Доклад митрополита Ювеналия на конференции в МДА

ДОКЛАД
МИТРОПОЛИТА КРУТИЦКОГО И КОЛОМЕНСКОГО ЮВЕНАЛИЯ
ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СИНОДАЛЬНОЙ КОМИССИИ
ПО КАНОНИЗАЦИИ СВЯТЫХ
НА КОНФЕРЕНЦИИ В МОСКОВСКОЙ ДУХОВНОЙ АКАДЕМИИ
?МОСКОВСКАЯ ДУХОВНАЯ АКАДЕМИЯ
В ЭПОХУ ГОНЕНИЙ ХХ ВЕКА?

Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 29 марта 2005 года

?Изучение и осмысление подвига
новомучеников и исповедников Российских
в деятельности Синодальной Комиссии
по канонизации святых?


Ваше Высокопреосвященство!
Дорогие учащие и учащиеся!
Досточтимые отцы, братья и сестры!


Наша встреча проходит в стенах древнейшего учебного заведения Русской Православной Церкви, которое отмечает свое 320-летие. Это не только праздник учащих и учащихся Московских духовных школ, но и общецерковное торжество для всех выпускников, несущих различные церковные послушания на территории нашей родины и далеко за ее приделами.

Являясь с 1974 года почетным членом Московской Духовной Академии, я неоднократно делился с ее преподавателями и учащимися своими мыслями по различным церковным вопросам. Каждую такую встречу рассматриваю для себя как значимое событие. Считаю честью выступить и сегодня перед таким высоким собранием об изучении и осмыслении подвига новомучеников и исповедников в Синодальной Комиссии по канонизации святых.

Отмечаемое событие Духовной школы дает возможность оценить пройденный ею исторический путь, увидеть приоритетные задачи, которые нужно решать в области богословской науки и образования. По истории Московской Духовной Академии написано достаточно много. Однако мы можем констатировать, что не все исторические периоды, пройденные духовной школой, в равной степени исследованы. Особенно это относится к ХХ веку - эпохе новомучеников и исповедников Российских. События первой половины ХХ века прервали научную деятельность в этих стенах. Академия была закрыта, а затем ее богословские кадры были уничтожены или рассеяны по бескрайним просторам нашего Отечества, томились в тюрьмах, лагерях и ссылках. Но и там в меру сил и возможностей они продолжали свои труды, поэтому можно сказать, что процесс развития богословской науки как бы замер, но не остановился целиком.

В период мученичества каждый должен был, по притче Христовой, поправить свою елейницу и выйти встречать Небесного Жениха. Не секрет, что в то время среди бесчисленных мучеников и исповедников, доблестно претерпевших все мучения до конца, пребывая в единстве с Церковью, были и те, кто отрекся от Христа, похулил имя Божие, пошел на сделку с безбожниками или учинил раскол. Как в Древней Церкви во времена гонений были падшие, так и во времена минувших гонений были христиане, не сумевшие вынести до конца огненного испытания. Ни высота церковного и общественного положения, ни образование, ни возраст, ни богатство, ни научные и даже ни богословские достижения не делали человека неуязвимым во время гонений.

Когда в Комиссии по канонизации святых мы приступили к изучению эпохи новомучеников, в церковных кругах раздавались голоса о необходимости без специальных исследований, опираясь на практику Древней Церкви, признать святыми мучениками всех пострадавших по церковным делам при советской власти. Само по себе такое утверждение было неверно, ибо в Древней Церкви тоже были определенные условия или критерии, по которым пострадавшие причислялись к лику святых мучеников. Это в первую очередь принадлежность к Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви; свидетельство жизнью и смертью о вере в Сына Божия Иисуса Христа. И для Древней Церкви, и сегодня в практике прославления мучеников основным критерием канонизации остается бесспорность, очевидность и достоверная известность совершенного христианином подвига. Церковь Христова, совершая акт канонизации, являет миру бесспорные образцы следования за Господом, указывает идеальные примеры благочестия для христианина любой эпохи. Там же, где встречаются сомнения, противоречия или недоумения, где наше знание, и без того ограниченное, сталкивается со смущающими совесть фактами и обстоятельствами поведения человека в повседневной жизни и тем более на беззаконном следствии, следует воздержаться от принятия положительного решения, оставив все на суд Божий.

В ХХ веке, по сравнению с первыми веками, гонения на христиан были более длительными по времени и изощренными по форме и содержанию. Поэтому, учитывая эти обстоятельства, при подходе к канонизации было необходимо применять дополнительные критерии. Вот почему была невозможна канонизация всех, что называется без разбора, основываясь лишь только на факте мученической, то есть насильственной смерти в период гонений. С одной стороны Церковь пошла путем поименной канонизации, но поскольку было определенно ясно, что число пострадавших за Христа в ХХ веке чрезвычайно велико и всех по именам назвать никогда не удастся, а также, чтобы не сдерживать почитания новомучеников, а должным образом их прославить, Русская Православная Церковь на Архиерейском Юбилейном Соборе в 2000 году канонизировала Собор (то есть весь святой сонм новомучеников и исповедников Российских ХХ века), явленных миру (то есть тех, чьи имена известны) и неявленных, но ведомых Богу (то есть тех, чьи имена и подвиг остаются нам до сих пор неизвестными). На сегодняшний день в составе Собора новомучеников и исповедников Российских поименно прославлено почти 1600 подвижников. Исследования в этой области продолжаются и число выявленных новомучеников постоянно пополняется и их имена вносятся в церковный календарь.

В моих докладах на Поместных и Архиерейских Соборах, состоявшихся с 1988 по 2004 годы, изложены методы и критерии работы Синодальной Комиссии по канонизации святых как в отношении исследования вопроса канонизации подвижников благочестия, так и изучения подвига новомучеников. Все эти доклады опубликованы и с ними можно ознакомиться, поэтому не буду сейчас об этом говорить.

Изучение огромного пласта уголовно-следственных дел, письменного и устного предания в отношении новомучеников и исповедников подтверждает истину, которая всем известна из церковной истории. Ее выразил в одном из своих слов святитель Иоанн Златоуст: ?Сколько людей враждовало против Церкви, и враждовавшие погибли, а она вознеслась выше неба! Таково величие Церкви! Когда против нее враждуют, она побеждает; когда строят козни, она превозмогает; когда подвергают бесчестию, становится еще славнее?. Эту же истину как бы от лица всех новомучеников и исповедников в день епископского наречения повторил священномученик Иларион (Троицкий): ?В эти годы лишь окрепла моя вера в Церковь и утвердилось сердце мое в надежде на Бога? Когда очень многое из дел человеческих оказалось построенным на зыбучем песке? Церковь Божия стоит непоколебимо, лишь украшенная, яко багряницею и висом, кровьми новых мучеников. Что мы знали из церковной истории, о чем читали у древних, то ныне видим своими глазами: Церковь побеждает, когда ей вредят? Не веруем только, но и видим, что врата адовы бессильны пред вечным Божиим созданием?.

Каков духовный смысл явления Господом стольких мучеников, число которых превосходит пострадавших в первых веках христианства? В истории Греческой Церкви, многие годы находившейся под игом турок-мусульман, тоже был период новых мучеников. Святой Никодим Святогорец, написавший книгу ?Новый Мартирологион?, указывал, что Бог по пяти причинам благоволил явить новомучеников в тот период:

Во-первых, для возрождения всего Православия.

Во-вторых, они заградят в День Суда уста неправославно верующих.

В-третьих, новомученики есть слава и величие Православной Восточной Церкви, и обличение еретиков.

В-четвертых, новомученики есть пример терпения всем православным, страдающим в узах рабства.

В-пятых, новомученики есть образец мужества и пример для подражания всем православным христианам.

Думаю, что эти мысли могут быть близки и нам, размышляющим о Промысле Божием в отношении России.

Без тщательного изучения житий новомучеников невозможно вникнуть ни в историю Русской Православной Церкви ХХ века, ни тем более дать правильную оценку этому периоду.

По молитвам новомучеников и исповедников Российских ныне мы переживаем новый, ответственный период церковной истории. Среди всестороннего возрождения церковной жизни в России особое внимание уделяется богословскому образованию, подготовке кадров духовенства. Я думаю, что все мы даем себе отчет в том, какие надежды возлагаются на Церковь, которая через века пронесла духовно-нравственные ценности и может поделиться этим богатством с обществом.

Юному пастырю не может не быть интересно все, что связано с жизнью Церкви в годы безбожных гонений. Судьбы же и труды преподавателей и выпускников Московской Духовной школы должны быть в первую очередь изучены и описаны нынешним поколением учащих и учащихся.

В Месяцеслов Русской Православной Церкви на века теперь вписаны имена святых питомцев Московской Духовной Академии, пострадавших ради Христа ? священномучеников и священноисповедников митрополитов: Петра (Полянского; +1937), Анатолия (Грисюка; +1938), Николая (Могилевского;+1955), архиепископов: Андроника (Никольского; +1918), Илариона (Троицкого; +1929), Фаддея (Успенского; +1937), епископов: Игнатия (Садковского; +1938), Никиты (Делекторского; +1937), пресвитеров: Иоанна (Артоболевского; +1937), Сергия (Голощапова;+1937), Илии (Громогласова;+1937), Иоанна (Смирнова; +1937) и многих других.

Особое место занимает мученик Иоанн Васильевич Попов (+1938). Своим личным примером он явил высокий образец христианских подвижников ? святых отцов, учителей веры и мучеников, коими Святая Церковь утверждалась и прославлялась на протяжении веков.

Изучение богословского наследия пострадавших за Христа преподавателей и питомцев Духовной школы должно стать, как мне кажется, содержанием семинарского и академического образовательного процесса. Написание кандидатских и дипломных работ, курсовых сочинений и рефератов, проведение конференций и семинаров, посвященных жизни и творчеству выдающихся преподавателей и выпускников Академии должны занять особое место в учебном процессе реформируемого теперь духовного образования. А обладая вполне достаточным научным потенциалом, Академия может подготовить к изданию труды своих выпускников, прославленных Церковью.

Еще в начале изучения подвига новомучеников наша Комиссия обратила внимание, и эта позиция была одобрена Священноначалием, что при канонизации новомучеников предметом внимательного изучения должны стать их богословские и литературные труды. Канонизация святого всегда привлекает особое внимание благочестивых читателей к его творениям. Но следует помнить, что она, конечно, не означает канонизации всякого слова и суждения прославленного подвижника. Что касается богословского наследия новомучеников, следует особо учитывать, что церковная полемика в переживаемое Церковью трагическое время была весьма острой. В отличие от обновленцев и других раскольников, которые по словам апостола Павла отступили от веры? через лицемерие лжесловесников, сожженных в своей совести (1Тим. 4, 1-2), действия и поступки многих архипастырей и пастырей, хотя и очень резкие, были продиктованы не своекорыстными целями, а ревностью о славе Божией и Церкви, которую они готовы были защищать, не жалея своей жизни.

Членом нашей Комиссии игуменом Дамаскиным (Орловским) подготовлены и выпущены семь томов житий новомучеников и исповедников Российских, с указанием научного аппарата, использованного при изучении вопроса о прославлении каждого подвижника. И это своего рода научный фундамент, основа для углубления дальнейшей исследовательской работы на эту тему. Хочется пожелать, чтобы учащиеся Духовной школы с большим вниманием отнеслись к истории святых мучеников. Ведь от степени осознания живой причастности к историческим судьбам Церкви зависит наша способность нести миру благую весть.

Много теперь говорят о том, какой должна быть Академия и семинария, какое значение имеет образование для служителей Церкви. Напомню слова великого пастыря, святого праведного Иоанна Кронштадтского, сказанные им при посещении Московской Духовной Академии в январе 1895 года: ?Я всегда с глубоким уважением относился к богословской науке и ее ученым служителям. Вы, господа профессора ? сеятели, и плодотворно ваше сеяние? Как воспитанник Академии, я сам хорошо знаю, какое большое значение имеет академическое образование для служителей Церкви. Академия весьма много дала мне и для умственной моей и для религиозной жизни. Могу даже сказать: именно Академии я обязан, что стал тем, что я есть?.

Сегодня наша богословская наука собирается с силами. Впереди непочатый край исследовательской работы. Шестнадцать лет назад в 1989 году была создана Синодальная Комиссия по канонизации святых, которая на постоянной основе продолжает свою работу. Я вспоминаю, как нам в прямом смысле слова на пустом месте пришлось начинать свои труды. С благодарностью хочу отметить ту помощь, которую оказывают Комиссии Московская Духовная школа. Живым звеном, связующим Академию и Комиссию, являются профессор протоиерей Владислав Цыпин, а также секретарь Комиссии священник Максим Максимов, выпускник Московской Духовной Академии.

В дальнейшем наше сотрудничество могло бы быть более тесным. Оно не исключает, а подразумевает и дискуссии, которые, считаю, должны вестись не на страницах разной прессы, а непосредственно лицом к лицу. Не думаю, что есть необходимость объяснять, какую пользу принесло бы такое живое сотрудничество и какую бы оказало помощь исследовательской деятельности Церкви. Надеюсь, что сегодняшняя встреча послужит импульсом для оживления нашей совместной работы.

Одухотворенность и нравственная доблесть в образе жизни и служении, неукоснительное следование пастырскому призванию и долгу, высокое осознание канонической верности священноначалию, ? вот чему учат всех нас, и убеленных сединами архиереев, и совсем юных семинаристов новомученики и исповедники Российские.

Почитание мучеников за веру Христову все более расширяется в церковном народе. К примеру, в храмах и монастырях Московской епархии, где прославлено поименно 450 новомучеников, торжественно отмечается их память, особенно там, где они совершали свое служение. В ряде благочиний имеется практика, когда в определенный день духовенство празднует соборную память новопрославленных святых, служивших в этом районе. За основу берется дата страдания либо викарного епископа, либо благочинного. Уже немало приходов имеют престолы, посвященные как отдельным новомученикам, так и их Собору.

В своем служении Церкви Христовой все мы, и архипастыри, и пастыри, должны назидаться примером подвигов новомучеников и полагаться на их молитвенное предстательство. Они ведь все свое упование возлагали на милость Божию и попечительство Пастыреначальника Христа о Церкви, принадлежать к которой было для них самым большим счастьем.

Закончу свое слово высказыванием священномученика Серафима (Чичагова), который незадолго до мученической кончины, которая последовала на Бутовском полигоне 11 декабря 1937 года, сказал: ?Православная Церковь переживает время испытаний. Кто останется сейчас верен святой апостольской Церкви ? тот спасен будет. Многие сейчас из-за преследований отходят от Церкви, другие даже предают ее. Но из истории хорошо известно, что и раньше были гонения, но все они окончились торжеством христианства. Так будет и с этим гонением. Оно окончится, и Православие снова восторжествует. Сейчас многие страдают за веру, но это ? золото очищается в духовном горниле испытаний. После этого будет столько священномучеников, пострадавших за веру Христову, сколько не помнит вся история христианства?.

Мы можем сказать, возлюбленные, что ныне эти пророческие слова сбылись!

митрополит Ювеналий

© 2001—2018 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)