О желании быть отлученным от Христа

(Мф. 9, 18-26)
(Рим. 9, 1-5)

Сегодня мы слышали такие удивительные слова Апостола Павла: «Истину говорю во Христе, не лгу, свидетельствует мне совесть моя в Духе Святом, что великая моя печаль и непрестанное мучение сердцу моему: я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти, то есть, Израильтян».

И сказал он это сразу после других, тоже удивительных слов: «Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе Господе нашем» (Рим.8,38—39).

Никто и ничто не может отлучить, а он сам хочет быть отлученным. И от Кого? — От Того, к Кому прикоснулась больная и тут же получила исцеление; от Того, Кто подошел к умершей, «взял ее за руку, и девица встала».

И кто хочет быть отлученным? — Тот, кому Сам Христос явился и вырвал со дна погибели. Тот, кто еще при жизни «был восхищен в рай», «слышал неизреченные слова», и потом свидетельствовал, что «не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1Кор.2,9)! Разве мало Павлу быть для всех всем (1Кор.9,22)? Не учит ли нас Господь все-таки любить ближнего как самого себя, а не более чем себя?..

Но дело тут даже не в ближнем. Израиль для Павла не просто «братья по плоти», но сосуд, в который были излиты драгоценные Божьи дары, сосуд славы Божией, предназначенный в конечном итоге для всего человечества. Просто Бог так определил, что именно израильтянам «принадлежит усыновление, и слава, и заветы, и законоположение, и богослужение, и обетования». Бог так повелел, что «их и отцы, и от них Христос по плоти, сущий над всеми Бог, благословенный во веки». И Павел хочет, чтобы ни капли не пропало из того, над чем так трудился Господь, к чему Он приложил столько особой любви и заботы.

И поэтому когда речь идет о спасении людей, Апостол становится для всех всем. Когда же слово заходит о самом основании спасения, о «Христе по плоти», о Его крестном терпении и крестной жертве, то и любовь Павла теряет предел. Он готов пережить пережитое Самим Иисусом: «Боже Мой! Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил?» (Мф.27,46).

Вот любовь, до которой нам очень и очень далеко.

Но не будем же, по крайней мере, говорить такие легкомысленные слова: «Пусть Бог меня накажет, только бы его не наказал!» «Пусть мне погибнуть, только бы ему хорошо было!» «Пусть твой грех будет на мне!..»

Ты еще не знаешь ни того, что значит быть со Христом, ни того, что значит быть отлученным от Него. Одни и те же слова в устах одного человека могут быть выражением высочайшей любви, а в устах другого — свидетельством крайнего невежества и безумия.

© 2001—2017 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)