Кончина архимандрита Авеля (Македонова)

Ранним утром 6 декабря 2006 года в Иоанно-Богословском монастыре Рязанской епархии после непродолжительной болезни на 80 году жизни почил о Господе один из старейших по хиротонии клириков Русской Православной Церкви архимандрит Авель (в схиме Серафим) (Македонов).

Практически через несколько минут после кончины батюшки к нему в келию собрались все иеромонахи монастыря во главе с наместником обители иеромонахом Мефодием (Илюточкиным), и здесь же была совершена первая заупокойная лития. Двенадцать ударов «большого» девятитонного монастырского колокола возвестили об отшествии ко Господу духовного отца обители. Гроб, схима, облачение, митра и все погребальные принадлежности были приготовлены отцом Авелем заранее, некоторые — несколько десятков лет назад. После облачения почившего с пением «Святый Боже» гроб был перенесен в Иоанно-Богословский собор монастыря. Гроб внесли в храм в тот самый момент, когда совершавший Божественную литургию иеромонах возгласил «Святая святым». По заамвонной молитве в этот день наместником в сослужении всех братий в священном сане была совершена первая панихида.

В течение дня над гробом непрерывно читалось Святое Евангелие, а перед вечерней вновь была совершена соборная панихида. Еще утром телеграммы с известием о кончине отца Авеля были направлены в адрес Святейшего Патриарха, архипастырей, лично знавших батюшку, священнослужителей и многочисленных духовных чад. В первые же часы в монастырь поступило множество предложений о помощи в организации похорон. В течение среды, четверга и пятницы из Москвы, Рязани и других городов в монастыре побывало множество людей, желавших проститься с почившим. Приезжавшим духовенством служились заупокойные литии.

В пятницу вечером в Богословском храме соборно был совершен парастас, который возглавил наместник обители иеромонах Мефодий. За богослужением в алтаре молился епископ Иваново-Вознесенский и Кинешемский Иосиф. По окончании братского вечернего правила гроб был перенесен в Успенский собор монастыря.

В субботу 9 декабря в Успенском соборе Божественную литургию совершил митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, долгие годы бывший духовным другом почившего архимандрита Авеля. Ему сослужили архиепископ Рязанский и Касимовский Павел, епископ Иваново-Вознесенский и Кинешемский Иосиф. На отпевание вышел епископ Люберецкий Вениамин, а также многочисленное духовенство. Перед началом отпевания монашеским чином митрополит Ювеналий обратился со с ловами соболезнования, а потом огласил Послание Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия.

«Возлюбленные архипастыри и пастыри, всечестные отцы, всечестной отец-наместник братии, возлюбленные и дорогие братья и сестры!

В этом святом храме мы совершаем надгробные молитвы, провожая в последний путь отца архимандрита Авеля, — начал митрополит Ювеналий. — И не похоже это на надгробное рыдание, у нас на душе тихая радость, потому что мы сердцем чувствуем, что провожаем праведника, молитвенника, который при жизни своей давал утешение и надежду простым наставлением каждому, кто приходил к нему.

62 года иноческого подвига, 60 лет предстояния как пастыря у престола Божия. И сколько людей привел он ко Господу, о скольких почивших молился. Он начал в Рязанской земле свой иноческий путь тогда, когда все шло, как известно, к тому в нашем минувшем веке, чтобы закрыть церкви, изгнать из сердец людей веру в Бога, и даже человек верующий не каждый находил в себе мужество, чтобы переступить порог храма. Пожилые люди прекрасно помнят это время. Я думаю, что всем вам известно вот такое понятие, такая картина, когда весной на дорогах порой, сквозь асфальт пробиваются живые ростки? Вот в той атмосфере атеизма появление молодого, почти еще отрока, монаха, было проявлением глубокой силы веры в нашем народе, который может быть, лишившись храма, не мог демонстрировать эту веру, но в сердцах миллионов русских людей сохранялось благочестие и вера в Бога. И он был воспитан в благочестии. Он не был златоустом, оратором, известным богословом, но он известен был во всей России как духоносный пастырь, духовник.

Я вспоминаю еще отроком, как он в Ярославле в простых словах в проповеди своей рассказывал житие святителя Василия Рязанского. Но так запали эти слова в душу, что с тех пор я никогда уже не забывал подвиг Рязанского святителя.

Я думаю, что многие, кто сейчас стоит здесь, могут тоже самое сказать, потому что простое, доброе пастырское слово отца Авеля глубоко западало в душу и согревало человека. Он совершал свое служение в двух епархиях центральной России Рязанской и Ярославской; в тех местах, где хранилась глубокая вера и благочестие, и возгревал эту веру в сердцах людей. Он внес особый вклад в спасение нашего монастыря на святой горе Афон святого великомученика и целителя Пантелеимона, потому что, прибыв в 1970 году на святую гору Афон, он стал настоятелем Свято-Пантелеимоновского монастыря. Это было тогда, когда несколько старцев уже оставалось в этом монастыре. Потому что по условиям политической жизни не допускались греческими властями наши иноки для пополнения оскудевшей братии в русский монастырь. Когда за 9 дней до кончины я посещал отца Авеля в этой обители, он вспоминал тех, чьи имена сейчас известны, кого он там принимал, кого назидал и кого всегда поминал в своих молитвах. Сегодняшний день? это не только событие обители, где отец Авель 15 лет был настоятелем, и воздвиг ее из руин. Сегодня к этому древнему монастырю обращены сердца многих и многих людей, у кого был он духовником, кто любил и почитал его. И поэтому Святейший Патриарх показывая, что мы сегодня прощаемся не с рядовым архимандритом Русской Церкви, а с великим тружеником на ниве Христовой, направляя меня на отпевание, поручил мне огласить его Первосвятительское Послание, этим показывая, какое значение Первосвятитель Русской Церкви придает пастырскому пути отца архимандрита Авеля. Я оглашу сейчас текст этого послания».

Патриаршее Послание в связи с кончиной архимандрита Авеля (Македонова)

Ваше Высокопреосвященство, дорогой Владыка Митрополит!

Получив скорбное известие о кончине клирика Рязанской епархии архимандрита Авеля (Македонова), выражаю искреннее соболезнование Вам, как близкому и многолетнему духовному другу, преосвященному архиепископу Рязанскому и Касимовскому Павлу с клиром и паствой Рязанской земли, родным, близким и многочисленным духовным чадам почившего.

Будучи с детских лет воспитанным в православном духе, покойный сохранил и приумножил в своем сердце огонь веры, и как только достиг 18-летнего возраста принял монашеский постриг, а вскоре и священный сан. Многообразные и ревностные труды маститого пастыря нашей Церкви на ниве церковного служения и общественной деятельности снискали ему заслуженное уважение и любовь многих людей. Он прошел нелегкий путь служения Церкви и Отечеству.

Уроженец Рязанской области, о. Авель по рекомендации своего земляка приснопамятного Митрополита Ленинградского и Новгородского Никодима, который знал его ревность и усердие, в 1970 году решением Священного Синода был направлен в Русский Свято-Пантелеимонов монастырь на Святую Гору Афон. Господь щедро одарил о. Авеля многими талантами, и он всеми своими силами и способностями, с присущей ему энергией, служил делу Церкви, с достоинством исполняя все многообразие возлагаемых на него послушаний. За девять лет пребывания на Афоне он многое сделал для возрождения этой обители.

После возвращения в Россию его служение Церкви Христовой, как и многих священнослужителей того времени, проходило в нелегких условиях государственного контроля, но Господь давал ему мудрость, мужество и силы с христианским терпением следовать по однажды избранному пути.

Уже в новых исторических условиях духовного возрождения архимандрит Авель с благодарностью и смирением принял решение Священноначалия Церкви о назначении его наместником восстанавливающегося Иоанно-Богословского монастыря в Рязанской епархии.

На этом ответственном посту Господь благословил ему пребывать немало лет, и он с любовью и усердием управлял вверенным ему Виноградником Христовым. Его трудами обители было возвращено былое благолепие, возрождена монашеская жизнь, монастырь вновь стал местом усердных молитв, центром духовной жизни. В обитель потянулись паломники со всех уголков России, а сам архимандрит Авель подъял на себя нелегкий крест пастырского душепопечения. К нему обращались за духовной помощью и советом люди самых разных сословий и взглядов, и он для всех находил слова утешения и поддержки.

Годы его пастырского служения были ознаменованы поддержанием православных традиций, неукоснительным и усердным служением в храмах Божиих, возрождением монашеской жизни, развитием диалога между духовным и светским руководством и христианским просвещением. Взирая ныне на насыщенную многими событиями и свершениями жизнь о. Авеля, можно сказать словами Священного Писания, что он действительно подвигом добрым подвизахся, течение скончах, веру соблюдох.

Мысленно даю последнее целование почившему служителю Алтаря Господня в день его напутствия в путь всея земли и молюсь об упокоении его души в обителях небесных. Верю, что за свое преданное служение Церкви и Отечеству он услышит от Отца Небесного милостивое призывание: Рабе благий и верный, в малом ты был верен, над многим тебя поставлю, войди в радость Господа твоего (Мф. 25, 21).

Вечная память новопреставленному архимандриту Авелю.

С любовью о Господе

+ АЛЕКСИЙ, ПАТРИАРХ МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РУСИ

Чин отпевания продолжался более двух часов. Митрополит Ювеналий, исполняя предсмертную просьбу батюшки, прочел разрешительную молитву и архиерейские молитвы прощения, которые читаются над почившими иноками на Святой Горе. В этот момент многие из присутствовавших не смогли сдержать слез. Началось прощание. После архипастырей и духовенства ко гробу в последний раз подошли насельники монастыря, родственники отца Авеля и наиболее близкие его духовные чада. С пением ирмосов «Помощник и Покровитель» гроб был обнесен вокруг Успенского собора, возрождения которого с такой надеждой ждал приснопамятный батюшка. Напротив домика, где находилась его келия и в которой он скончался, была совершена заупокойная лития.

Гроб был внесен в находящийся под алтарем Богословского собора храм преподобного Серафима Саровского, где еще при жизни отца Авеля по его благословению был приготовлен склеп. В небольшой по размеру храм смогло войти только духовенство, непосредственно назначенное к участию в погребении. Была совершена последняя перед закрытием крышки лития. Под звон всех монастырских колоколов, при общем пении заупокойных стихир гроб был опущен в склеп. До тех пор, пока могила не была засыпана песком и не был устроен над ней временный надгробный памятник, непрерывно пелись литии. Первую литию совершал Владыка Ювеналий, вторую — наместник монастыря иеромонах Мефодий, третью — архиепископ Рязанский и Касимовский Павел, четвертую — епископ Иваново-Вознесенский и Кинешемский Иосиф, пятую — епископ Люберецкий Вениамин, шестую — вновь Владыка Ювеналий. Песнопения литии, которые начинали петь в храме, подхватывал находившийся на улице братский хор и многочисленные паломники. На лицах многих людей блестели слезы, но скорби не было. Сердца переполняла радость и надежда.

В монастырских трапезных были устроены поминки, где архипастыри, пастыри и духовные чада отца Авеля делились своими размышлениями и воспоминаниями о почившем.


Телеграмма Святейшему Патриарху Алексию

Москва
Чистый переулок дом 5
Святейшему Патриарху Алексию Второму

Ваше Святейшество!

9 декабря в Иоанно-Богословском монастыре Рязанской епархии состоялось погребение архимандрита Авеля. По Вашему благословению я совершил его при большом стечении богомольцев, в сослужении преосвященных архиепископа Павла, епископов Иосифа, Вениамина и сонма духовенства. С благодарностью и духовным умилением восприняли все Ваше Первосвятительское Послание и соболезнование. Испрашиваю ваших святых молитв.

С любовью о Господе

митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий

11 декабря 2006 года

митрополит Ювеналий

© 2001—2019 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)