Главная/Библиотека/Книги/Человек Церкви/Двадцать лет спустя/

Митрополит ГЕДЕОН

«Предвидя, что будет с Россией через 20—30 лет, владыка Никодим в трудные и сложные 60-е годы неустрашимо и неутомимо отстаивал интересы Святого Православия и, как никто другой, понимал, что без единения всех христиан Православию не выстоять».

С блаженнопочившим незабвенным святителем владыкой митрополитом Никодимом я познакомился в 1957 году, когда он, будучи еще архимандритом, приезжал по благословению Святейшего Патриарха Алексия I в Ставрополь для разбора гнуснейшей и сквернопакостной публикации в центральной газете «Советская Россия» против тогда правящего архиепископа Антония (Романовского). Сопровождал его по Ставрополью мой друг по семинарии и по солдатской службе Г. В. Орехов, будущий архиепископ Краснодарский Гермоген. Потом они меня посетили в Пятигорске и Кисловодске и пригласили в Патриархию, где я был принят Патриархом Алексием I, протопресвитером Н. Колчицким, обстоятельно беседовал о статье и подвижнической жизни старца-исповедника архиепископа Антония с молодым архимандритом Никодимом; он тогда, по-моему, заведовал канцелярией Московской Патриархии. Меня поразили глубочайшая эрудиция, умное стремление защитить в то нелегкое время обвиняемого во всех грехах парализованного старца-архиепископа. Оказалось, что мы с отцом архимандритом одногодки, но я по молодости и обиде за старца горячился очень, а он меня корректно успокаивал и деликатно направлял, как надо переносить хулу и клевету. Отец архимандрит заметил меня, мою преданность своему святителю и делу нашей Святой Церкви. Еще встречался с ним, когда он совершал монашеский постриг в Ленинграде над прекрасным юношей, студентом Владимиром, будущим митрополитом Крутицким Ювеналием. Трогательный чин и дивные слова отца Никодима очень тронули мою душу.

Став Председателем Отдела внешних церковных сношений, владыка Никодим приглашает меня в Москву на переговоры о назначении меня в нашу Миссию в Иерусалиме. Я просил у владыки любое послушание родной Церкви, но только на территории России: тогда мне приходилось проявлять почтительную заботу о моей старице-мамочке. Владыка это учел. Я не был способен, да и не желал быть вдали от своей Родины, от мучимой в то время безбожниками нашей Церкви. Под нажимом уполномоченного после смерти владыки митрополита Антония я попросил отца архимандрита Гермогена, друга моего, напомнить владыке Никодиму, что «мнози восташа на мя и нет защищающего». Владыка митрополит Никодим срочно вызывает меня и назначает благочинным церквей Олонецкой епархии и настоятелем Крестовоздвиженского собора города Петрозаводска, сказав при назначении: «Спасай разваливающуюся епархию».

Время было для духовенства очень трудное, священников не регистрировали, сидел я днями в приемной уполномоченного и он не принимал меня, хотя и видел мои страдания — ведь я переехал из Кисловодска в Петрозаводск, с милого юга в сторону севера; переходить было очень непросто, да еще была холодная зима, а на дворе март месяц. Жалуюсь владыке, и совсем неожиданно для меня владыка приезжает сам в Петрозаводск, встречается с уполномоченным (он же управляющий делами Совмина Карельской Республики), и на второй день мне дали регистрацию. Владыка спросил: «А как у тебя с деньгами?» Я скромно промолчал, а он дал мне, в беде сущему протоиерею, очень нужную милостыню. Я стал настоятелем, благочинным, в меру сил трудился, стараясь выполнить наказ владыки и не допустить развала древней Олонецкой епархии. Приезжает к нам в Петрозаводск владыка Никодим, смотрит — а собор до неузнаваемости изменился. И говорит: «Отец Александр, это ты все за короткое время сделал?» Поцеловал меня, сказав проникновенно: «Ведь везде закрывают, рушат, а тебе вот удалось сохранить эту красоту». Чувствовалось, что владыка рад и доволен. И вдруг 23 марта 1966 года он вызывает меня в Ленинград на собеседование и предлагает принять монашеский постриг: «Ты в таком звании нужен Церкви». Я, помню, сказал, что никогда не собирался быть монахом. Он ответил: «Батюшка, Бог повелевает». И в этот же день после чтения покаянного канона Андрея Критского в храме святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова Ленинградской Духовной Академии он своими святительскими руками ввел меня в дружину русского монашества, назвав Гедеоном. Глубоко в душу запали слова, сказанные владыкой мне, новоначальному иноку: «Подвиг монаха в современном мире — это не уединение в келии, не уход в пустыню, а, пребывая в мире, образом жизни своей помогать обезбоженному народу сохранить веру православную, чистоту Святой Церкви и единение».

Опять приезжает мой дорогой авва в Петрозаводск и замечает, что церковная жизнь в Карелии налажена, и уже намеками говорит мне о большой нужде нашей Святой Церкви в преданных ей архипастырях. Я много думал, молился и просил совета и молитв у своей благочестивой родительницы. И вот под праздник Преподобного Сергия Радонежского, после заседания Священного Синода в Троице-Сергиевой Лавре дорогой мой благодетель владыка Никодим подзывает меня, благословляет и поздравляет меня с избранием во епископа Смоленского и Вяземского. Смутилось мое сердце, я поклонился в ноги святителю и пошел к святым мощам Преподобного аввы Сергия высказать ему свое смущение и переживание. Владыка очень ласково и бережно относился в эти дни в Лавре ко мне, видя мое состояние. Отечески советовал мне, видя, что переживает Церковь наша, беречь ее, и если не удастся сделать шаг вперед, то хотя бы держаться на том, что получил от своих предшественников, ведь они что-то, да оставили нам, а что оставим мы, Бог знает. Я очень внимательно слушал все слова своего аввы, ибо не по возрасту Господь умудрил его. 22 октября 1967 года я стал епископом Смоленским и Вяземским. Владыка при наречении сказал чудное и проникновенное слово: «Сегодня у Алтаря Господня ты воспринял полноту благодатного дара, по словам апостола Павла, не от нас, но от Бога, и ты обязан сохранять и возгревать в себе этот дар, чтобы не утратилась восприимчивость твоего человеческого существа к освящению свыше. Однако не забывай, что ты не отшельник и живешь не в пустыне, но ты епископ и всякое духовное делание твое, в том числе и внутреннее совершенствование, должно не замыкаться в тебе, но направляться на пользу людей Божиих… Бесспорно, высота епископского сана во многом определяет то достоинство и почтение, которое ему приличествует, однако пусть все это не будет высоким порогом, о который могут преткнуться хотящие прийти к тебе с чистым сердцем и открытой душой, пусть не будет все это и стеной, отделяющей твое сердце епископа от сердец пасомых. А в твоем отношении к труду да пребудет всегда простота и достоинство, строгость и отеческое внимание с лаской, которые, подчиняясь мудрости, да послужат созиданию единомыслия и братства в среде подчиненного тебе духовенства». Эти замечательные назидательные слова опытного архипастыря, моего аввы, стали руководящим правилом моей архипастырской деятельности.

На хиротонии моей присутствовала и моя благочестивая родительница старица Матрона, которая по-русски поклонилась владыке в ножки и поцеловала их. А владыка поцеловал маму в голову и тихо сказал: «Спасибо вам, матушка, что вы воспитали и подарили Церкви такого сына. Он ей очень нужен».

Будучи епископом Смоленским и Вяземским, а затем Новосибирским и Барнаульским, я часто приезжал к владыке и в Ленинград, и в Москву, чтобы получить совет и наставление. Надо сказать, что владыка относился ко мне очень ласково и по-доброму, как бы щадя меня. Когда я стал архиепископом, владыка, поздравляя меня, сказал: «Ты не верил в свое избранничество, а видишь, как устрояет Господь — уже архиепископ, и митрополитом будешь. Дерзай и не ослабевай в трудах».

5 сентября 1978 года владыка Никодим отошел ко Господу, в вечные селения праведных. Не стало выдающегося иерарха, богослова, подвижника, достойного сына Русской Православной Церкви, патриота великой России. Предвидя, что будет с Россией через 20—30 лет, владыка Никодим в трудные и сложные 60-е годы неустрашимо и неутомимо отстаивал интересы Святого Православия и, как никто другой, понимал, что без единения всех христиан Православию не выстоять. Ко гробу владыки Никодима притекли все епископы Русской Православной Церкви, представители Папы Римского, Всемирного Совета Церквей. Хорошо сказал о владыке его преемник митрополит Антоний (Мельников) на поминальной трапезе: «Ушел от нас незаменимый святитель». Действительно, сан и должность заменимы, а вот личность, особое богоизбранничество, одаренность, ум, талант уникальны и незаменимы. Божий избранник митрополит Никодим, мой авва и благодетель, практически управлял церковной жизнью в то сложное и лукавое время.

Во всех обстоятельствах владыка проявлял выдержку, самообладание, христианское снисхождение и такт. О нем, ярком светильнике Православия, можно говорить очень много. Вспоминается пребывание с ним в Олонецке, в Кижах, как опоздали по недоработке архимандрита Иринарха, тогда Володи Соловьева, на самолет в Москву и пришлось провожать владыку поездом…

Много сказано и о смерти владыки. Но день его отпевания по-прежнему вспоминается ясно, отчетливо, с чувством грусти и тихой печали. Все собравшиеся напряжены до предела — и вот зазвонил колокол, но уже не радостно, торжественно, а заунывно, плачевно, и увидел я: медленно везут хозяина, непривычно неподвижного, скованного смертью и ограниченного гробом. Все свободны, двигаются, а он — слава и украшение Русской Православной Церкви — мертв, бездыханен… Да святится имя твое, незабвенный авва и благодетель мой, в род и род!

* * *

Жизнь владыки Никодима по человеческим меркам была краткой, в масштабах же истории 49 лет и вовсе миг. Но не числом прожитых лет определяется значение человека, а делами, совершенными им.

Помня все совершенное владыкой Никодимом, мы говорим о его эпохе, ибо с именем владыки Никодима, с его жертвенным служением Церкви связана целая эпоха в истории Русской Православной Церкви, эпоха, когда подвиг митрополита Никодима соединился с первосвятительским подвигом Святейших Патриархов Алексия (Симанского) и Пимена (Извекова).

С 1917 года, когда в России было восстановлено Патриаршество, служение каждого Патриарха было крестоношением в самом полном и глубоком смысле, ибо высота Предстоятельского служения сопрягалась с тяготами, обусловленными той трагедией, которую переживала Россия. Патриарх есть Патриарх, Предстоятель Церкви, но мы знаем, что смиренный послушник митрополит Никодим совершал многие деяния, достойные и Патриарха, что подвиг его был высок и крест тяжек. Первосвятительское служение Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II началось с наступлением новой эпохи. Патриарх делает свое Патриаршее дело успешно, плодотворно, но этому, слава Богу, помогает и обстановка.

Положение Церкви сегодня нельзя сравнить с периодом пятидесятых-семидесятых годов. Молодое поколение даже не может себе представить реалии того времени. Помню, в одной из бесед владыка Хризостом как-то сказал, что митрополит Никодим, — это уже прошлое. Нет, это обстоятельства, в которых проходило его служение остались в прошлом. Но важны не обстоятельства, а люди, то, как они ведут себя в этих обстоятельствах. Мы видим, что и в сегодняшних обстоятельствах течение жизни церковной совершается не всегда так, как должно бы. Мы видим и то, что как ни старались руководители нашего государства в минувшую эпоху уничтожить Русскую Православную Церковь, им это не удалось.

Власти хотели и имели возможность закрыть все приходы, монастыри, Духовные школы. Но против горения человеческих сердец, питаемых верой в Бога, мощь государственной машины оказалась бессильной. Так, властям не удалось закрыть Почаевскую лавру, хотя ее и штурмом брали, Санкт-Петербургскую Духовную Академию и Семинарию, хотя решение об этом уже было подписано. На борьбу с государственной машиной Господь восставил в это время владыку Никодима.

Свое великое миссионерское служение в нашей стране митрополит Никодим совершал в пятидесятые-шестидесятые годы, когда атеизм являлся государственной идеологией. Нужны были невероятные силы, чтобы противостоять этому шквалу ненависти. Владыка Никодим ясно видел положение, но не боялся восстающих на Святую Церковь сил. При наречении во епископа архимандрит Никодим произнес речь, в которой были такие слова: «Воистину невозможно человеку понести таковое служение, если Божественная благодать не восполнит оскудевающие силы и не уврачует немощствующее человеческое естество!»

Изучая биографию и деятельность митрополита Никодима, нельзя не поражаться: сколько за свою жизнь успел сделать этот уникальный человек и выдающийся иерарх! В короткий срок он вывел Русскую Православную Церковь из той изоляции, в которой она оказалась в период хрущевских гонений. Он сумел установить доверительные отношения, братское сотрудничество и взаимопонимание с Предстоятелями Поместных Православных Церквей, а ведь среди них были такие люди, как Президент Кипра блаженнейший Архиепископ Макариос и другие, с мнением которых властям СССР приходилось считаться. Владыка Никодим был уважаем и имел взаимопонимание с Папой Римским, руководителями Организации Объединенных Наций У Таном, Всемирного Совета Церквей Филипом Поттером, кардиналом Иоанном Виллебрандсом. О его международном авторитете свидетельствует избрание Владыки Никодима в 1971 году Президентом Христианской Мирной Конференции. Это взаимодействие не несло никакого ущерба Святому Православию, а наоборот, крепило авторитет и мощь Русской Православной Церкви и сохраняло ее в эпоху воинствующего безбожия.

В трудные богоборческие годы блаженнопочивший владыка Никодим, будучи еще иеромонахом, проявил мужество, твердое стояние за Православную веру и исповедничество: одурманенные атеизмом машинисты-безбожники хотели бросить его в горящую топку паровоза как «попа-мракобеса». Но Промысл Божий хранил его как особого избранника, ибо Глава Церкви Господь управляет Ею через Своих мужей праведных и поставляет их в том месте и в то время, где и когда они особенно нужны Церкви и народу Божиему. И не случайно сын нерядового коммуниста был избран Богом, возведен в сан митрополита и, Богу содействующу, уверенно вел церковный корабль, спасая его от гибели.

Кто спас родную для нас Санкт-Петербургскую Духовную Академию от закрытия и поругания? Ее выдающийся выпускник и благодарный сын митрополит Никодим, с именем и мнением которого вынуждены были считаться агрессивные антицерковные силы и даже всесильный тогда ленинградский уполномоченный Г. С. Жаринов. Когда возникла угроза упразднения Журнала Московской Патриархии, то его редколлегию по просьбе Священноначалия возглавил митрополит Никодим и Журнал был сохранен для миллионов верующих как единственный в то время источник религиозного просвещения.

Владыка, собиравший и объединявший всех нас, одновременно и учил примером своего беззаветного служения Матери-Церкви, как надо осуществлять это служение в условиях воинствующего атеизма. Он растил «никодимовцев», и я горжусь тем, что я «никодимовец».

Владыка Никодим — удивительный, редкий феномен, Мелхиседек, Богом избранный и Богом данный Церкви и России именно в тот период, когда она крайне нуждалась в Никодимах. Сын нецерковных людей становится монахом, священником, богословом. Кто его воспитывал, кто из его окружения мог научить его истории Церкви, у кого он мог научиться так богословствовать? Это чудо, это загадка. Владыка Никодим, поставляя иереев, рекомендуя кандидатов на епископскую хиротонию, выбирал из имеющегося. А его кто выбрал, кто рекомендовал? — Господь даровал его Своей Церкви! Богоизбранничество владыки Никодима, — это неоспоримый факт.

Господь вел его с детства. Ростки веры заронила в будущем святителе Божием благочестивая бабушка, в юности его наставницей становятся схимонахиня Серафима (Крылова), а затем и схиархиепископ Димитрий (Градусов).

Вся история человечества свидетельствует, что когда из жизни уходит выдающаяся личность, всегда находятся не только почитающие память великого человека, но и пытающиеся опорочить ее. Вот и некто Душенов по чьему-то заказу уже несколько лет пытается бросить тень на светлую память владыки Никодима, и все архиереи словно растерялись, молчаливо согласились, а кое-кто даже писал хулителю одобрительные письма. Душенов и ему подобные выливают ушаты грязи на почившего в Бозе двадцать лет назад митрополита Никодима, что само по себе уже грех, ибо мертвые срама не имут.

Знают ли клеветники, что во дни болезни владыка Никодим ежедневно присутствовал за Божественной литургией и причащался Святых Христовых Таин. Знают ли они вообще, что такое литургическая жизнь православного христианина, причащаются ли, а если и причащаются, то, напоенные злобою, не в смерть ли, не в осуждение ли!? «Не прикасайтесь к помазанным Моим, и пророкам Моим не делайте зла» (Пс. 104, 15) — так говорит Господь. «Надежда нечестивого исчезает, как прах, уносимый ветром, и как тонкий иней, разносимый бурею… как память об однодневном госте. А праведники живут вовеки; награда их — в Господе, и попечение о них — у Вышнего» (Прем. 5, 14—15).

Митрополит Никодим как призванный от Бога архиерей был исключительной личностью, особо одаренной, гениальной, и, с помощью Божией, порой он решал такие сложные вопросы церковной жизни, какие никто из обсуждавших их не мог решить, чему я не раз бывал свидетелем. Господь щедро одарил митрополита Никодима. Имел он дар гимнографии, составив несколько чинопоследований и служб. Имел и дар языков, и ему часто случалось поправлять профессиональных переводчиков — настолько хорошо он владел многими языками. В то время как Хрущев самонадеянно обещал всему миру показать по телевизору последнего «попа», он омолаживал и умножал епископат, устанавливал связи со всеми: и с католиками, и со Всемирным Советом Церквей, и с Христианской Мирной Конференцией, и с Конференцией Европейских Церквей, чтобы «спасти по крайней мере некоторых» (1 Кор. 9, 22).

За целожизненный подвиг владыки Никодима, принесенный им на алтарь Русской Православной Церкви и Святого Православия, особенно в то очень сложное время, да наградит его Господь венцом вечной славы. И сие буди, буди.

+ ГЕДЕОН,
Митрополит Ставропольский и Владикавказский
1999 год

Путь мой пред Тобою
К 80-летию митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия

Митрополит Никодим
И. В. Выдрин

Жизнь в Церкви
Митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий

От сердца к сердцу. Из архипастырского проповеднического опыта.
Митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий

Человек Церкви
Митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий

Поделиться: