Научно-практическая конференция, посвященная 20-летию принятия Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях»

7 июня в Москве в «Президент-отеле» состоялась научно-практическая конференция Российской ассоциации защиты религиозной свободы (РАРС), посвященная теме «Современная модель отношений религиозных организаций и государства: российский и мировой опыт». Форум, организованный при поддержке Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте Российской Федерации, был приурочен к 20-летию принятия в России Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях».

На мероприятие собрались представители традиционных религиозных общин страны, парламентарии, ученые и эксперты, представители общественности. От Русской Православной Церкви в конференции приняли участие митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, руководитель Юридической службы Московской Патриархии игумения Ксения (Чернега), секретарь Отдела внешних церковных связей по делам дальнего зарубежья протоиерей Сергий Звонарёв, председатель Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества Санкт-Петербургской епархии протоиерей Александр Пелин, руководитель духовно-просветительского центра ПСТГУ протоиерей Лев Семёнов.

В качестве ведущего встречи выступил председатель совета РАРС А. И. Кудрявцев. Ответственный секретарь совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте России С. А. Мельников огласил приветственное послание руководителя администрации главы российского государства А. Э. Вайно.

В ходе заседания прозвучали доклады участников, посвященные осмыслению опыта правового регулирования деятельности религиозных организаций, развитию государственно-конфессиональных отношений за последние два десятилетия, межрелигиозного диалога и сотрудничества.

Митрополит Ювеналий выступил с докладом на тему «Церковь в современном мире: достижения и проблемы».

«Уважаемые участники конференции!

Я рад принять участие в обсуждении результатов принятия Федерального закона „О свободе совести и религиозных объединениях“. В своем выступлении я остановлюсь на положении Церкви в современной России и скажу об имеющихся достижениях и проблемах.

Закон, о котором мы говорим на этой конференции, открыл новую страницу в отношениях между Церковью и государством в нашей стране. Моя жизнь, человека старшего поколения, в большей своей части проходила в советский период, когда религиозная свобода была, мягко говоря, неполной. Поэтому можно понять, насколько я ценю закон, в преамбуле к которому признается „особая роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры“.

Сегодня в условиях действительной религиозной свободы Русская Православная Церковь имеет возможность беспрепятственно осуществлять свою миссию, развивая все присущие ей традиционные формы общественного служения, что гарантируется пунктом 1 статьи 3 закона. Исключительно важно и то, что пункт 6 статьи 3 говорит о недопустимости „воспрепятствования осуществления права на свободу совести и свободу вероисповедания“.

Обсуждаемый сегодня закон преодолевает не только наследие советского прошлого, но и противоправные установления, имевшие место еще в царское время. Это касается тайны исповеди, которую правительство пыталось нарушать, опираясь на Духовный регламент императора Петра I от 1721 года. Теперь же тайна исповеди охраняется законом, а священнослужитель не может быть привлечен к ответственности за отказ от дачи показаний по обстоятельствам, которые стали известны ему при совершении Таинства Покаяния (см. ст. 3, п. 7). Таким образом было восстановлено должное уважение к священным установлениям Церкви.

В целом закон „О свободе совести и религиозных объединениях“ способствует тому, что традиционные религии России имеют возможность беспрепятственного развития, а также установления общественно полезного диалога друг с другом. Закон сделал также первые шаги по предотвращению распространения экстремизма и злоупотреблений под прикрытием религиозной проповеди.

В то же время следует обратить внимание на то, что участились случаи использования отдельными юридическими лицами наименований, по видимости свидетельствующих об их якобы принадлежности к традиционным религиям. Данное обстоятельство нуждается во вмешательстве законодателей, поскольку упомянутые явления могут иметь своим следствием различные нарушения.

Нуждается в квалификации и проблема прозелитизма нетрадиционных культов, деструктивных сект, а также раскольничьих образований, до сих пор прибегающих к официальной регистрации и на ее основе осуществляющих противоправную и вредную деятельность в отношении граждан.

Касаясь проблем, ждущих своего решения, хотелось бы указать на необходимость более четко отразить в законодательстве пути решения некоторых частных вопросов, которые возникли в современной практике религиозной жизни.

Например, представляется важным конкретизировать положения статьи 16 в целях легализации статуса получивших широкое распространение домовых храмов. Они функционируют при больницах, организациях социального обслуживания населения, а также в воинских частях. Поправки к закону могли бы предусмотреть возможность утверждения профильными органами исполнительной власти типовых договоров между религиозными организациями и соответствующими учреждениями, предусматривающих особенности функционирования домовых храмов.

Хочется отметить то важное обстоятельство, что существующий закон постоянно дорабатывается в условиях диалога между государством и религиозными организациями. Значителен вклад в данный процесс представителей Русской Православной Церкви. Таким образом становится возможным во многих случаях адекватно и своевременно реагировать на вызовы современности, оперативно решать возникающие проблемы.

О добрых плодах применения закона на практике свидетельствую, исходя из своего личного опыта. Управляя Московской епархией, находящейся на территории Московской области, могу сказать, что взаимоуважительные отношения сотрудничества с Подмосковным Правительством и его различными ведомствами позволяют развивать конструктивное сотрудничество в сфере просвещения и духовно-нравственного воспитания подрастающего поколения, сохранения культурного наследия, социальной благотворительности, работы с молодежью и военнослужащими, а также в медицинских учреждениях, окормления лиц, находящихся в местах лишения свободы и так далее. Все это происходит в рамках существующего законодательства и при опоре на него.

Общий положительный общественный контекст, сформированный нашим законом, имеет и международное значение в качестве примера, достойного подражания. Ведь ни для кого не секрет, что в некоторых странах христиане не только не защищены законом, но и становятся жертвами жестоких преследований. Даже там, где вроде бы можно ожидать цивилизованного подхода к религиозным вопросам, существование действительной свободы совести оказывается под вопросом. Например, недавние сообщения средств массовой информации говорят о том, что на Украине подготовлено законодательство, ориентированное на подавление православных.

В заключение хотел бы сказать, что „Закон о свободе совести и религиозных организациях“ внес значимый вклад в созидание гражданского общества, обеспечение прав верующих и развитие межрелигиозного диалога и сотрудничества в России. Данный закон разработан с учетом условий нашей страны и может служить примером того, как законодательство учитывает национальную специфику и развивается в рамках диалога, ориентированного на общественное сотрудничество и согласие».

Участники конференции дали высокую оценку действующему законодательству в религиозной сфере, закрепляющему права человека на свободное исповедание своей веры, обладающему большим потенциалом для утверждения межрелигиозного мира и гражданского согласия.

митрополит Ювеналий

© 2001—2017 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)