История, практика и обычаи православного погребения усопших

Такие слова часто можно было услышать в храмах в советское время. Как правило, это какая-нибудь бабушка заказывала заочное отпевание. В то время родные умершего часто или боялись, или просто стыдились из-за своей нецерковности прийти в храм заказать отпевание. Но, даже не веря ни в Бога, ни в загробную жизнь, они чувствовали, что надо «что-то сделать», когда кто-то умер у них. Поэтому они посылали знакомую воцерковленную бабушку, давая ей деньги, «мол, ты сделай, что там надо». Бабушка приходила и за церковным ящиком заказывала заочное отпевание, которое тогда было очень распространено: принести покойника в храм на отпевание было небезопасно.

Как правило, после Литургии священник выходил в трапезную часть храма к канунному столику (тетраподу) и служил заказанные заупокойные службы — панихиды, добавляя песнопения и молитвы отпевания. На столике у тетрапода лежали продукты, принесенные, как говорят, «на канон», а также рис с изюмом — кутья, куда обычно втыкали свечу с бумагой, чтобы воск не капал на кутью. Еще приносили мед с иконкой, на которой сзади карандашом писали имя и фамилию умершего и дату смерти, чтобы на 40-й день мед забрать и приготовить на поминках сыту — медовую водичку с кусочками манки, выпиваемую с молитвой за упокой умершего. А иконку забирали домой и ставили в домашний иконостас. Однако чаще всего люди забывали забирать все это, и в некоторых храмах образовывались на подоконниках целые ряды софринских иконок в пластмассовых рамочках и большая «пасека» из незабранных баночек с медом.

Прочитав на отпевании заупокойное Евангелие, батюшка брал в руки ту самую «гра-
мотку», или, как иногда говорят бабушки, «рукописание», и читал напечатанную на ней типографским способом разрешательную молитву — молитву о прощении грехов усопшему (иногда говорят разрешительную, но в тексте молитвы стоит именно разрешательная). На том же листе сбоку печатается т.н. венчик (см. ниже).

После окончания службы священник сворачивал грамотку и отдавал тому, кто заказал отпевание. Тут же он брал чистый лист бумаги и лопаткой крестообразно насыпал туда песочек (иногда называемый землей), специально для таких целей хранившийся у тетрапода. Некоторые священники в этот песочек добавляли и пепел из кадила — так как в Требнике указано умастить покойного маслом из лампады или посыпать пеплом из кадила. Песочек завертывался в бумагу и также отдавался верующему вместе с кутьей, которую батюшка тут же благословлял. Кутья раскладывалась дома на тарелки, чтобы, придя с кладбища, люди первым делом съели ее с молитвой за усопшего, а вот продукты, принесенные «на канон», оставались в пользовании причта — как милостыня в пользу души усопшего.

Придя к телу усопшего, бабушка ножницами отрезала венчик и клала на лоб. В правую руку усопшему влагали сложенную грамотку, иногда — пластмассовый крестик, свечку и платок. Когда гроб несли, то останавливались на каждом повороте и местах, где раньше жил или работал покойный. Обязательная остановка была перед воротами кладбища. Придя к могиле, после того, как все попрощались с покойным, бабушка накрывала покрывалом лицо усопшему и крестообразно посыпала его песочком по верхней части туловища. Иногда вместе с землей поливали маслом, которое осталось от соборования этого усопшего перед смертью. После этого закрывали гроб и хоронили, причем все присутствующие трижды бросали на гроб землю. При этом некоторые бросали в могилу деньги, что, конечно, являлось проявлением язычества, недопустимым для похорон христианина! Некоторые вынимали из гроба венок от головы и вешали его на крест, а также забирали из гроба иконку и несли в храм или домой. Кто-то клал в гроб личные вещи покойного.

Есть церковные правила погребения, которые обязательны к исполнению; есть народные традиции, нейтральные — можно делать, а можно и не соблюдать; и есть обычаи языческие, вредные — соблюдение их для христианина однозначно запрещено. За прошедшие века церковные правила погребения христианина в обычной жизни переплелись с народными обычаями. Из-за этого люди часто не знают, что надо соблюдать, а что является языческими обычаями, недопустимыми при погребении христианина.

Откуда пошли эти правила и традиции отпевания, и какие из них обязательно соблюдать, а какие необязательно или даже запрещено соблюдать — в ряде очерков мы постараемся об этом рассказать.

Грамота, венчик

Как известно, за тяжкие грехи Церковь отлучала от Святого Причастия на определенное число лет. Если человек умирал, то его причащали в любом случае, даже если время епитимии не прошло (а если выздоравливал — продолжал годы епитимии (см. Требник, Исповедание)). Обычно от епитимии разрешал только епископ, но для умирающих это мог сделать и священник. Для этого ему давалась грамота от епископа, которую он читал над отлученным умираю-
щим — в знак того, что тот разрешается от епитимии и может причаститься Святых Христовых Тайн. Если после этого он умирал, то грамота влагалась ему в руку как знак, что за умершего можно молиться, ибо он разрешен от грехов своих. В житии свт. Григория Двоеслова (+ 604 г.), написанном Иоанном диаконом, говорится, что святитель для разрешения монаха, умершего в отлучении, написал молитву о разрешении от церковного отлучения умершего и дал ее для прочтения над усопшим.

После смерти в 912 г. византийского императора Льва VI Мудрого, не успевшего получить разрешение своего отлучения от Церкви за четвертый брак, безусловно запрещенный Церковью, его сын император Константин VII Порфирородный упросил архипастырей Восточных Церквей дать тому разрешение. В это время (начало Х века) чтение над усопшими разрешательной молитвы уже вошло во всеобщий обычай, о чем свидетельствуют Требники тех времен (Евхологий Гоара).

Обычай влагать в руку усопшему грамоту появился в России в XI в. Об установлении этого обычая говорится в Киево-Печерском Патерике в главе «О создании печерской церкви Святой Богородицы»:

«Был в земле Варяжской князь Африкан, брат Якуна Слепого, того, который в бегстве потерял золотую луду (плащ из золотой парчи. — Прим. ред.), когда воевал с Ярославом против лютого Мстислава. У этого Африкана было два сына — Фрианд и Шимон. По смерти брата Якун изгнал обеих племянников из их владений. И пришел Шимон к благоверному нашему князю Ярославу. Этот принял его, держал в чести и отдал сыну своему Всеволоду, сделав старшим при этом князе. И принял Шимон великую власть от Всеволода. Причина же любви Шимона к святому монастырю Печерскому вот какая. Во время княжения в Киеве благоверного и великого князя Изяслава пришли половцы на Русскую землю в 6576 (1068) году, и трое Ярославичей — Изяслав, Святослав и Всеволод — пошли навстречу им, взяв с собой и этого Шимона. Когда же пришли они к великому святому Антонию для молитвы и благословения, старец отверз неложные свои уста и ясно предсказал ожидающую их погибель. Варяг же этот упал в ноги старцу и молил сказать, как уберечься ему от такой беды. И сказал ему блаженный: «Сын мой! Многие падут от острия меча, и когда побежите вы от супостатов ваших, будут вас топтать, наносить вам раны, топить в воде. Но ты спасешься, и положат тебя в церкви, которая здесь будет создана».

И вот на реке Альте вступили в бой полки, и по Божию гневу побеждены были христиане и бежали; воеводы их со множеством воинов пали в битве. Тут же, посреди их, лежал и раненый Шимон. Взглянул он на небо и увидел церковь превеликую — ту самую, какую он уже прежде видел на море. И вспомнил он слова Спасителя и сказал: «Господи! Избавь меня от горькой смерти молитвами Пречистой Твоей Матери и преподобных Антония и Феодосия!» И вот вдруг некая сила исторгла его от мертвецов: он исцелился он ран и всех своих нашел целыми и здоровыми…

Однажды пришел Симон к блаженному и после обычной беседы сказал святому: «Прошу у тебя одного дара». Феодосии же сказал ему: «Сын мой, что же просит твое величие от нашего смирения?» Симон же: «…Вот чего прошу я у тебя: дай мне слово, что благословит меня душа твоя как при жизни, так и по смерти моей и твоей». И отвечал святой: «Симон, выше силы прошение твое. Но если по моем отшествии церковь эта устроится и уставы, и предания мои будут в ней соблюдаться, то пусть будет тебе известно, что я имею дерзновение у Бога. Теперь же не знаю, будет ли принята моя молитва». Симон же сказал: «Господь свидетельствовал о тебе, я сам слышал это из пречистых уст образа Его. И потому молю тебя: как о своих чернецах, так и обо мне грешном помолись, и о сыне моем Георгии, и до последних рода моего». Святой же обещал ему это и сказал: «Не о своих чернецах одних я молюсь, но и обо всех, любящих ради меня это святое место». Тогда Симон поклонился до земли и сказал: «Отец мой! Не выйду от тебя, если не удостоверишь меня писанием». Феодосий понужден был сделать это за любовь его и написал так: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа…» — ту молитву, которую и доныне влагают в руку покойнику. (Выделено мной. — Авт.) Это с тех пор утвердился обычай класть такое письмо с умершими; прежде никто не делал этого на Руси. И это было написано в молитве: «Помяни меня, Господи, когда приидешь во Царствие Твое! И когда будешь воздавать каждому по делам его, тогда сподоби, Владыко, рабов Своих, Симона и Георгия, стать на правую Твою сторону в славе Твоей и слышать Твой благой глас: „Приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам“. Симон же попросил: „Прибавь к этому, отец мой, чтобы отпустились грехи родителям моим и ближним моим“. Феодосии же, воздев руки к небу, сказал: „Да благословит тебя Господь от Сиона и да видите вы красоты Иерусалима все дни жизни вашей и до последнего рода вашего!“ Как некий бесценный дар принял от святого благословение и молитву Симон, прежде варяг, теперь же, по Божьей благодати, правоверный христианин. Научен он был святым отцом нашим Феодосием, и чудес ради, бывших от святых Антония и Феодосия, оставил латинскую ересь и истине уверовал, со всем домом своим, со всеми священниками своими, душ около трех тысяч. Этот Симон был первый положен в той церкви».

Следующее яркое упоминание о разрешательной молитве в церковной истории относится к 1263 г. — году кончины св. благ. князя Александра Невского. Когда в декабре 1263 г. во Владимире митрополит Киевский и всея Руси Кирилл III отпевал усопшего великого князя Александра, принявшего перед смертью схиму с именем Алексий, то он хотел вложить разрешательную молитву в правую руку князю, но святой князь, как будто живой, сам взял ее из рук удивленного митрополита. Это чудо видели многие. Отсюда мы узнаем, что грамоту вкладывали в правую руку.

В конце XV века великий князь Московский Василий II Васильевич Темный испросил разрешательную грамоту у Иерусалимского Патриарха Иоакима. Если находилось в земле тело, которое не разлагалось (но это не относится к нетлению святых мощей!), то считалось, что это сильный грешник, которого даже земля не принимает, и над такими тоже читалась разрешательная молитва, после чего тело должно было обратиться в прах. Например, было в 1635 г. в Вильно, когда (по описанию Требника Петра Могилы) после прочтения молитвы над телом отлученного от Причастия самозванца, выдававшего себя за сына Бориса Годунова, якобы спасшегося от гибели, оно тут же обратилось в прах. В 2-й половине XVII в. преподавание разрешательной молитвы в России — уже массовое явление.

Корнями эта молитва (как, кстати, и другие нынешние молитвословия за усопших) восходит к поминанию усопших после пресуществления Святых Даров на Литургии св. апостола Иакова сирийского извода. Вот эта молитва: «Господи, Боже духов и всякой плоти, помяни всех, кого мы помянули, отшедших из сей жизни в православной вере, даруй упокоение их душам, телам и духам, избавив их от будущаго вечнаго осуждения и соделав их достойными радости в недрах Авраама, Исаака и Иакова, где сияет свет лица Твоего, откуда удалены все болезни, печали и воздыхания. Не поставь им в вину всех согрешений их и не входи в суд с рабами твоими, ибо не оправдается пред Тобою ни один из живущих, и из людей, находящихся на земле, нет ни одного, кто бы не был виновен во грехе или был чист от скверны, кроме одного Господа нашего Иисуса Христа, единороднаго Сына Твоего, чрез Котораго и мы надеемся получить помилование и прощение грехов, даруемое и нам и им ради Его».

Подобная заупокойная молитва имеется также в Литургии св. апостола Марка. Предстоятель там молится: «О Господи Боже наш! Даруй мир душам усопших во Иисусе отцов и братий наших, помяни наших древних праотцев, отцев, патриархов, пророков, апостолов, мучеников, исповедников, епископов и души всех святых и праведников, умерших о Господе.

Изрядно помяни святых (имя рек), ихже память ныне совершаем, и святаго апостола, и евангелиста, и отца нашего Марка, показавшего нам путь спасения…

Упокой, Господи, души усопших раб Твоих… (И читает поминальные записки об усопших…) Даруй мир, о Владыко Господи, Боже наш, душам всех, обитающих в селении святых Твоих. Милостивно даруй им обещанное блаженство во Царствии Твоем, егоже око не видело, ни ухо не слышало, ни входило в сердца человеческие еже уготовал еси, Боже, любящим святое имя Его. Даруй мир душам их, и удостой их царствия небеснаго.

Даруй нам христианскую кончину жизни нашей приятную Тебе и безгрешную, и подай нам часть и наследие со всеми святыми Твоими».

По мнению одних, в нынешний вид разрешательная молитва была приведена в XIII веке Германом, епископом города Амафунта (Аматуса) на Кипре и она является как бы сводом всех прежде употреблявшихся разрешательных молитв. По другому мнению, нынешняя разрешательная молитва является переложением той молитвы, которая была приписана Герману Амафунтскому, но вероятнее всего была написана ранее неизвестным составителем.

В Требнике, употребляемом сейчас в Русской Церкви, имеется другая — более краткая разрешательная молитва, которая читается после «Вечной памяти». Однако к XIX веку появилась традиция вместо написанной в Требнике читать разрешательную молитву, напечатанную на грамоте. Появилась также традиция читать ее не после «Вечной памяти», а после Евангелия, заменяя тем самым положенную по Требнику заупокойную сугубую ектению. Смысл разрешательной молитвы троякий: 1) молитва о прощении грехов усопшему вообще; 2) молитва о прощении грехов, которые усопший забыл или не успел исповедовать; 3) снятие церковных запрещений (епитимий и отлучений) с усопшего, который умер до срока их окончания.

То есть, в отличие от народных об этом поверий, разрешательная молитва не прощает грехи людей, которые вообще не хотели исповедоваться или скрывали грехи специально, а относится именно к тем грехам, которые люди исповедовали на Таинстве покаяния и к тем грехам, которые хотели бы исповедовать священнику, но по немощи людской забыли или не успели из-за внезапной кончины. Разрешательная молитва также прощает епитимии (клятвы), которые были наложены на умершегои он не успел получить их снятие от наложившего их священника или архиерея. Поэтому сама грамота (или как ее еще называют — рукописание) с разрешательной молитвой — это есть удостоверение, что усопший умер в мире и общении с Церковью и что за него можно молиться (так — по мысли свт. Московского Филарета (Дроздова)).

По Уставу, разрешательная молитва читается либо у ног покойного, либо сбоку гроба (обычно с правой стороны), но обратившись лицом к усопшему — как бы над ним. Младенцам до 7 лет грамота не дается, а вместо этого читается молитва из чина младенческого отпевания: «Храняй младенцы…», и в отличие от погребения взрослых, молитва над младенцем читается у головы усопшего младенца и лицом к алтарю.

Грамотка и песочек настолько сильно соединились в понятии людей с похоронами, что даже известны случаи, когда совсем неверующие в загробную жизнь родственники усопшего приходили в храм с просьбой дать им эту грамоту и землю, но от отпевания отказывались.

Предлагаемые иллюстрации дают примеры разрешательных молитв прошедшего столетия.

Венчик

Венчик, который мы возлагаем на лоб усопшему, по происхождению своему восходит именно к лавровым венкам античных победителей. Первоначально христиане возлагали лавровый венок на погибшего за Христа мученика -
как победителя в схватке с диаволом и мучителями. Потом христиане стали класть на лоб венок всякому умершему — как дошедшему до победного финала жизненного пути и победившему невидимых врагов. В дальнейшем венчики превратились в ленту с изображением Христа в центре, с предстоящими Богоматерью и святым Иоанном Предтечей (деисус), а за ними — два Ангела, и молитвой Трисвятого: «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный, помилуй нас». По объяснению свт. Филарета Московского, что хотя обыкновение возлагать венчик на лоб усопшего не предписано церковным Уставом, но он имеет то значение, что усопший умер в мире с Церковью и есть православный христианин. По обычаю, на умерших священников венчик не возлагается. В церквах, находившихся за границей Российской Империи, венчиков не было.

В начале ХХ в. в России производились несколько видов венчиков: бумажный раскрашенный, бумажный раззолоченный низшего сорта, бумажный раззолоченный высшего сорта, противоатласный (из атласа низшего сорта) и самый дорогой — атласный. Их продавали отдельно. Простые бумажные венчики для удобства стали типографским способом печатать на одном листе с разрешательной молитвой. После революции 1917 г. грамоты и венчики стали печататься единообразно на бумаге в одну краску, сперва в советских типографиях по заказу церковного Хозяйственного управления, потом на ХПП РПЦ «Софрино».

Следует заметить, что в народных обычаях венчик из растений снова появился: венчиком из цветов и листьев обкладывали голову усопшему. Сейчас этот круглый веночек делают из пластмассы и кладут на подушку вокруг головы. Обычно перед отпеванием церковнослужители отрезают венчик от листа с молитвой и накладывают на лоб усопшему. Чтобы от ветра не слетел, женщинам закладывают концы венчика в платок, а мужчинам прижимают пластмассовым венком, который лежит на подушке.

Последнее целование

Придя на кладбище (или в храме), люди прощаются с покойным (это еще называется последнее целование). При прощании должны петься стихиры на целование 2-го гласа: «Приидите, последнее целование дадим, братие…» Свт. Дионисий Ареопагит в своем труде «О церковной иерархии», описывая погребение, говорит, что предстоятель и все присутствующие целуют усопшего. Святой Симеон Солунский в гл. 367 книги «О священных обрядах и Таинствах Церкви» говорит: «и последнее целование, это и знак того, что прешел от жизни и разлучился с нами, и знак того, что он пребывает в общении и единении с нами: ибо и после смерти мы не разлучаемся друг от друга. Все пойдем тою же стезею, все соединимся вместе и никогда не разлучимся, потому что будем жить со Христом, как и ныне соединяемся с Ним, прибегая к Нему».

По Требнику, прощаться с покойным и
закрывать гроб надо в храме. Меж тем уже
в XIX в. появилась традиция прощаться на кладбище; в советское время это стало чуть ли не нормой. Многие родственники или боялись, или не хотели идти в храм и ожидали усопшего на кладбище. Конечно, священнику в наше время следует призывать родных прощаться в храме, как это положено по Уставу, но безусловно запрещать им это сделать на кладбище, наверное, нецелесообразно. При прощании люди с поясным поклоном перед усопшим целуют венчик и иконку, которая лежит у покойного на груди. По смыслу, прощание с покойными — это большей частью не «до свидания», а «прости»! Некоторые бабушки требуют, чтобы прощаться подходили только с правой стороны гроба. На самом деле это не существенно. И что целовать сперва — иконку или венчик — тоже не важно. После этого предают земле и закрывают гроб.

По чину монашеского погребения, при прощании с монахом кладется 12 земных поклонов. Такого нет в чинах других погребений, но до реформ Патриарха Никона у нас был обычай после прощания на кладбище приходить в храм и класть за умершего по 15 поклонов, читая про себя молитву: «Покой, Господи, душу раба Своего, имярек, и елика в житии сем, яко человек, согреши, Ты же, яко Человеколюбец Бог, прости его и помилуй, и вечныя муки избави, и Небесному Царствию причастника учини, и душам нашим полезныя сотвори».

Раньше была традиция вынимать пластмассовый веночек из гроба и вешать его на крест, а также вынимать иконку из гроба и приносить в храм. Сейчас эти традиции отходят в прошлое. Класть в руку крестик или свечку — традиция хорошая, но необязательная к исполнению. Хоть обыкновение класть крест не упоминается в Уставе, но-де-факто было узаконено у нас, когда ХПП РПЦ «Софрино» стал производить специальные пластмассовые крестики для покойников. Зато на шее усопшего обязательно должен быть крестик, и, конечно, печально, когда усопшему на шею крест покупают прямо при отпевании, а сам он его не носил.

Игумен Фаддей (Шавернев)

(Продолжение следует.)

Источники и литература:

1. Беловинский Л. В. Энциклопедический словарь Российской жизни и истории XVIII — начало XX в. М., «ОЛМА-ПРЕСС», 2003.

2. Булгаков С.В., прот. Настольная книга для Священно-церковно-служителей в 2-х томах. Репринт издания 1913 г. Издательский отдел Московского Патриархата, М., 1993.

3. Журнал Московской Патриархии в 1931–1935 годы. М., Издательский Совет РПЦ, 2001.

4. ИДДК Электронная версия энциклопедии Брокгауза и Ефрона в 86 томах с иллюстрациями и дополнительными материалами (6 CD). ООО «Бизнессофт», 2004.

5. История Отечества. Энциклопедический словарь. М., Научное издательство «Большая Российская энциклопедия», 1999.

6. История Русской Церкви в 10 томах. М., Издательство Спасо-Преображенского монастыря, 1994–1997.

7. Настольная книга священнослужителя. Тома 1, 4. Издательство Московской Патриархии. М., 2001.

8. Нефедов Геннадий, прот. Таинства и обряды Православной Церкви. Учебное пособие по Литургике. М., «Престиж», 2004.

9. Новая скрижаль архиеп. Нижегородского и Арзамасского Вениамина в 4-х
частях. 17-е издание. СПб. Издание И. Л. Ту-
зова, 1908 г. Репринт Херсонской епархии, 1998.

10. Патерик Печерский или Отечник. Киев, Издание Свято-Успенской Киево-Печерской лавры, 2011.

11. Православная Энциклопедия. Том «Русский Православная Церковь». М., Церковно-научный центр «Православная Энциклопедия», 2000.

12. Собрание древних Литургий восточных и западных, М., «ДАР», 2007.

13. Требник в 4-х тт. М., Издание Сретенского монастыря, 2013.

14. Христианство. Энциклопедический словарь в 3-х томах. М., Научное издательство «Большая Российская энциклопедия», 1995.

Следующая статья
К. В. Быкова. Мои воспоминания (Продолжение. Начало в № 3–4, 5–6/2014)
© 2001—2018 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)