Слова на Лазареву субботу, Вербное воскресенье, Благовещение и Пасху

ЛАЗАРЕВА СУББОТА

Святитель Инокентий Херсонский (+ 1857):

«Настоящий праздник можно назвать праздником дружества. Иисус говорит: Лазарь, друг наш, успей, и спешит в Вифанию, несмотря на опасность там для своей жизни от иудеев. Ученики говорят также: идем и мы, да умрем с ним, то есть, говорят то, что могла внушать только самая пламенная дружба к Лазарю. О Марфе и Марии, сестрах его, невозможно и сомневаться: их душа и сердце как бы погребены вместе с братом и другом. Самые фарисеи, забыв свои лицемерные виды и расчеты, пришли в Вифанию не для чего другого, как да утешать сестер о смерти брата. А при гробе Лазаря — тут Иисус даже прослезился, — и конечно не от уныния и печали, ибо сейчас скажет: Лазаре, гряди вон, а от любви и дружбы, для которых тяжело видеть и на одну минуту возлюбленного своего в гробу. среди праха и тления. — Посему-то самые иудеи заговорят: виждь, како любляше его! — Итак, говорю, праздник настоящий можно, по всей справедливости, назвать праздником дружбы.

Если когда, потому, то ныне самый удобный случай для нас наблюдать, как Господь поступает со Своими друзьями и возлюбленными. Много ли Он любит их? Так любит, что проливает слезы на их гробе. Иисус не плакал на Своем Кресте, а над Лазарем плачет. и сделал для него то, чего не делал ни для кого: ибо воскресил его из мертвых, уже четыредневна и смердяща.

Но любовь эта делает ли друзей Господа вовсе неприкосновенными ни для какой скорби и искушений? Напротив. Из примера Лазаря и сестер его особенно видно, как справедливо замечено апостолом Павлом, что его же… любит Господь, того наказует и испытует. Ибо смотрите, вот семейство, которое Господь постоянно отличал Своим вниманием. среди которого, во время пребывания Своего в Иерусалиме, всегда находил для Себя дружеский приют и успокоение, которому явил столько знаков Своей благорасположенности, так что оно само уже нисколько не сомневалось в любви Его, а возлагало на Него полную надежду во всяком случае, как и теперь, едва только Лазарь заболел, дали Ему знать о том, в уверенности, что Он немедля явится и возвратит здравие Своему болящему другу, — вот, говорю, семейство, святое, чистое, самое близкое к Господу: и, однако же, какому великому искушению и какой скорби подвергается оно теперь со смертью Лазаря! Господь, без сомнения, мог отвратить болезнь от Своего друга, но не отвратил. мог сделать ее, по крайней мере, не смертельною, но не сделал. мог поспешить чудом и прийти в Вифанию на другой или третий день по смерти, но явился на пятый. Почему так и для чего? Потому и для того, чтобы сделать и Лазаря и сестер его вполне орудием славы Божией, дабы дать им — и печалью Своею, и болезнью брата, и самою смертью его, послужить великому делу спасения человеческого: да прославится Сын Божий ея ради! Так поступает Господь с другами и присными Своими! Он блюдет их яко зеницу ока, без Его воли не падает с главы их ни одного волоса: но это не значит того, чтобы Он непрестанно ущедрял их только благодеяниями, чтобы увеселял и питал их сладостями, подобно как поступают с детьми своими сердобольные, но неразумные матери, портя таким образом их нрав, приучая их к изнеженности и роскоши: — нет, Господь премудр и не может поступать таким образом. Он взирает не на удовольствие, а на истинную пользу любящих Его и любимых Им. и для усовершения их в вере, любви, смирении и преданности, нередко посылает на них такие искушения, каких не видят над собой грешники. У кого, например, из грешников требовал когда Господь в жертву Себе сына? А у Авраама требовал. Кто любезнее Ему был двенадцати учеников Его? И все они скончались за имя Его среди мучений — иной от меча, иной от креста, иной от камней. Все это не только по любви их к Господу, но и по любви к ним Господа. Ибо для Него, как Всемогущего, ничего не стоило отвратить от них все искушения, окружить их даже всеми видами счастья земного. но Он не сделал этого, а, напротив, попустил обрушиться на них всем бедствиям, да принесением их взойдут на большую высоту и достигнут светлейших венцов: потому что ничто так не делает человека чистым, ничто так не возвышает его в духе и не приближает к Богу, как мужественное перенесение скорбей и напастей.

Перестанем же, братие мои, соблазняться и недоумевать, если видим, что кто-либо и из верных рабов Божиих не благопоспешается в земных делах своих, терпит нападение или клевету, страдает от болезни и других зол. Ужаснемся, напротив, и пожалеем, когда встретим счастливого во всем нечестивца, высящегося как кедр ливанский. Ибо это значит, что он, как неисправимый, предоставлен уже самому себе и, по выражению Писания, восприемлет, подобно богачу Евангельскому, благая в животе своем, дабы по смерти идти прямо во огнь геенский. Перестанем унывать и отчаиваться, когда и нас, несмотря на чистоту рук и правоту путей наших, посетит какая-либо горесть и потеря. Напротив, если мы хотим быть воистину рабами Господними, то должны в этом случае не падать, а возвышаться в духе, утешаясь той мыслью, что Господь взирает на нас уже не как на малых детей, неспособных ни к какому трудному опыту и подвигу, а как на возросших, от которых с благонадежностью можно ожидать и требовать жертв и усилий. А для этого утвердим навсегда в душе нашей мысль, что все горести и напасти земные, в чем бы они ни состояли и как бы велики ни были, коль скоро переносятся надлежащим образом, то есть, со смирением, верою и преданностью в волю Божию. то никогда и ни в чем не могут повредить нам, а всегда доставляют, напротив, великую пользу душевную. Хотите знать — какую? Ту, что ослабляет в нас плотского человека, этого опаснейшего врага нашему спасению. ту, что подавляет в нас приверженность к благам мира и его нечестивым утехам и обращают мысли наши к небу и вечности. ту, что приближает нас к Богу, заставляя в Нем едином, как неизменном и вечном, искать для себя опоры и утешения. ту, наконец, что видимо уподобляют нас Господу и Спасителю нашему, Который, во время бытия Своего на земле, не царствовал и не блаженствовал, хотя имел на то все право, а ежедневно лишался, терпел и страдал ради спасения нашего».

Святитель Инокентий Херсонский. Сочинения. Т. VI. СПб., 1873. С. 192.

ВХОД ГОСПОДЕНЬ В ИЕРУСАЛИМ

Святитель Димитрий Ростовский (+1709):

«О люди! Как трость колеблется ветром, так и вы колеблетесь непостоянством! Ныне вы с пальмовыми ветвями оказываете мне почести, а через несколько дней обесчестите Меня.

Ныне вы режете ветви с деревьев, а через несколько дней эти самые деревья вы будете рубить и тесать для креста Мне. Ныне вы подстилаете ветви под ноги, а через несколько дней вы возложите на хребет Мой палки, розги и бичи, избивая Меня и причиняя Мне многие раны.

Ныне вы со славою встречаете Меня, а через несколько дней вы будете с ругательствами вести Меня на распятие. О непостоянство человеческое! О непрочность и скорая отмена чести и славы мира сего!»

Святитель Димитрий Ростовский. Творения. Т. 1. СПб, б. г. С. 242.

Протоиерей Валентин Амфитеатров (+1908):

«Гул народных масс встретил Иисуса восклицаниями: „Осанна!“ Старики и дети, женщины и мужчины с пальмами в руках слили в одно целое свои голоса. Их веселые клики, как живой, громкий колокол, возвещали вступление в царствующий город Царя царствующих. Этот живой колокол не вызвал в Спасителе чувства одобрения. В этом громогласном, суетливом выражении восторга не было проявления глубокого чувства — одна торжественная, нарядная внешность. Слава Божия только выкрикивалась звуками голосистой массы и, не затрагивая ее сердец, тут же исчезала. В торжественной встрече Спасителя был праздник праздного народа, но не заявления искренней веры. В этой торжественной обстановке не было совсем внутреннего побуждения. Народ, как стая очарованных, шумел, ликовал. Как было во встрече Спасителя, так бывает и часто с людьми. Народная слава, общественный почет — это блистательный фейерверк, от которого через несколько минут остается только смрадный пепел. Это весенний прилив половодья, влекущий за собой изобилие вод, где волны стремятся обогнать и потопить одна другую. Подобные явления не прочны. Потому-то Спаситель и остерегает Своих последователей всех времен быть осторожными при принятии за истину мнения общества о чем бы то ни было. Общественное мнение — волна, напирающая и уносящаяся. Нынче она в нашу пользу, а завтра против нас. Человек должен руководствоваться не общественным мнением, а заповедями и законом Божиим, не преходящими и не изменяющимися».

Амфитеатров В., прот. Проповеди «О кресте Твоем веселящееся». М.: Изд. им. свт. Игнатия Ставропольского, 2002. С. 93.

БЛАГОВЕЩЕНИЕ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ

Святитель Филарет Московский (+1867):

«Во дни творения, когда Бог изрекал свое живое и мощное: да будет, слово Творца производило в мир творения. но в этот беспримерный в бытии мира день, когда Божественная Мария изрекла свое кроткое и послушное „да будет (мне по слову твоему — Лк. 1:38)“, — едва дерзаю выговорить, что тогда соделалось, — слово творения низводит в мир Творца. И здесь Бог изрекает Свое слово: „Зачнешь во чреве и родишь Сына“ (Лк. 1:31)… Но, — что опять дивно и непостижимо, — самое слово Божие медлит действовать, удерживаясь словом Марии: „Как будет это, когда я мужа не знаю?“ (Лк. 1:34). Нужно было Ее смиренное: „да будет“, чтобы воздействовало Божие величественное: „да будет“. Что ж за сокровенная сила заключается в этих простых словах: „Се, раба Господня. да будет Мне по слову твоему“ и производит столь необычайное действие? — Эта чудная сила есть чистейшая и совершенная преданность Марии Богу, волею, мыслию, душею, всем существом, всякою способностию, всяким действием, всякою надеждою и ожиданием»

Святитель Филарет, Митрополит Московский и Коломенский. Слова и речи. Т. 2. М., 1874. С. 64–65.

Святитель Димитрий Ростовский (+1709):

«В Благовещении Пресвятой Богородицы воплощение Бога Слова совершилось благоволением Бога Отца, осенением и действием Святого Духа и соизволением Самого Слова. Воскресение же Христово их мертвых произошло благоволением и действием Бога Отца вместе со Святым Духом и соизволением Самого Христа…

В Благовещении ангел Гавриил был служителем чуда: «Ангел предстатель с небес послан был рещи Богородице: «Радуйся». и Воскресение Христово было не без службы ангельской: «Ангел Господень, сошедший с небес, отвалил камень», и после того два ангела были видимы во гробе. Ангела пришедшего к Богородице и благовестившего Ей Христово Воскресение, Церковь воспевает так: Ангел возопил благодатной: «Чистая Дева, радуйся, Твой Сын воскрес тридневен от гроба» …

В Благовещении Пресвятая Дева изъявила ангелу Свою целомудренную невинность, непричастность мужу и неповинность в плотском супружестве, говоря: «Как будет это, когда я мужа не знаю?» (Лк. 1:34). Подобно сему и в Господнем прежде Воскресения страдании Пилат свидетельствовал неповинность Иисусову, говоря: «Я не нахожу в Нем никакой вины» (Ин. 19:3)…

В Благовещении было соизволение Пречистой Девы воле Господней, ибо Она отвечала Ангелу: «Се раба Господня, да будет Мне по слову Твоему» (Лк. 1:38). Подобно сему и в приятии чаши страданий, имевших закончиться Воскресением было соизволение Христово, ибо Он говорил Отцу: «Отче Мой, если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя» (Мф. 26:42).

В Благовещении Бог Слово, Слово Отчее единородное, облекся в плоть человеческую, как проповедуется в Евангелии: «И Слово стало плотию и обитало с нами» (Ин. 1:14. В Воскресении же плоть облеклась в Божество… ибо Христос пострадал как Человек, а воскрес со славою как Бог, о чем свидетельствует возлюбленный ученик Его евангелист Иоанн: «И мы видели Его славу, как Единородного от Отца…, полное благодати и истины (Ин. 1:14).

В Благовещении сначала Христос был познан одной только Матерью, в утробе Которой Он воплотился… Подобно сему и в Воскресении прежде всех Пречистая Дева познала Христа, восставшего от гроба, ибо Он прежде всего явился по Воскресении Своем преблагословенной Матери Своей, согласно свидетельству св. Амвросия, (епископа Медиоланского).

За Благовещением Пресвятой Богородицы последовало поношение и бесславие, ибо Иосиф, имея внутри бурю неверных помышлений и подозрений, поносил Ее, говоря: «Мария, что я вижу в тебе…? Воскресению же Христову предшестовало поношение и бесславие, когда Господь распят был на кресте «посреди двух разбойников»…

В Благовещении Христос обручил Себе человеческое естество, в Воскресении же Он прославил его, облекши тленное в нетленное и смертное — в бессмертное…

В Благовещении Пречислая Дева раздавила главу змиеву, поправ яд первородного греха, В Воскресении же Сын Ее, Господь наш, сокрушил ад, поразил диавола и разорил царство его…

В Благовещении умертвилась смерть греховная, в Воскресении же попрана и телесная смерть: «Господь наш смертию смерть попрал и сущим во гробах жизнь даровал».

В Благовещении был предназначена пещера, в которой имел родиться Христос, и Того же Христа, имевшего воскреснуть из мертвых, приняла пещера и гроб: пещера при рождении, пещерав и при Воскресении…

В Благовещении было сохранено целым девство Пречистой Богоматери, целыми же сохранились при Воскресении Христовом и печати гробные. Господь вышел из запечатанного гроба так же, как и родился от Богородицы, «чистотой запечатленной и в девстве сохраняемой».

По Благовещении Пречистая Дева, исполнившись духовной радости, воспела: «Величит душа Моя Господа, и возрадовался дух Мой о Боге, Спасителе Моем» (Лк. 1, 46–47), по Воскресении же Сына Своего и Бога, о кто может это передать, какой она исполнилась радости, когда увидела живым Того, о смерти Которого она безутешно рыдала. Сорадуясь с Ней, и Церковь святая вспоминает радость Ее, воспевая: «Ты же, Чистая, красуйся о восстании рождества Твоего»

Святитель Димитрий Ростовский. Творения. Т. 1. СПб., б. г. С. 259–261.

Священномученик Иоанн Стеблин-Каменский (+1930):

«С Великим Праздником начала личного участия Творца Вселенной в жизни человечества. «Слово плоть бысть и вселися в ны». Одно духовное провидение этого поворотного пункта в истории мира вызвало у Исайи ликующую песнь «С нами Бог». От земли еще не отняты скорби, мир еще во зле лежит, но «с нами Бог». Он с нами воинствует против зла, в нас самих гнездящегося, и в сердцах наших устанавливается Царство Божие. Он с нами борется и против внешнего зла, и оружие Его — оружие непобедимое — крест, т. е. беспредельная всепревозмогающая любовь, обожествляющая человека смирением Вседержителя.

«Благовествуй, земле, радость велию». Благовествуй, земля, потому что люди в своей греховности так отошли от интуитивного восприятия присутствия Божества, что надо им, чтобы камни возопили. Часто ли у нас по вере присутствующих при таинственном вхождении в наш храм Царя Славы так трепещет сердце, как оно вострепетало у праведной Елизаветы — от приветствия Матери

Божией? Благовествуй, земле! Слышишь ли ты, земля живая, — человек? Не пустословь, не злобствуй, но благовествуй. Дай в твоем сердце место Духу Божию, в тебе живущему. Хоть ты и земля, но есть в тебе и частица небес. Итак, отдайся всем существом делу Божию. «Благовествуй, земле, радость велию, хвалите, небеса, Божию славу!»

Священномученик Иоанн Стеблин-Каменский. «Не отходите от креста». М., 2009. С. 48

ВЕЛИКИЙ ЧЕТВЕРТОК. ВОСПОМИНАНИЕ ТАЙНОЙ ВЕЧЕРИ

Священномученик Фаддей (Успенский, +1937):

«Ныне любвеобильный Владыка уготовляет нам таинственную вечерю, Тот, „в Егоже руце дыхание всех сущих“, приглашает к Своей Божественной трапезе. „С высоким проповедованием“ создавшая веки Премудрость Божия, по вечным глаголам Слова Божия, ныне „созывает… на чашу, глаголющи: …приидите, ядите Мой хлеб и пийте вино, еже растворих вам“ (Притч. 9:2–5). Да не будет же, чтобы кто-либо приступил к этой Божественной трапезе с умом пустым и обращающимся долу, с сердцем, занятым лишь земными помышлениями и попечениями! Взойдем мысленно в Сионскую горницу, где устрояет ныне Христос вечерю для учеников Своих и возвысим умы свои видением и слышанием того, что происходит там!

Там видим мы училище любви, „связуемые которою“ апостолы, предавши себя „владычествующему всеми Христу“ внимают Его последней тайноводственной беседе. „Очень желал Я есть с вами сию пасху прежде Моего страдания“ (Лк. 22:15), говорит Христос Своим ученикам, — желал потому, что хочу ныне заменить эту сыновнюю ветхозаветную пасху иною, значения которой вы пока не разумеете. Даже в сей час вы заняты еще мыслями о земном царстве, чтобы сесть одному из вас по правую, другому по левую сторону Меня в сем царстве (Мф. 20:21). Но „не тако бо будет вам, Моим учеником, яко нищий хотя (добровольно) есмь. первый убо вас, да будет всем слуга. начальствуяй же яко начальствуемый, предызящный же яко последнейший“. Доселе вы преданы спорам, кто между вами „мнится быти болий“, но вот Я Сам „посреди вас, как служащий“ (Лк. 22:24–27) и умывающий вам ноги, таковым должен быть желающий иметь часть со Мною (Ин. 13:4–17). Доселе вы были безопасны в мире, и даже, хотя Я „без мешка, и без сумы, и без обуви посылал вас“ на проповедь, вы не имели ни в чем недостатка, потому что Я соблюдал и охранял вас (Лк. 22:35. Ин. 17:12), теперь наступает иное время, когда исполнится на Мне Самом написанное: „И к злодеям причтен“. Вы готовы поднять мечи на Мою защиту (Лк. 22:37–38. Ин. 18:10–11), душу свою положить за Меня и идти ради Меня в темницу и на смерть (Мф. 26:35. Ин. 13:37), но вот скоро настанет время, когда вы вместо того „рассеетесь каждый в свою сторону и Меня оставите одного… ибо написано: поражу Пастыря, и рассеются овцы стада“ (Ин. 16:32. Мф. 26:31).

Не эти внешние подвиги защиты Моей земной жизни от врагов нужны теперь, ибо настало время Мне „испить чашу, которую дал Мне Отец“ (Ин. 18:11), и исполнить волю Его, возвещенную в предвечном Его совете: „В главизне книжне писано есть о Мне: еже сотворити волю Твою, Боже… Жертвы и приношения не восхотел еси, тело же свершил (уготовал) Ми еси“ (Пс. 39:7–9). „И сие (зримое вами) есть тело Мое, еже за вы ломимое, во оставление грехов: сие творите в Мое воспоминание. Сия чаша Новый Завет есть в Моей крови: сие творите, елижды аще пиете, в Мое воспоминание“ (1 Кор. 11:24–25. Мф. 26:26).

Сия есть чаша Моя, которую хотели некоторые из вас пить, не разумея, какова она будет (Мф. 20:22)! Вот один из вас самих вскоре предаст Меня, по слову Писания: „Человек мира моего, на негоже уповах, ядый хлебы моя, возвеличит на мя запинание“ (Ин. 13:18–21. Пс. 40:10). Вы увидите, как „путь нечестивых спеется“ (Иер. 12:1) и как вы сами, обещающиеся со Мною в темницу и на смерть идти, будете „спать и почивать“ в тот час, в который предастся Сын Человеческий в руки грешников, как в тот час, когда душа Моя будет „скорбеть смертельно“ о грехах мира, даже среди вас не найду Я утешителя, но явится Ангел для подкрепления изнемогающей от скорби души Моей, чтобы исполнилось слово Писания: „Я ждал сострадания, но нет его, — утешителей, но не нахожу“ (Пс. 68:21. Мф. 26:35–45. Лк. 22:43–44).

На сии дела любви, „ныне тайно совершаемые“, предызображаемые сею трапезой, Отец рождает Меня, творческую Премудрость, и вы не разумеете еще их ныне, уразумеете же после, когда, очищенные словом Моим и любовью, восприимите Духа Святого, „Он научит вас всему и напомнит вам все, что Я говорил вам“ (Ин. 14:26, 15:3, 16:12).

И подлинно, только апостолы, имея очищенные чрез умовение Христово „красны ноги“, могли „благовествовать миру“, исполненному себялюбия и страстей. Мы же, обложенные немощною плотью и волею своею преклоняемые более к земным страстям, нежели к истине Христовой, как вместим возвышенное учение пришедшего к нам ныне Слова в свои умы, не очищенные Им и не утвержденные общением с Ним! Но вспомним немощь апостолов! Ибо и они не тотчас утвердились верою и приобрели очищенные и возвышенные умы, а после того, как „пребыли со Христом в напастях“ Его», и после того, как «сатана… сеял их, как пшеницу», подвергая соблазнам и напастям мира (Лк. 22:28, 31).

И как они, насладившись любви Христовой, освободились потом от обычных недостатков и немощей естества и восприяли «ум Христов» (1 Кор. 2:16), так и мы, приступая к «уготовляемой Христом душепитательной трапезе», услаждая ею наши умы и «научаемые чрез Само Слово» образу жития, в Нем виденному, узрим, как это невидимое общение с Ним укрепляет нас на борьбу со страстями своими, дает силу нам не словом только, но и жизнию величать сие Слово, нас ради обнищавшее и «славно прославившееся».

Олонецкие Епархиальные Ведомости 1903, № 8. С. 272–275.

СВЕТЛОЕ ХРИСТОВО ВОСКРЕСЕНИЕ. ПАСХА

Святитель Филарет Московский (+1867):

«Христос воскресе!, — Сказав это, что могу вам сказать больше? Все сказано.

Надо ли обосновать веру, сотворить надежду, воспламенить любовь, просветить мудрость, воскрилить молитву, низвести благодать, уничтожить бедствие, смерть, зло, дать жизненность жизни, сделать, чтобы блаженство было не мечта, но реальность, слава — не призрак, но вечная молния вечного света, все озаряющая и никого не поражающая? — На все сие найдется довольно силы в одном чудодейственном слове: Христос воскресе!».

Святитель Филарет, Митрополит Московский и Коломенский. Слова и речи. Т. 3. М., 1877. С. 20.

Священномученик Андроник (Никольский, +1918):

«Воскрес Христос — и попрана смерть, истреблена всякая скорбь. Мы, ничтожные создания Божии, — свои Ему. Наше естество, взятое Им в общение Его Божества, воскресло в Нем, — воскреснет и в нас. Он обожил наше естество, обещал и нас обожить, если пребудем в Его любви. Отсюда все высокое и святое, на что способен сделаться человек, возрожденный верой во Христа Воскресшего. И эта радость пасхальная больше, чем какая иная радость, ищет непременно излиться на других, подвигая всех радовать друг друга, любить друг друга, помогать друг другу. Ибо Единый Христос для всех свой и всех и каждого Себе усвоил. В самом деле, кто не испытывал в сии дни пасхальные того чувства, которое со всеми сродняет до самой нежной любви, какой небывает и между родными по крови! Так во Христе и чужие делаются своими и родными. Тогда сбывается древнее проречение Исаии пророка: народы перекуют мечи свои на орала, и копья свои — на серпы: не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать (Ис. 2:4). Тогда волк будет жить вместе с ягненком, и барс будет лежать вместе с козленком… И младенец будет играть над норою аспида, и дитя протянет руку свою на гнездо змеи. Не будут делать зла и вреда на всей святой горе Моей, ибо земля будет наполнена ведением Господа, как воды наполняют море (Ис. 11:6–9). Такому бы настроению подобало быть у христиан не только в пасхальные дни всеобщего мира и радости, но всегда. Ибо христианин только верой в Воскресшего и жить должен.

Священномученик Андроник (Никольский), архиепископ Пермский. Проповеди. Обращения. Послания. Тверь, 2004. С. 222.

Святитель Иоанн Златоуст (+407):

«Сегодня наш Владыка Христос „сокрушил медные двери“ (Ис. 45:2) и поразил самое лицо смерти. Что я говорю лицо? Самое имя ее он изменил, потому что она уже не называется смертию, но успокоением и сном. Прежде пришествия Христова и крестного домостроительства (нашего спасения) самое название смерти было страшно. Так первый человек за великое наказание услышал следующий приговор: „Ибо в день, в которой ты вкусишь от него (древа познания добра), смертию умрешь“ (Быт. 2:17). И блаженный Иов назвал ее тем же именем, сказав: „Смерть мужу покой“ (Иов. 3:23). И пророк Давид сказал: „Смерть грешников люта“ (Пс. 33:22). И только смертию называлось разлучение души с телом, но и адом. Послушай, что говорит праотец Иаков: „Вы сведете седину мою с печалью во гроб“ (Быт. 42:38). И во многих местах Ветхого Завета найдешь, что переселение отсюда называется смертию и адом. Когда же Христос Бог наш принесен был в жертву и совершилось воскресение, то человеколюбивый Владыка отменил эти названия и ввел в нашу жизнь новое дивное устройство: переселение отсюда уже называется вместо смерти упокоением и сном».

Святитель Иоанн Златоуст. Творения. Т. 3. Кн. 2. СПб., 1897. С. 820–821.

Следующая статья
Толкование Псалтири. Псалом IV
© 2001—2019 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)