О высоте и глубине

(Ин. 21, 15-25)
(Мф. 16, 13-19)
(2 Кор. 11, 21- 12, 9)

В день памяти святых первоверховных Апостолов приводится именно тот случай из жизни Петра, когда на вопрос Господа: «а вы за кого почитаете Меня?» — он ответил: «Ты — Христос, Сын Бога Живаго». И тогда Господь сказал: «Блажен ты, Симон, сын Ионин», но блажен вовсе не потому, что ты такой умный, что своим умом все понял. «Блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, сущий на небесах». Бог ничего не делает напрасно и не расточает Свои дары впустую. А значит, блаженство Петра в том, что хотя и несовершен он был тогда по плоти и по разуму, но Бог увидел самую глубину его души, и ему одному открыл истину о Своем Сыне.

Хотя другие, по-видимому, были сильнее Петра. Ведь не кого-то, а того же Петра плоть и кровь заставили тут же прекословить Господу, а впоследствии — трижды отречься от Него. И все же то, что было усмотрено Господом, никуда не делось. И хотя пал Петр своими делами, своей плотью, но тот же Петр на мучительные вопросы воскресшего Иисуса: «Симон Ионин! любишь ли ты Меня?» — из самой этой глубины отвечает: «Ты все знаешь; Ты знаешь, что я люблю Тебя». Да, Господь все знает, даже то, чего не знает сам человек, и поэтому Он даже после предательства не снял с Петра обетования, однажды данного: «Ты — Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата адовы не одолеют ее».

А Павла Господь усмотрел еще на большей глубине, когда тот был лютым гонителем церкви. Но одним прикосновением, одним вопросом: «Савл, что ты гонишь Меня?» — Господь возродил его к жизни. И вот уже и Петр, и Павел делают одно дело Божие, предавая плоть и кровь в жертву Богу.

В Божьем человеке нет лукавства, он всем открыт: «Кто изнемогает, с кем бы я не изнемогал? Кто соблазняется, за кого бы я не воспламенялся?» И если живущие по плоти обычно хвалятся, что царь осыпает их всякими благами, Божий слуга хвалится, что он «гораздо более был в трудах, безмерно в ранах, более в темницах, и многократно при смерти». Другие хвалятся, что царь выполняет каждую их просьбу. А Божий слуга не скрывает, что Господь не внял его троекратным молитвам и не удалил ангела сатаны, который удручал его.

И постепенно, преображая плоть и кровь, Господь возвышает Своих избранников. Даже до того, что еще при жизни показывает рай и дает слышать «неизреченные слова, которых человеку нельзя пересказать». Мало того: Он дает и самые «ключи Царства Небесного» и говорит: «Что свяжешь на земле, то будет связано на небесах; и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах».

Так, в каждом человеке есть глубина, где сам еще себя не видишь, но тем не менее это ты, и никто другой. И сначала один только Бог видит, как, например, в рыбаке Симоне кроется «камень» Петр, и как в гонителе Савле сокрыт «избранный сосуд», Павел. И начинает Господь класть основание Своей Церкви именно с этой сокровенной глубины. И Божий человек потому стоит так твердо, что как бы высоко ни вознес Бог, его сокрушенное сердце всегда на глубине былого падения. Павел говорил о себе, что «недостоин называться Апостолом, потому что гнал церковь Божию» (1Кор.15,9). А Петр до самой смерти плакал, слыша пение петуха.

Если павшему Господь говорит: «вспомни, откуда ты ниспал» (Откр.2,6), то и возвеличенный должен помнить, откуда вознес его Господь, чтобы поистине «ни высота, ни глубина» не могли отлучить «от любви Божией во Христе Иисусе Господе Нашем» (Рим.8,39).

© 2001—2017 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)