О волосах и о чести

(Мф. 17, 10-18)
(1 Кор. 11, 8-22)

Все в Божьем мире — на своих, Богом определенных, местах. Так и отношения мужа и жены находятся в прямой зависимости от происхождения обоих. И хотя об этом прямо сказано в Священном Писании, Апостолу приходилось напоминать, что «не муж от жены, но жена от мужа; и не муж создан для жены, но жена для мужа».

А поскольку человек принадлежит как невидимому, так и видимому миру, то жена не просто должна знать и помнить о своем происхождении, но и «должна иметь на голове своей знак власти над нею»: покрывать голову во время предстояния пред Богом. И даже не для человеков это важно, а «для Ангелов». Потому что послушание по плоти говорит о духовном преуспеянии, и Ангелы более, нежели люди, способны это оценить.

Апостол предлагает и самим Коринфянам рассудить, «прилично ли жене молиться Богу с непокрытой головою? Не сама ли природа учит нас, — пишет он, — что если муж растит волосы, то это бесчестие для него; но если жена растит волосы, это для нее — честь: так как волосы даны ей вместо покрывала».

Но при этом мы не можем не вспомнить ветхозаветных назореяв, для которых растить волосы было честью. А как выглядел всеми чтимый пророк Илия: «весь в волосах, и кожаным поясом препоясан по чреслам» (4Цар.1,8). И потом — как мог возникнуть в Церкви обычай для священнослужителей растить волосы и быть во время Богослужения с покрытой головой?

Очевидно, когда Апостол говорит о чести, он говорит о чести для каждого чина. Для мирянина честь в одном, для священника в другом.

В таинстве брака мужа и жену трижды обводят вокруг Креста и Евангелия, а в таинстве священства ставленника трижды обводят в алтаре вокруг престола. Его венчают с церковью. И эти великие узы становятся сильнее брачных уз. По нашим обычаям священник даже перестает носить обручальное кольцо, чтобы внешние знаки брака не оспаривали знаков священства. Даже одежда ему положена с застежками на левую сторону, как у женщины. И растить волосы для него становится честью. Потому что знаки его власти над женой уступают знакам его подвластности Богу и Церкви.

И если мужчина в миру чувствует свои права и обязанности, основанные на твердых законах природы, то став священником, он должен острее чувствовать свою непосредственную зависимость от воли Бога.

Так что для всякого честь — быть в своем, Богом установленном чине. А бесчестие — или позорно опускаться ниже, или дерзко, вопреки своей природе, лезть наверх. Всему установлено свое почетное и единственное место. И только условно одно называется «первым», другое «вторым», а иное «третьим». В Господе же «ни муж без жены, ни жена без мужа». «Ибо как жена от мужа, так и муж через жену; все же — от Бога».

© 2001—2017 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)