Афонский гость в Богородской гимназии

В конце января Богоявленский собор города Ногинска принимал дорогого гостя — монаха со Святой Горы Афон. Отец Иосиф — насельник Пантократорского монастыря, а вернее, подвизается в келии, принадлежащей этому монастырю. На Святой Горе — с 1980 года, где начал свое монашеское служение в 25 лет, приехав из Москвы.

После небольшой экскурсии, проведенной настоятелем собора протоиереем Михаилом Яловым, гость был приглашен в старший корпус православной гимназии им. сщмч. Константина Богородского. Вместе с отцом Михаилом батюшка посетил каждый класс, где в обычном режиме шли уроки. Желающие были приглашены на встречу-беседу. Тех, кто захотел пообщаться с настоящим афонским монахом, оказалось так много, что в аудитории собрались все гимназисты с пятого по одиннадцатый класс.

Встреча оказалась очень живой и интересной.

— Отец Иосиф, расскажите, пожалуйста, какой уклад жизни на Афоне.

— На Святой Горе 20 монастырей, 13 скитов и около 300 келий. Монастыри на Афоне не такие большие, как в России. Они представляют собой сооружения наподобие византийских крепостей. Скиты — это соединение домов с церковью в каждом, но у них есть центральная церковь, где монахи встречаются в субботу и воскресенье и служат вместе. Келья — это один дом с церковью, и в нем живут обычно от одного до четырех монахов (можно до шести). В общей сложности на Афоне подвизаются полторы тысячи монахов. Распорядок дня такой: живем мы по византийскому времени, оно связано с закатом солнца. Как только солнце зашло — наступает ночь. За три часа до захода солнца — девятый час. В это время начинается служба в церкви, и следом за девятым часом- вечерня, потом трапезная (ужин), после ужина — повечерие, которое и заканчивается заходом солнца. Кстати, в понедельник, среду и пятницу трапеза бывает только один раз в день — после девятого часа. Если говорить по вашему времени, то девятый час — это три часа дня. Встают монахи, по вашему времени, в 2.30 ночи, совершают монашеское правило, потом идут в церковь и служат полунощницу, утреню, первый час, потом часы и Литургию. Заканчивается служба в 7 утра, потом маленький перерыв, где монахи отдыхают (примерно час-полтора), потом начинаются послушания, у каждого свое. Кто готовит пищу, кто в огороде работает, кто рукоделием занимается. В 10 часов у нас, обычно, молебен Божией Матери, потом опять послушания, и в три часа, как я уже говорил, девятый час, вечерня и т. д.

— Батюшка, такой напряженный график изо дня в день — в него как-то втягиваешься, не замечаешь. Или все-таки тяжело, например, спать хочется?

— Спать всегда хочется, но ничего страшного. На самом деле ничего в этом сложного нет, потому что привыкаешь к этому образу жизни. Единственная разница у монастыря и у кельи в том, что в келье больше работы. Это и огород, и рукоделие, потому что кельи живут за счет своего труда. Если в монастырях есть и небольшой доход, и паломники, то в келье все зарабатывается исключительно своим трудом.

— А на что нужны деньги в келье?

— В первую очередь, на еду, на поддержание порядка, на ремонт. Ведь кельи относятся к определенному монастырю, и монахи имеют определенные обязательства перед этими монастырями.

— Существует ли в монастыре какой-нибудь свод правил?

— Конечно, это обычное монашеское поведение. Монастыри на Афоне существуют уже тысячелетие. Первая Лавра была основана более тысячи лет назад прп. Афанасием Афонским при помощи императора Никифора Фока, он был его другом и пожертвовал деньги на строительство первой Лавры. Примерно тогда же, второй император Иоанн Цимисхий написал Устав монашеский — единый для всех монастырей. Он негласно передается из поколения в поколение — молодые монахи смотрят на старцев и перенимают их поведение.

— Сколько лет сейчас самому старому и самому молодому монаху на Афоне?

— Игумену Пантелеимоновского монастыря сейчас 96 лет, а молодому — сказать трудно, но принимают постриг сейчас с 18 лет.

— Расскажите, батюшка, на Афоне много ли пауков, змей, и какие из них самые опасные?

— Да, очень много, опасны скорпионы, а еще много лис, кабанов, ланей, орлов. Раньше были волки, но их истребила эпидемия, в море есть акулы, но маленькие.

— Ведется ли охота на животных?

— Монахи, конечно, ни на кого не охотятся, но иногда к нам приезжают и отстреливают кабанов, когда их становится очень-очень много.

— Происходят ли сейчас чудеса на Афоне?

— Самое большое чудо то, что в настоящее время на Святой Горе подвизается 1500 монахов. Потому что сейчас это не обычный вид жизни, как было раньше. В связи с тем, что развитие общества так далеко ушло от православия, в монахи мало кто идет, поэтому каждый человек, выбравший этот путь — это чудо!

— Раньше бывало и большее количество монахов на Афоне?

— Было время, до революции, когда в монастырях Афона жили до 30000 монахов.

— Скажите, отец Иосиф, когда человек уходит из мира в монастырь, он может после этого общаться со своими родными или это запрещено?

— Нет, это не запрещено. Но каждый человек это отдельный случай, поэтому такой вопрос решается индивидуально между духовником и монахом. В принципе, любой родственник мужского пола может приехать к нам в гости.

— Каковы были Ваши впечатления, когда Вы впервые вышли в мир из монастыря, что, по-вашему, изменилось, и когда это было?

— На самом деле все меняется каждый день, и я особо ничему не удивлялся, но Россию я впервые посетил только в 2010 году, то есть, спустя 30 лет, как ее покинул. Конечно, очень многое изменилось, это была уже совсем другая страна.

— Какие наказания за провинности практикуются в монастыре?

— Ни в церкви, ни в монастыре нет такого понятия как «наказание за что-либо», а есть некоторые меры, которые применяются к православному человеку, то есть некий инструмент для совершенствования человека. Называется это — епитимия. Своеобразный духовный инструмент или даже благодеяние для человека, когда он что-то сделал неправильно. Вот ему и дается этот инструмент — больше поклонов, больше поста, что, впрочем, должен любить монах с самого начала.

— А чем вы питаетесь?

— В основном, мы едим бобовые, макароны, каши, очень много овощей и зелени, собираем много разных трав и варим их. Еще рыба, всякие осьминоги и т. п. У нас растут виноград, апельсины, мандарины.

— Какая у вас погода?

— Сейчас там холодно — около 15 градусов тепла (дружный смех).

— А далеко до храма ходить?

— Бывает и далеко, смотря, где живешь. Но как я уже говорил, в каждой келье есть храм, в каждом скиту есть храм и есть центральные храмы, куда монахи ходят по праздникам, вот тогда приходится идти далеко.

— Скажите, батюшка, как происходит молитвенное правило у монаха, когда он живет один в келье?

— Когда человек живет уже в одиночестве (хотя так сказать нельзя, ведь монах всегда живет с Богом), то это уже монах, который духовно созрел и может самостоятельно совершать службы. Обычно такие монахи, живущие в келье одни или вдвоем, службы совершают по четкам. Сначала Иисусова молитва, а потом уже часы и, если один из них священник, то Литургия.

— А если не священник?

— Тогда на Литургию идут в храм.

— Как часто монах причащается?

— Слава Богу, сейчас монахи причащаются часто. Как минимум, раз в неделю, а некоторые после каждого постного дня (в монастыре это — понедельник, среда и пятница).

— Сколько лет надо нести послушание, что бы принять постриг?

— В монастырях обычно постриг принимают через три года или даже через пять лет, а в кельях постригаются через год. Это связано с тем, что в монастырях послушники не каждый день на виду у игумена, своего духовного наставника, чаще всего они встречаются раз в неделю. А в келье человек постоянно на виду, 24 часа в сутки, поэтому старец может по рассудительности через год постричь послушника в монахи.

— Есть ли монастыри, в которых сейчас идет реконструкция?

— Во всех, практически, ведь это старые византийские здания, некоторым более 1000 лет.

— Есть ли у вас иконописцы?

— На самом деле, иконопись — это одно из самых распространенных рукоделий на Афоне.

— На каких языках вы говорите?

— Помимо русского, свободно владею греческим и английским.

— Мы знаем, что на Афоне есть уникальная библиотека, чем она знаменита?

— Да, действительно, у нас в Лавре самая большая в мире православная библиотека. Она до сих пор до конца не освоена, и никто даже не может с точностью сказать, сколько в ней книг. Дело в том, что византийские императоры, особенно уже ближе к концу, хотели сохранить многие свои ценности. Они понимали, что Константинополь будет разграблен и очень много вещей посылали на Афон — самые ценные рукописи, все самое красивое, самое лучшее, что надо сберечь и сохранить. Впоследствии был один поход крестоносцев на Святую Гору, они хотели заставить монахов поминать папу Римского, но Афон не принял их, и новомучеников тогда было много.

— Вы пользуетесь там ноутбуками, телефонами?

— Да, сейчас уже пользуемся и телефонами, и интернетом. А еще пользуемся солнечными батареями, потому что стараемся не загрязнять экологию.

— А есть на Афоне ручьи, речки?

— У нас много источников. Например, знаменитый источник святого Афанасия. Когда он строил Лавру, было очень много трудностей. Монахи не хотели, что бы строился монастырь, они считали, что нужно сохранить монашество келейное. Он шел в Карею (столица Афона) из монастыря Лавры, когда Божия Матерь встретила его на пути с утешением, чтобы он не унывал, что все будет хорошо. В доказательство Она сказала ему: «Простри свой жезл». Когда он исполнил это, разверзлась скала и оттуда вышла вода в огромном количестве. Она хлещет оттуда до сих пор.

— На Афоне есть чудотворные иконы?

— Вообще, все иконы чудотворные, но из знаменитых: Иверская Божия Матерь, Скоропослушница, Игумения Святой Горы, Млекопитательница, Сладкое Целование, Достойно Есть — и это все первообразы.

— Вы ездите на машинах?

— Когда как, но у нас машины есть.

— А на лыжах вы ходите?

— Иногда у нас зимой бывает снег, но на лыжах мы не ходим, неудобно — дорожки узкие, и горки повсюду.

Беседу провела Дина Мажан

Богородский округ, православные школы и гимназии

© 2001—2019 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)