Доклад митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, Председателя Синодальной Комиссии по канонизации святых, на конференции «Преподобный Серафим и судьбы России»

«Почитание новомучеников ХХ столетия и восстановление национально-исторического самосознания»

Уважаемые участники конференции!

Очень рад приглашению принять участие в научном форуме, тема которого связана с памятью одного из наиболее любимых нашим народом угодников Божиих. Преподобный Серафим Саровский подвигом своего служения дал пример несгибаемого стояния в вере, неисчерпаемой любви к ближнему, молитвенного попечения о судьбах Церкви и Отечества. Имея дар пророчества, дивный чудотворец скорбел об упадке веры и благочестия, прозревал грядущие испытания, охватившие Россию в ХХ веке. Неслучайно прославление преподобного старца произошло практически накануне того периода, когда Православие на Русской земле было подвергнуто тяжелейшим испытаниям. В годину гонений церковный народ укреплялся не только примером святого подвижника, но и обращался к нему с горячей молитвой, прося предстательства перед Престолом Всевышнего о прекращении беззакония и братоубийственной распри. В связи с этим в высшей степени символично то, что второе обретение честных мощей преподобного Серафима состоялось именно в начале периода церковного возрождения в России.

На примере Саровского чудотворца мы видим то огромное значение, которое имеет подвиг святости не только для индивидуального спасения конкретного человека, но и для духовного преображения личного и общественного бытия множества людей. Что же такое святость и кого мы можем назвать святым?

Следуя за Христом, христианин избирает путь исполнения евангельских заповедей. Но свят лишь тот, кто в полной мере стяжал дары Духа Святого, плоды Которого — любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание (см. Гал. 5:22). Своим примером святые показывают верующим путь праведной жизни.

В сонме святых угодников Божиих — апостолов, святителей, мучеников, преподобных и праведных — мы видим многочисленные свидетельства неисчерпаемого многообразия подвига святости, в тоже время всегда сводимого к единому на потребу — соединению со Христом, обожению. Поэтому желающим жить благочестиво во Христе Иисусе (2 Тим. 3:12) служит примером для подражания весь сонм святых подвижников.

В наши дни нередко доводится слышать недоумения по такому вопросу: зачем Церковь продолжает канонизировать святых?

По обетованию Христову, Церковь вечна (см. Мф. 16:18), а святость ее членов есть проявление действия освящающей благодати Божией в мире. Поэтому прославление угодников есть свидетельство торжества Православной веры и неотъемлемая особенность бытия Церкви, через жития святых научающей своих чад вере и благочестию.

Русская Православная Церковь имеет давнюю традицию канонизации. Будучи прервана в период гонений, она была возрождена в связи с подготовкой празднования 1000-летия Крещения Руси в 1988 году. С тех пор совершает свою работу Синодальная Комиссия по канонизации святых, которую Господь судил возглавлять мне. За минувшее время были подготовлены и состоялись многие канонизации отечественных подвижников веры и благочестия. Важнейшим направлением нашей деятельности является изучение подвига новомучеников и исповедников Российских ХХ века, прославление которых, поименно известных и доныне миру неявленных, но ведомых Богу, было совершено на Юбилейном Архиерейском Соборе в 2000 году. Деяние о канонизации новомучеников предусматривало продолжение работы по выявлению их имен. На сегодняшний день в числе поименно прославленных — 1762 человека.

Эти святые исторически близки нам и своим подвигом убеждают людей в том, что подвижничество ради Христа не есть лишь достояние древности, но непременная принадлежность всех эпох.

Еще спрашивают, почему Церковь не прославляет тех или иных общественно-популярных личностей? На это можно ответить так. Призывая всех христиан к нравственно-религиозному подвигу, Церковь выделяет среди своих чад тех, кого Сам Спаситель назвал Своими друзьями (см. Ин. 15:12), чей подвиг характеризуется особым усердием и чрезвычайной ревностью о Господе. Бог прославляет Своих угодников и являет их людям. Вот почему критериями канонизации являются: безукоризненная православная вера, праведное житие, прижизненное и посмертное их почитание, чудеса по молитвенному предстательству подвижника и в некоторых случаях нетленные мощи.

Совершенно особенным явлением в жизни не только Русской Церкви, но и всего православного мира, стал подвиг веры мучеников и исповедников Российских ХХ века. После девяти веков своей истории наша Церковь прошла период мученичества по силе, продолжительности, массовости и жесткости гонений, не имеющий аналогов в прошлом.

Кто же такие новомученики и исповедники Российские? Они были такими же российскими подданными, как и многие миллионы жителей нашего Отечества. В трагическую годину жизни нашей Родины изменился не только политический строй, но и национально-историческое самосознание народа подверглось ломке и сущностному искажению, вера и ее святыни были кощунственно поруганы. И тогда не только архипастыри, но и по видимости заурядные обыватели: сельские священники, монашествующие, простые городские и сельские прихожане, — не только превозмогли страх, не испугались страданий и смерти, но и нашли в себе силы мужественно свидетельствовать о Христе. В условиях жесточайшего давления со стороны безбожников наши святые соотечественники почли ни во что все блага земные, включая саму жизнь, со всей силой осознав свою ответственность исповедовать Воскресшего Господа перед лицом обезумевшего мира.

От массовых репрессий в годы советской власти пострадали миллионы православных людей. Происходило это в обстановке крайнего беззакония и произвола. Гонимый практически никогда не мог повлиять на решение своей участи. Ничто не избавляло от расправы по сфабрикованным, фантастическим обвинениям в шпионаже, бандитизме, террористических актах. Нам может показаться, что гибель миллионов верующих была трагической бессмыслицей. Но такое мнение несовместимо с христианским мировоззрением. Господь, говоря апостолам и всем Своим последователям о грядущих преследованиях, утешал их: Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах (Мф. 5:11—12).

Обращаясь к страшным страницам нашей истории, люди подчас основное внимание обращают на те материальные лишения и физические страдания, которые претерпевали репрессированные, томившиеся в тюрьмах и концлагерях или влачившие тягостное существование в ссылках. Однако исторические документы открывают нам еще более ужасающие картины духовных мучений, которым подвергались люди, поставленные перед возможностью избавиться от «земного ада» посредством отказа от Царства Небесного и мужественно отвергнувшие этот путь предательства.

Так, священномученик Николай (Тохтуев; + 1942), которого гонители склоняли к доносительству на своих собратий, угрожая преследованиями и разлукой с ближними, решительно отказался от этого предложения, заявив: «Хотя я и семейный человек, но ради того, чтобы быть чистым перед Богом, я оставляю семью ради Христа… Разве не трудно мне оставить… семью в восемь человек и ни одного трудоспособного? Но меня подкрепляет и ободряет дух мой Тот, ради Которого я пойду страдать, и я уверен в том, что Он меня до последнего моего вздоха не оставит, если я буду Ему верен».

С благоговением изучая подвиг новомучеников и исповедников ХХ века, мы восхищаемся их духовным обликом, находя в них нравственные образцы, достойные подражания. Основными отличительными чертами этих святых были неисчерпаемая любовью к Богу и ближнему, не исключая мучителей и врагов, а также исключительное смирение.

Преодолевая свойственный каждому человеку страх за свою жизнь, новомученики видели главный смысл своего существования в исполнении воли Божией, хотя бы и ценою безвременной кончины. Бесстрашно взирая на ужасающую действительность, Предстоятель Церкви святитель Патриарх Тихон (Белавин; + 1925) говорил: «Покорный воле Божией, я остаюсь спокоен за свою участь… и если Господь пошлет мне мирную кончину… буди имя Господне благословенно. Но если мне суждено прожить мало дней и умереть или от ножа, или от расстрела, или иною наглою смертию и не будут знать места моего погребения — да будет воля Божия; я не лучше собратий моих, которые уже так умирали. Желал бы только, чтобы такая смерть послужила во очищение многих грехов моих и была принята Господом, как жертва благовонная за людей…»

С потрясающей силой звучат слова письма приговоренного к смерти священномученика Василия (Соколова; + 1922), которые он, исповедуя свое недостоинство, со смирением написал в камере смертников, накануне казни: «Дай, Боже, мне непоколебимую уверенность, что Ты простишь мне многочисленные прегрешения, что ты сочтешь меня, не как казненного злодея, а как пострадавшего грешника, надеющегося удостоиться вечной жизни во Царствии Твоем! Дай мне перенести бестрепетно смертный час мой и с миром и благословением испустить последний вздох. Никакого зла ни на кого нет у меня в душе моей, всем и всё от души я простил. Всем желаю я мира…»

В те страшные годы и миряне давали примеры высокой духовности и подвижничества, по высоте равные подвигу древних вселенских святых. Уподобляясь святому праведному Филарету Милостивому (VIII в.), мученица Татиана (Гримблит; +1937) из 34-х лет своей жизни почти двадцать лет посвятила служению больным и гонимым за Христа архипастырям, пастырям и мирянам. В больнице она не только ухаживала за страждущими, но и бесстрашно проповедовала им слово Божие, даря их мятущимся душам радость примирения с Господом, а себя подвергая опасности преследования. Она бесстрашно вела переписку с многочисленным арестованным за веру духовенством, посылала им от своего скудного достатка посылки, в прямом смысле слова спасая от голодной и холодной смерти. Отвечая на вопросы упрекавших ее в почти нищенском существовании, Татиана отвечала: «Вы тратите деньги на вино и кино, а я — на помощь заключенным и Церковь».

Духовный облик подвижников веры ХХ века поражает. Оказавшись в обстоятельствах, требовавших от человека «быть как все», они имели крепкий внутренний стержень, веру Христову, что позволяло им не бояться убивающих тело, души же не могущих убить (см. Мф. 10:28). И здесь мы непосредственно подходим к ключевому вопросу моего доклада: взаимоотношению почитания новомучеников ХХ столетия и восстановления национально-исторического самосознания нашего народа.

Человечество живет во времени, и каждый человек оказывается участником конкретных исторических обстоятельств, определяющих многие стороны его жизни. Однако представителей разных эпох объединяет одно — необходимость решать проблемы внутренней духовной жизни, а также переживания по поводу способности или неспособности это сделать.

Национально-историческое самосознание — это представление народа о самом себе в контексте исторического процесса и во взаимоотношении с другими национальными общностями. В принципе этот вид самосознания может быть подвержен существенным трансформациям, как об этом свидетельствует наше недавнее прошлое, хотя даже в некоторых советских политологических и идеологических моделях исследователи обнаруживают структурные признаки преемственности по отношению к отдаленному прошлому.

Однако для нас представляется существенным рассмотреть проблему в контексте альтернативы: пребывания с Христом и предательства веры в Него. Когда мы говорим о восстановлении национально-исторического самосознания, то прежде всего должны иметь ввиду не политические и социально-экономические идеологемы, а духовно-сущностные основания народной жизни. Наш выдающийся миссионер, священномученик Иоанн (Восторгов; +1918), с тревогой наблюдая за разрушительными процессами в жизни общества в начале ХХ века, говорил: «Будущая, новая жизнь России неизвестна. Но ход ее для нас, верующих, представляется совершенно ясным. Он всецело будет зависеть от того, со Христом ли останется народ наш, или откажется от Него. Не формы жизни, не формы правления спасают народ. Люди верующие и благочестивые — вот что сохранит и укрепит всякое общество и государство».

Прекрасные слова. Действительно, на протяжении многих столетий личность наших соотечественников, их представления о смысле жизни и предназначении общественных и государственных институтов основывалось на непоколебимой уверенности в непреложности и истинности евангельского взгляда на Бога, мир и человека. Спасительное учение Христа явилось основанием, на котором в рамках исторического континуума сформировались и успешно творчески развивались язык, культура, духовно-нравственный мир нашего народа.

Неверными были бы попытки идеализировать прошлое. И по причине человеческого несовершенства, и вследствие постепенного и целенаправленного отступления от православия к началу ХХ века в нашей стране произошло существенное оскудение веры и благочестия. Трагические последствия этого всем прекрасно известны. На фоне вышесказанного в буквальном смысле слова звездами, сияющими в ночи безверия, видятся святые новомученики и исповедники Российские. По слову священномученика епископа Аркадия (Остальского; +1937), они понимали, что не могут бороться со злом посредством зла, не могут ненавидеть и проклинать, а могут только жертвовать всей полнотой своего существа, следуя за Господом на Голгофу. И таким образом новомученики ХХ века в кровавых испытаниях этого страшного столетия показали себя наследниками и носителями истинного национально-исторического самосознания. Поэтому всякий, задумывающийся о грядущих путях России, не должен заниматься пустословными измышлениями, но со смирением и любовью обратиться к подвигу и жизненному опыту тех, которых весь мир не был достоин (Евр. 11:28).

Новомученики и исповедники Российские учат нас духовному видению сути исторического процесса. В условиях казалось бы не оставляющих место для какой-либо надежды на лучшее, старец священномученик митрополит Серафим (Чичагов; +1937) утверждал: «Православная Церковь сейчас переживает время испытаний. Кто останется верен ей — тот спасен будет. Многие сейчас из-за преследований отходят от Церкви, другие же предают ее. Но из истории хорошо известно, что и раньше были гонения, но все они закончились торжеством христианства. Так будет и в этот раз. Православие снова восторжествует. Сейчас многие страдают за веру, но это — золото очищается в духовном горниле испытаний. После этого будет столько священномучеников, пострадавших за веру Христову, сколько не помнит вся история христианства».

Исполнен ли нашим народом долг перед новомучениками? И да, и нет. С одной стороны, мы их прославили в лике святых, совершаем празднества в их честь, строим храмы их памяти. С другой стороны, в народе еще не видно всеобъемлющего понимания духовного значения совершенного ими подвига. В таком случае не могут ли к нам быть с упреком и предостережением отнесены евангельские слова: Горе вам, что строите гробницы пророкам, которых избили отцы ваши (Лк. 11:47).

Ныне Святая Церковь направляет свои усилия к тому, чтобы помочь людям преодолеть последствия разрушения национально-исторического самосознания, созидать новую идентичность, основывающуюся на единении во Христе. Священномученик митрополит Владимир (Богоявленский; +1918), скорбя о духовном падении народа и грядущих бедах России, призывал: «Мы должны чувствовать, что все мы суть члены одного общества, у которых должны быть общими барыши и убытки, что все мы дети одного Отца, члены одной Церкви под управлением одной Главы. Мы должны приучить себя чувствовать, что всякая собственность, всякая способность, всякая сила, всякая ученость, всякий труд есть не что иное, как талант, как капитал, вверенный нам для блага всех… подавлять всякое самолюбие и своекорыстие, пробуждать и насаждать чистосердечную бескорыстную и милосердную любовь и таким образом приготовлять сердца для любви Того, Который возлюбил нас исперва (1 Ин. 4:19), — вот та задача, которая стоит перед нами в настоящее смутное время и сознание важности которой должно сейчас овладеть всем существом нашим. Церковь словом и делом должна проповедовать любовь, врачевать душевную болезнь, ослаблять ненависть, облегчать нужды, скорбь и горе, где может и как может. Она должна везде и всюду доказывать не словом только, но и делом, что ее призвание есть призвание служения, а не господства, что ее заботы и сострадания требуют всего более не богатые и сытые, а внутренне и внешне бедные и голодные… Не о том заботиться, чтобы сразу разрешить весь социальный вопрос, а о том, чтобы вырвать из сердца то ядовитое жало, которое служит причиной нашей больной раны, без чего эта рана никогда не достигнет исцеления. Таким образом, насадить и воспитать истинную и деятельную любовь, возбудить взаимное доверие и уважение между различными сословиями и состояниями — вот самая прямая и великая задача сейчас для нашей Церкви». Трудно найти слова, которые имели бы более современное звучание.

Во всяком обществе, озабоченном своим будущим, люди обращают особое внимание на воспитание подрастающего поколения. В Священном Писании мы находим такие слова: Учи сына твоего и трудись над ним, чтобы не иметь тебе огорчения от непристойных поступков его (Сир. 30:13). Понимали это, хотя и в несколько ином аспекте, и те, кто в прошлом столетии запрещал родителям приводить детей в храм; осознают и те, кто сегодня всеми силами пытается отделить нравственное воспитание детей от духовного. А последствия этого можно обрисовать словами новомучеников: «Что хорошего можно ожидать от теперешних детей в будущем, когда их родители сами не веруют и детям запрещают веровать». К счастью, значительная часть нашего общества осознает важность приобщения молодежи к Православию, к благодатной помощи Церкви. Священномученик Александр (Петропавловский; + 1937) говорил в свое время, что только таким образом можно бороться за праведность и чистоту душ человеческих, учить народ добру и справедливости, иначе люди погрязнут в грехах, невежестве, потеряют трудолюбие, не станут любить и уважать ближнего и общественность будет сотрясаться от зла, страха, непримиримости.

Воспитывая детей, мы также имеем возможность исполнить свой долг перед новомучениками и исповедниками ХХ века и внести свой вклад в дело национального возрождения. Это важно отчетливо осознавать. Открытие православных гимназий и воскресных школ, преподавание основ православной культуры — не дань сиюминутной моде, но жизненно важная необходимость.

Сегодня духовные проблемы нашего общества многим кажутся почти непреодолимыми, чем вызывают уныние, а подчас и безразличие. И тут вновь на помощь нам приходят новомученики и исповедники. Священномученик архиепископ Онуфрий (Гагалюк; + 1938), сам сидя в тюрьме, такими словами укреплял одного из своих духовных чад: «Нужно быть верным долгу даже до смерти. Не оглядываться назад или по сторонам с унылым видом, а смело идти вперед, отдавшись на милость Божию: никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия (Лк. 9:62)».

митрополит Ювеналий, канонизация, новомученики

© 2001—2018 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)