в приходском, а затем в Арзамасском Духовном училище. В 1886 г. окончил Нижегородскую Духовную семинарию и поступил в Санкт-Петербургскую Духовную Академию. 30 января 1890 г. был пострижен в монашество, а 21 апреля рукоположен во иеромонаха. В 1890 г. окончил Духовную Академию со степенью кандидата богословия, в 1894 г. возведен в сан архимандрита и назначен настоятелем Русской посольской церкви в Афинах. С 21 января 1901 г. архимандрит Сергий был назначен ректором Санкт-Петербургской Духовной Академии. 25 февраля 1901 г. хиротонисан во епископа Ямбургского, викария Санкт-Петербургской епархии, а с 6 октября он — архиепископ Финляндский и Выборгский, с 10 августа 1917 г. архиепископ Владимирский и Шуйский. 28 ноября того же года возведен в сан митрополита.

В январе 1921 г. митрополит Сергий был арестован и длительное время находился в Бутырской тюрьме, был приговорен к ссылке в Нижний Новгород, куда и выехал в июне месяце. Там митрополит Сергий жил в Крестовоздвиженском монастыре и имел возможность беспрепятственно совершать богослужения.

С 18 марта 1924 г. он — митрополит Нижегородский. С 10 декабря 1925 г. заместитель Патриаршего Местоблюстителя.

30 ноября 1926 г. митрополит Сергий вновь был арестован, но с 27 марта 1926 г. снова вступил в управление Русской Церковью, как Заместитель Патриаршего Местоблюстителя.

Первые годы управления митрополита Сергия Русской Православной Церковью были годами больших разногласий между иерархами, бурных колебаний и расколов. Далеко не все признали митрополита Сергия законным главой Церкви с того самого момента, когда он принял управление, а многие отделились от него в последующие годы, особенно после декларации, выпущенной им 16/29 июля 1927 г. Вместе с тем задача, стоявшая перед ним, была велика и сложна.

4 сентября 1943 г. митрополиты Сергий (Страгородский), Алексий (Симанский) и Николай (Ярушевич) были приглашены в Кремль для встречи с председателем совнаркома И.В.Сталиным. Состоялась беседа, в которой приняли участие нарком по иностранным делам В.М.Молотов и сотрудник НКВД Г.Г.Карпов. В результате этой встречи было получено разрешение на созыв Архиерейского Собора, избрание на нем Патриарха и решение некоторых других насущных церковных проблем. Архиерейский Собор состоялся 8 сентября. В его деяниях участвовали 19 архиереев, некоторые из которых были освобождены из мест заключения незадолго до Собора. Патриархом Московским и всея Руси был избран митрополит Сергий. 12 сентября состоялась его интронизация в Московском кафедральном Богоявленском соборе.

За время своего Первосвятительского служения Патриарх Сергий восстановил молитвенно-каноническое общение с Православной Церковью Грузии. При нем с 1943 г. «Журнал Московской Патриархии» стал издаваться регулярно, был открыт ряд монастырей и начата реставрация разрушенных храмов, были возрождены Московские Духовные школы. Неожиданная кончина прервала его плодотворную деятельность — 15 мая 1944 г. он скончался и был погребен в Николаевском приделе Богоявленского собора.

В присутствии членов Священного Синода было вскрыто завещательное распоряжение Патриарха Сергия, в котором говорилось о назначении Местоблюстителем Патриаршего престола митрополита Алексия (Симанского) (Патриарх в 1945—1970 гг.). Девять месяцев он был местоблюстителем до созыва Поместного Собора, который открылся 31 января 1945 г. На нем митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий единогласно был избран Патриархом Московским и всея Руси. 4 февраля в Богоявленском кафедральном соборе состоялась его интронизация.

Родился Святейший Алексий I, в миру Сергей Владимирович Симанский, 27 октября 1877 г. В 1888 г. поступил в первый гимназический класс Лазаревского института восточных языков, затем перешел в Московский Николаевский лицей, который окончил с серебряной медалью. 9 февраля 1902 г. был пострижен в монашество и рукоположен во иеродиакона, а в 1903 г. был рукоположен во иеромонаха. В 1904 г. он окончил Московскую Академию со степенью кандидата богословия и 16 августа был назначен инспектором Псковской Духовной семинарии. 16 сентября 1906 г. назначен ректором Тульской Духовной семинарии с возведением в сан архимандрита. С 22 декабря 1911 г. — ректор Новгородской Духовной семинарии и настоятель Антониева монастыря в Новгороде.

28 апреля 1913 г. архимандрит Алексий был хиротонисан во епископа Тихвинского, викария Новгородской епархии. С 1921 г. — епископ Ямбургский, викарий Петроградской епархии с пребыванием в Александро-Невской Лавре. В 1926 г. возведен в сан архиепископа Хутынского и назначен управляющим Новгородской епархией. С июля 1927 г. — постоянный член Временного Патриаршего Святейшего Синода. 18 мая 1932 г. возведен в сан митрополита Старорусского с предоставлением ему права ношения белого клобука и креста на митре. С 11 августа 1933 г. — митрополит Новгородский. С 5 октября 1933 г. — митрополит Ленинградский. С 1943 г. — митрополит Ленинградский и Новгородский, постоянный член Священного Синода. Весь период блокады святитель безотлучно находился в Ленинграде, поддерживая проповедями и своим присутствием жителей города.

В период своего Патриаршего служения он совершил ряд знаменательных поездок, в которых проявилась его забота о Русской Церкви, направленная, с одной стороны, к тесному взаимообщению с автокефальными Церквами, а с другой стороны к ее внутреннему процветанию. Особой его заботой в первые послевоенные годы было окончательное преодоление внутренних расколов. В 1945—1946 гг. последние обновленческие приходы перешли в ведение Московской Патриархии.

Одним из значительных событий церковной жизни стало дарование Церковью-Матерью автокефалии Польской Православной Церкви (1948) и Чехословацкой Православной Церкви (1951). В 1948 г. была восстановлена деятельность Русской Духовной Миссии в Иерусалиме.

В 1959 г. была создана региональная организация — Конференция Европейских Церквей (КЕЦ). Русская Церковь явилась одним из учредителей КЕЦ, и ее представители приняли самое деятельное участие в работе КЕЦ. Одним из президентов КЕЦ в течение длительного времени был митрополит Таллинский и Эстонский Алексий (ныне Святейший Патриарх).

Святейший Патриарх Алексий I был глубоко благочестивым человеком, и это его качество оказывало благотворное воздействие на богослужебную жизнь Церкви. Он очень любил православное богослужение, которое всегда совершал с особым вдохновением, первохристианской непосредственностью и простотой и в то же время величественностью.

15 февраля 1970 г. Святейший Патриарх Алексий I перенес инфаркт, 17 апреля скончался. Святейший Патриарх был погребен 21 апреля в храме Всех святых, в земле Российской просиявших, под Успенским собором Троице-Сергиевой лавры, возле могилы глубоко чтимого Патриархом великого миссионера Алтая святого митрополита Макария (Невского).

После кончины Святейшего Патриарха Алексия I Местоблюстителем Патриаршего престола в соответствии с «Положением об управлении Русской Православной Церкви» стал старший по хиротонии из постоянных членов Священного Синода — митрополит Крутицкий и Коломенский Пимен (Извеков). 25 июня 1970 г. Священный Синод постановил созвать Поместный Собор для замещения вдовствующего Патриаршего престола.

В канун Поместного Собора, 26 мая 1971 г., состоялся Архиерейский Собор.

Поместный Собор открылся 30 мая 1971 г. в Троице-Сергиевой Лавре. Членами Собора (всего 236) были по должности все архиереи Русской Церкви (75, в том числе 9 митрополитов, 30 архиепископов и 36 епископов), а также клирики (85) и миряне (78), представлявшие 67 внутренних и 14 зарубежных епархий, монастыри и духовные школы.

31 мая Местоблюститель Патриаршего престола выступил с докладом «Жизнь и деятельность Русской Православной Церкви». В докладе были упомянуты основные события церковной истории за четверть столетия, охарактеризованы разные стороны церковной жизни, однако реальный характер взаимоотношений Русской Церкви с атеистическим Советским государством не мог быть по обстоятельствам времени не только вскрыт, но даже и обозначен в докладе, не было в нем и статистических сведений о церковной жизни. В своем содокладе «Экуменическая деятельность Русской Православной Церкви» митрополит Ленинградский и Новгородский Никодим призвал в подходе к экуменическому движению остерегаться слишком радужных оценок. С докладом «О миротворческой деятельности Русской Православной Церкви» выступил митрополит Таллинский и Эстонский Алексий (ныне Святейший Патриарх), подробно осветивший участие архипастырей, пастырей и мирян Русской Церкви во всемирном движении сторонников мира начиная с 1949 г. На вечернем заседании 31 мая митрополит Никодим выступил с докладом «Об отмене клятв на старые обряды», разъяснив, что уже введение единоверия в конце XVIII в. по существу обозначало отмену клятв на дониконовские обряды. 2 июня Поместный Собор издал Деяние по докладу.

Главным событием последнего дня заседаний Собора (2 июня) явилось избрание Патриарха. Епископы, голосуя от своего имени и от имени клириков и мирян вверенных им епархий, назвали своим избранником митрополита Крутицкого и Коломенского Пимена. 3 июня в Богоявленском кафедральном соборе состоялась его интронизация.

Родился Патриарх Пимен, в миру Сергей Михайлович Извеков, 23 июля 1910 г. в подмосковном городе Богородске (с 1930 г. — Ногинск) в семье служащего Михаила Карповича и Пелагеи Афанасьевны Извековых. Здесь прошли его детские годы.

В 1925 г. Сергий Извеков окончил в Богородске городскую среднюю школу и в декабре того же года в Сретенском монастыре в Москве был пострижен в рясофор с именем Платон.

Обладая музыкальными способностями, инок Платон в этот период жизни в Москве управлял церковными хорами в московских храмах. 4 октября 1927 г. инок Платон был пострижен в монашество с именем Пимен. 16 июля 1930 г. был рукоположен во иеродиакона, а 25 января 1931 г. — во иеромонаха. В течение нескольких лет иеромонах Пимен проходил пастырское служение в Москве. Вскоре игумен Пимен перешел в Ростовскую-на-Дону епархию, где до 1949 г. занимал должность секретаря епископа, члена Епархиального совета, ключаря Богородицерождественского кафедрального собора.

В 1949 г. указом Святейшего Патриарха Алексия I он был назначен наместником Псково-Печерского монастыря Псковской епархии, а в пасхальные дни 1950 г. возведен в сан архимандрита. В январе 1954 г. назначен наместником Троице-Сергиевой лавры.

17 ноября 1957 г. в Успенском кафедральном соборе города Одессы архимандрит Пимен был хиротонисан во епископа Балтского, викария Одесской епархии, а 26 декабря того же года был назначен епископом Дмитровским, викарием Московской епархии. В июле 1960 г. назначен Управляющим делами Московской Патриархии.

23 ноября 1960 г. был возведен в сан архиепископа и стал постоянным членом Священного Синода по должности. С 16 марта 1961 г. архиепископ Пимен назначается на Тульскую и Белевскую кафедру с оставлением за ним должности Управляющего делами Московской Патриархии. 14 ноября того же года возведен в сан митрополита и назначен митрополитом Ленинградским и Ладожским. 9 октября 1963 г. митрополит Пимен назначен Крутицким и Коломенским.

В связи с вступлением на Московский Патриарший престол Патриарх Пимен посетил Александрийский, Антиохийский, Болгарский и Иерусалимский Православные Патриархаты, был на Афоне, посетил Сербскую, Элладскую и Румынскую Православные Церкви и совершил официальные визиты в Грузию и Армению.

Многочисленные визиты Святейшего Патриарха Пимена и его братские встречи как за рубежом, так и на Родине с Предстоятелями православных и других христианских Церквей, а также с видными государственными и общественными деятелями различных стран, послужили на благо Православия, христианского единства, взаимопонимания и сотрудничества.

Во внутренней церковной жизни он заботился о благосостоянии епархий, приходов и монастырей Московского Патриархата не только на Руси, но и в различных районах мира; под его отеческим попечением находились Духовные школы.

Особое внимание Его Святейшество уделял издательской деятельности Московского Патриархата. По его благословению неоднократно переиздавалась Библия, Священное Писание Нового Завета, Настольная книга священнослужителя и другие издания.

Патриарх Пимен возглавил подготовку к торжествам и само празднование 1000-летия Крещения Руси в 1988 г., которое стало переломным моментом в отношениях Церкви и государства. В 1989 г. Русская Церковь отмечала 400-летие учреждения Патриаршества. В Даниловом монастыре заседал Архиерейский Собор, который совершил прославление первого Патриарха Московского Иова и первого Предстоятеля Русской Церкви после восстановления Патриаршества святителя Тихона.

Последние годы Святейший Патриарх тяжело болел. Резкое ухудшение состояния здоровья наступило в ноябре 1985 г. В конце апреля 1990 г. стало очевидным приближение кончины Первосвятителя. 3 мая 1990 г. в Патриаршей резиденции в Чистом переулке в Москве Святейший Патриарх Пимен скончался. 6 мая было совершено погребение почившего Первосвятителя в храме Всех святых, в земле Российской просиявших, под Успенским собором Троице-Сергиевой лавры, возле могилы его предшественника, Патриарха Алексия I.

В день кончины Святейшего Патриарха Пимена состоялось заседание Священного Синода, на котором был избран Местоблюстителем митрополит Киевский Филарет (Денисенко).

6 июня в Даниловом монастыре состоялся Архиерейский Собор, на котором надлежало избрать кандидатов на Патриаршество. За митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия (Ридигера) было подано 37 голосов, за митрополита Ростовского и Новочеркасского Владимира (Сабодана) — 34, за митрополита Киевского и Галицкого Филарета (Денисенко) — 25, за митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия (Пояркова), кандидатура которого была выдвинута архиепископом Свердловским и Курганским Мелхиседеком (Лебедевым), — 25, остальные архиереи набрали менее 10 голосов. Сразу определились два кандидата, как набравшие наибольшее количество голосов. Третьего надо было выбрать из двух — митрополита Филарета или митрополита Ювеналия. С перевесом в один голос был избран третий кандидат — митрополит Филарет.

Для избрания Патриарха был созван Поместный Собор, который открылся 7 июня 1990 г. в Троице-Сергиевой лавре и в котором участвовали 317 делегатов: 90 архиереев, 92 клирика, 88 мирян, 39 посланников монастырей и 8 представителей Духовных школ. В результате двух туров голосований 7 июня 1990 г. Патриархом Московским и всея Руси был избран митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий, а 10 июня в Богоявленском соборе состоялась его интронизация.

Пятнадцатый Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, в миру Алексей Михайлович Ридигер, родился 23 февраля 1929 г. в городе Таллине в глубоко верующей семье. С раннего детства Алексей Ридигер прислуживал в церкви под руководством своего духовного отца протоиерея Иоанна Богоявленского, впоследствии — епископа Таллинского и Эстонского Исидора; с 1944 по 1947 гг. был старшим иподиаконом у архиепископа Таллинского и Эстонского Павла, а затем и у епископа Исидора. В 1945 г. иподиакону Алексию было поручено подготовить к открытию Александро-Невский собор города Таллина для возобновления в нем богослужений. С мая 1945 г. по октябрь 1946 г. он был алтарником и ризничим собора. С 1946 г. служил псаломщиком в Симеоновской, а с 1947 г. — в Казанской церкви города Таллина.

В 1947 г. он поступил в Ленинградскую Духовную семинарию, которую окончил по первому разряду в 1949 г. Будучи на первом курсе Санкт-Петербургской Духовной Академии, Алексей Ридигер 15 апреля 1950 г. был рукоположен в сан диакона, а 17 апреля 1950 г. — в сан священника. В 1953 году отец Алексий окончил Духовную Академию по первому разряду и был удостоен степени кандидата богословия за курсовое сочинение «Митрополит Филарет (Дроздов) как догматист». В 1984 г. митрополиту Таллиннскому и Эстонскому Алексию за труд «Очерки по истории Православия в Эстонии» Ученым советом Ленинградской Духовной Академии была присвоена степень доктора церковной истории.

15 июля 1957 г. священник Алексий был назначен настоятелем Успенского собора города Тарту и благочинным Тартуского округа, 17 августа 1958 г. возведен в сан протоиерея, а 30 марта 1959 г. назначен благочинным объединенного Тарту-Вильяндиского благочиния Таллинской епархии. 3 марта 1961 г. в Троицком соборе Троице-Сергиевой лавры был пострижен в монашество. 21 августа 1961 г. иеромонах Алексий возведен в сан архимандрита. 3 сентября 1961 г. в Таллинском Александро-Невском кафедральном соборе была совершена хиротония архимандрита Алексия во епископа Таллинского и Эстонского.

В 1961 г. епископ Алексий назначен заместителем председателя Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата, в 1964 г. возведен в сан архиепископа. С 1964 по 1986 гг. архиепископ Алексий был Управляющим делами Московской Патриархии, с 1964 года стал постоянным членом Священного Синода. С 1965 по 1986 гг. — председатель Учебного комитета. 25 февраля 1968 г. архиепископ Алексий возведен в сан митрополита, а в 1990 г. избран Патриархом Московским и всея Руси.

Первосвятитель приложил все усилия для нормализации церковно-государственных отношений в новый для страны период. В 1991 г. Русской Православной Церкви был возвращен статус юридического лица, а в 1992 г. указ Президента Российской Федерации Б.Н.Ельцина заложил законодательную основу для возвращения Церкви ее собственности, отнятой в годы гонений.

Первоочередными задачами нового Патриарха стали укрепление внутренней жизни Церкви, возрождение монашества и активная просветительская деятельность. Он посетил десятки епархий, многие по несколько раз, возглавил более ста архиерейских хиротоний. При его Первосвятительстве Русской Церкви возвращены десятки тысяч разрушенных храмов и монастырей, многие из которых уже восстановлены; построены новые церкви и обители. Многие нетленные мощи святых праведников государство вернуло Церкви. За время Патриаршего служения нынешнего Предстоятеля Русской Православной Церкви было образовано большое число новых епархий.

После многолетних гонений и ограничений Церкви была возвращена возможность проводить не только катехизаторскую, религиозно-образовательную и воспитательную деятельность в обществе, но и осуществлять благотворительность по отношению к малоимущим и служение милосердия в больницах, домах престарелых и местах заключения.

Патриарх выступал со многими миротворческими инициативами в связи с конфликтами на Балканах, армяно-азербайджанским противостоянием, боевыми действиями в Молдавии, событиями на Северном Кавказе, ситуацией на Ближнем Востоке и военной операцией против Ирака.

Символом духовного возрождения России стало восстановление в Москве храма Христа Спасителя, освящение которого совершилось в юбилейном 2000 г.

Святейший Патриарх Алексий II возглавлял Архиерейские Соборы 1992, 1994, 1997, 2000 и 2004 гг., он неизменно председательствует на заседаниях Священного Синода.

Историческим и важным событием для Русской Церкви стало восстановление канонического общения с Русской Православной Церковью Заграницей. Торжественное подписание Акта состоялось 17 мая сего года в Храме Христа Спасителя. На нем присутствовали десятки архипастырей, множество духовенства и мирян со всех уголков земного шара; знаменательность и эпохальность события не только для Церкви, но для всей России и ее народа подтверждалась присутствием президента Российской Федерации В.В.Путина.

В последние годы авторитет Русской Православной Церкви значительно возрос, что является результатом мудрой и взвешенной деятельности Ее Предстоятеля Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.

На протяжении многовековой истории Патриаршество было вершиной благодатного служения Церкви. Оно содействовало укреплению и развитию русской национальной культуры. В истории страны оно всегда было удерживающим и уравновешивающим началом, которое не давало стране погрузиться в хаос и тьму. Патриаршество играло и продолжает играть важную роль и в государственной, и в общественной жизни России. Русский Патриарший престол украшен самоотверженным и жертвенным подвигом всех его Предстоятелей, некоторые из которых причислены к лику святых. Всегда разделяя судьбу своего народа, русские Патриархи оставались для верующих добрыми и заботливыми отцами, мудрыми и благочестивыми Предстоятелями, ведущими ко спасению вверенное им Христово стадо.

Иеродиакон Николай (Летуновский)

  1. В Русской Церкви существовал обычай повторения правильно совершенной хиротонии над епископами, не встречающийся в практике Греческой Церкви и противоречащий 68-му апостольскому правилу и 48 (59) правилу Карфагенского Собора. Повторная хиротония совершалась при переходе на другую епархию, а также при поставлении на Первосвятительский Престол. Первые свидетельства об этом обычае относятся к середине XVI в. Свидетельством этому служит чин поставления митрополита, составленный в 1564 г., который, по всей вероятности, отражает более раннюю традицию, начало которой можно предположительно отнести ко времени не позднее XV в. Причины появления такого обычая над епископами, переходящими с кафедры на кафедру, не вполне ясны. Епископская хиротония, по всей видимости, осмыслялась на Руси как таинство поставления епископа на определенную кафедру, и, следовательно, переход в другую епархию предполагал повторение рукоположения. В согласии с этой традицией русские архиереи XV—XVI вв. давали обещание в случае, если они оставят кафедру, более не именоваться епископами и не служить по-архиерейски. В более позднее время, когда повторение хиротонии осталось только в чине поставления Русского Первоиерарха, она была одной из причин особого отношения к сану Патриарха. Наиболее отчетливо это выражено Патриархом Никоном, который настаивал на существовании принципиального различия между Патриархом и другими епископами. Его греческие оппоненты, ссылаясь на 48 (59) правило Карфагенского Собора, доказывали антиканоничность такого представления. Дело Патриарха Никона, в котором широко обсуждалась каноничность повторной хиротонии Русских Первоиерархов, послужило причиной прекращения обычая повторного рукоположения епископов в Русской Церкви; после него Русские Патриархи, как и другие архиереи, не рукополагались вторично.
  2. Дату смерти Патриарха Иова указывают по-разному: 19 июля, 8 марта и даже по дороге в Старицу.
  3. Первое известие о хождении на осляти в Москве относится к 1558 г. Первосвятитель (Митрополит и затем Патриарх), восседающий на осляти, символически представлял Христа, входящего в Иерусалим; между тем царь, ведущий осля под уздцы, демонстрировал свою причастность к Христу и к общему процессу духовного воскресения. Таким образом утверждалась сакральность царской власти, которая определялась ее отношением к власти духовной. Обряд совершался в Вербное воскресенье и, в некоторых случаях, при поставлении в Патриарха Московского.
  4. Т. е. привившийся в то время вредный обычай одновременно совершать в разных местах храма различные части богослужения. Например, в одном месте читалось шестопсалмие, в другом — кафизмы, в третьем — канон или пелись какие-либо стихиры.