Cвященномученик Онуфрий (Гагалюк). Слово в день памяти протоиерея Иоанна Кронштадтского

Поминайте наставников ваших, которые проповедывали вам
слово Божие, и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их.
(Евр.17:7)

Кончину одного из таких наставников вспоминаем мы ныне — приснопамятного протоиерея Иоанна Кронштадтского. Поистине, он был наставником не только для мирян, ни и своих соработников — пастырей православных и даже святителей Божиих, ибо велика была вера отца Иоанна и славна его жизнь. Он был светильником ярким, горящим и светящим…

Мне представляется ненастный день, когда моросит дождь и всюду в природе холодно, сыро, сиртливо. Но вот выглянуло солнце, потеплело, стало веселее, вся природа ожила. Таким солнышком мира, любви, духовного горения светил более пятидесяти лет в стране нашей славный пастырь — приснопамятный отец Иоанн Кронштадтский. И, когда он умер, стало всем нам так сиротливо, тяжело, уныло…

Кто был отец Иоанн Кронштадтский? По своему положению он был обыкновенный городской священник с академическим образованием. Но величайший подвиг отца Иоанна состоял в том, что, подвизаясь среди шумного житейского моря, полного всякого зла и пороков, он сам оставался чистым. Он не только сохранил чистоту веры и жизни, но и все окружающее возводил от греховности к святости, от маловерия и неверия к горячей вере в Бога, от грешной земли к светлому Небу.

Уподобляясь своему Божественному Учителю, Который, оставив девяносто девять овец, пошел отыскивать сотую овцу, затерявшуюся в горах, чтобы привести её во двор, где светло и тепло, батюшка Иоанн Кронштадтский всю свою пастырскую жизнь посвятил на отыскание души человеческой, скорбящей, озлобленной, милости Божией требующей, чтобы приобщить заблудших к благодатной жизни Христовой Церкви.

Отец Иоанн Кронштадтский был сыном причетника в селе Суре Архангельской губернии. Родился младенец хилым, так что крестили его в тот же день. Ваня был мальчик очень религиозный. Идя в школу, он всегда заходил в святой храм Божий. Его односельчане нередко просили Ваню помолиться, когда случалось какое-либо горе. Наступило время, и Ваня Сергиев поступил в Духовное училище. Учение сначала не давалось Ване. Он скорбел об этом и усердно молил Бога о помощи. И вот однажды, по словам Вани, какая-то завеса спала с его очей, и он стал хорошо понимать учение, окончил училище лучшим учеником и поступил в Архангельскую Духовную семинарию.

По окончании семинарии Иван Сергиев был принят в Петербургскую Духовную Академию. Здесь он увлекался чтением сочинений святого Иоанна Златоуста. Бывало, читая проповеди великого святителя, Иван Сергиев рукоплескал от восторга. Перед окончанием академии он видел сон: как будто он служит священником в благолепном соборе. Скоро пришло в академию предложение занять место священника в кронштадтском Андреевском соборе, и Иван Сергиев согласился занять это место.

Когда он, уже в сане священника, вошел в кронштадтский собор, он был поражен: это был тот храм, который привиделся ему во сне в академии. Так Господь привел Своего избранника в благолепный Андреевский собор, столь известный и любимый многими верующими.

Что особенно замечательно было в отце Иоанне Кронштадтском? Его горячая молитва к Богу, пламенная усердная, настойчивая. С первых же шагов своего пастырства отец Иоанн поставил себе в закон относиться к молитве не механически, а всей душой. И действительно, он весь отдавался молитве.

Особенно усердно отец Иоанн молился в храме Божием, как он и писал в своем дневнике: «Люблю я молиться в храме Божием, особенно в святом алтаре, у престола или у жертвенника Божия, ибо чудно изменяюсь я в храме благодатию Божией: в молитве покаяния и умиления спадают с души моей терния, узы страстей, и мне становится так легко; все обаяние, вся прелесть страстей исчезают, я как бы умираю для мира, и мир для меня, со всеми своими благами, и оживаю в Боге и для Бога, для Единого Бога, и весь Им проникаюсь, и бываю един Дух с Ним; я делаюсь как дитя, утешаемое на коленях матери. Сердце мое тогда полно пренебесного сладкого мира; душа просвещается светом небесным, все светло видишь, на все смотришь правильно, ко всему чувствуешь дружество и любовь, к самым врагам, и охотно их извиняешь и прощаешь.

О, как блаженна душа с Богом! Церковь истинно земной рай!»

Дело молитвы отец Иоанн всегда ставил выше всего. Когда многочисленные посетители приходили к отцу Иоанну со своими нуждами, а он стоял на молитве, он не прекращал молитвы, но говорил, чтобы его обождали, пока не кончит своей молитвы.

Молился отец Иоанн всегда с горячей верой в получение просимого. Он говорил, что нужно Богу молиться как дитя молит и просит свою мать — просит, пока не получит. И за такую усердную, пламенную молитву, за глубокую веру отец Иоанн Кронштадтский получил от Господа дар исцеления.

Об этом отец Иоанн так говорил своим сопастырям: «У вас, братие мои сопастыри, несомненно является в душе вопрос, как я имею дерзновение молиться за столь многих, кто просит моей молитвы. Быть может, кто-нибудь назовет это дерзостью… Но я не решился бы, братие, на такое великое дело, если бы не был зван к этому свыше. Дело было так: кто-то в Кронштадте заболел. Просили моей молитвенной помощи. У меня уже была такая привычка: никому в просьбе не отказывать. Я стал молиться, предавая болящего в руки Божии, прося у Господа исполнения над болящим Его святой воли.

Но неожиданно приходит ко мне одна старушка (родом костромичка), которую я давно знал. Она была богобоязненная, глубоко верующая женщина, проведшая свою жизнь по-христиански. Приходит она ко мне и настойчиво требует от меня, чтобы я молился о болящем не иначе, как о его выздоровлении. Помню, что я тогда почти испугался: как я могу, думал я, иметь такое дерзновение?

Однако эта старушка твердо верила в силу моей молитвы и стояла на своем. Тогда я, исповедуя перед Господом свое ничтожество и свою греховность, увидел волю Божию во всем этом деле и стал просить для болящего исцеления. И Господь послал ему милость Свою, он выздоровел. Я же благодарил Господа за эту милость. В другой раз, по моей молитве, исцеление повторилось. Я тогда в этих двух случаях прямо уж усмотрел волю Божию, новое себе послушание от Бога — молиться за тех, кто будет сего просить. И теперь я сам знаю, и другие передают, что исцеления по моей молитве совершаются».

Другой особенностью служения отца Иоанна Кронштадтского было то, что он очень часто, почти каждый день совершал Божественную литургию и причащался Пречистых Таин Христовых. Он придавал большое значение Божественной литургии.

«Кто постигнет великие благодеяния, подаваемые нам Господом нашим Иисусом в таинстве Евхаристии или Причащения? Вполне — никто, даже ум ангельский! Ибо благодеяние это беспредельно, как и Сам Бог, Его Благость, Премудрость и Всемогущество. Какая любовь в нам, грешным, ежедневно сказуется в Литургии! Какая близость Божия к нам! Вот Он тут на Престоле ежедневно, существенно всем Божеством и человечеством предлагается и вкушается верными или вносится иереем в домы верных и приговаривается болящим.

Какое чудное общение, какое растворение Божества с нашим падшим, немощным, греховным человечеством, — но не с грехом, который сжигается огнем Благодати. Какое счастье — блаженство нашей природы, приемлющей в себя Божество и Человечество Христа Бога и соединяющейся с Ним. В этом принятии внутрь себя с верою Святых Таин — наше очищение, освящение, избавление от грехов и врагов наших, обновление наше, сила наша, утверждение сердца нашего, мир наш, свобода наша, слава наша, жизнь наша и бессмертие наше. О, сколько благодеяний подается нам от Бога через Литургию!»

Отец Иоанн говорил о себе, что через причащение Тела и Крови Христовых он является бодрым, терпеливым на всякий подвиг и способным на терпение клеветы от людей. Когда отец Иоанн совершал Божественную литургию, он забывал все на свете. С великим благоговением и любовью он лобызал Святую чашу и дискос. Лицо его тогда становилось светлым, как у ангела, из очей лились слезы умиления.

Испытывая великую духовную радость от частого причащения Пречистых Таин Христовых, отец Иоанн призывал и всех верующих возможно чаще причащаться Тела и Крови Христовых, предварительно очистив свою душу в таинстве покаяния.

И из разных мест нашей страны приходили к отцу Иоанну Кронштадтскому верующие для очищения своей души и причащения Христовых Таин… И тут отметим особенность отца Иоанна — совершение общей исповеди. Сильную картину представляла эта общая исповедь. Отец Иоанн обыкновенно начинал исповедь о наших грехах: как мы не исполняем заповедей Божиих, как низко мы падаем в своих грехах, и призывал всех к покаянию. И тут все, кто ни был, вслух каялись в своих прегрешениях, и старцы, и молодые, и богатые, и бедные… потом отец Иоанн говорил о величии Божественной любви к людям, о безграничном милосердии Бога ко всякому созданию человеческому, и разрешал от всех грехов. Утешенные и умиленные люди подходили к Святой чаше, чтобы уже больше не грешить и не отступать от Христа Спасителя своего.

Глубокая любовь отца Иоанна Кронштадтского к людям, его апостольская ревность о спасении душ человеческих сделали то, что с течением времени он как бы вышел из пределов своего прихода и стал общенародным пастырем. Чаще всего он ездил в ближайшую столицу — Петербург, где так много было людей, ищущих совета духовного. Всех отец Иоанн утешал, ободрял, а беднякам отдавал все, что ему дарили. Приезд в какой-либо город или прибытие в чей-либо дом было истинным праздником для верующих душ.

Обыкновенно отец Иоанн быстро входил в дом, служил молебен с водоосвящением и молился вместе с предстоящими самой искренней молитвой. Грешный мир не любит праведников. Сколько вражды, злобы и зависти сплелось вокруг имени доброго пастыря! Отца Иоанна обвиняли в корыстолюбии, в безнравственной жизни. Можно ли было подумать, а не то что сказать об этом чистом и смиренном пастыре Божием? Отец Иоанн, правда, ходил иногда в шелковых рясах, но на них смотрел так же, как и на рогожку, и потому лишь надевал, чтобы не обидеть своих жертвователей. Через руки его проходили для бедняков сотни тысяч рублей в год, но он никогда не имел и копейки. О его доброй нравственности есть свидетельства у людей внешних…

Скончался отец Иоанн, но память о незабвенном пастыре не умрет в русском православном народе и духовенстве. Светлый образ приснопамятного и дорогого батюшки зовет и всех нас быть такими же самоотверженными тружениками на ниве Божией: любить прежде всего и главным образом Бога, в Троице славимого, и служить Ему всею жизнью своею, а также любить и всех людей, в большинстве слабых, больных, так нуждающихся в помощи материальной и ещё более духовной.

Дай, Боже, чтобы никогда не переводились на нашей земле такие яркие светильники веры и благочестия, каким был приснопамятный протоиерей Иоанн Кронштадтский. Аминь

1924 г.

Следующая статья
Преподобноисповедник Севастиан (Фомин)
© 2001—2019 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)