О пшенице и плевелах

(Мф. 13, 24-30)
(1 Кор. 1, 1-9)

Господь рассказал притчу, как некий хозяин посеял пшеницу, а ночью враг его посеял на этом же поле плевелы. Когда рабы хотели сразу вырвать сорные всходы, хозяин запретил, велел оставить до жатвы. Позже Господь объяснил, что «поле есть мир; доброе семя, это — сыны Царствия, а плевелы — сыны лукавого; враг, посеявший их, есть диавол; жатва есть кончина века, а жнецы суть Ангелы» (Мф.13,37—39).

На огромном едином поле мира есть добро и зло, есть праведники и злодеи. Человека окружает множество соблазнов, множество искушений, так что ни шага по пути добра невозможно сделать без жестокой борьбы. Чистые и светлые Ангелы горят желанием вырвать плевелы, уничтожить беззаконников, и тем самым дать доброй пшенице свободно созревать. Ангелы могли бы это сделать во мгновение ока, и, кажется, тогда наступил бы рай на земле.

Но Хозяин не одобрил их усердия. Не будем забывать, что Бог бесконечно добрее Ангелов и бесконечно мудрее. Делает же Он только то, что способствует нашему благу. Значит, для нашего спасения необходимо, чтобы плевелы зла, однажды появившись, уже росли бы до самой жатвы, до скончания века.

Так было от сотворения мира. Вот отпал от Бога самый великий из ангелов. Появился враг Божий, появилось в мире зло. Казалось бы: сразу — уничтожить его или заточить в узы вечного мрака. Но Бог этого не делает. Вслед за первым отпало еще множество ангелов. Они стали отвратительными злыми духами, бесами. Но и их Господь не уничтожает. Вот появился человек. Он тоже сотворен, как и ангелы, свободным, а значит, способным не только возрастать в добре, но и уклоняться в зло. Казалось бы, нужно сохранить его, не дать доступа к нему злым духам-искусителям. Но Господь и этого не делает. Падает и человек. Господь мог бы сразу вырвать его из жизни и создать нового. Но Он попускает быть злу и в человеческом роде.

Господь не уничтожает падших, чтобы остальные видели все следствия отпадения. Чтобы остальные Ангелы видели, как светлая природа духов становится темной и мерзкой. Чтобы и люди видели, как страсти пожирают человека; как желающие блага только себе — во взаимной борьбе губят друг друга. Чтобы все до конца все видели, и не могли бы допустить мысли: а что, если и мне попробовать? Может быть, в обход Божией заповеди, сам стану как Бог?

Итак, существование зла создает как бы страшную огненную стену перед теми, кто еще верен Богу, и не дает им тоже стать бесами и злодеями. Ведь зло гораздо легче осудить и отвергнуть, когда оно еще вне нас, нежели когда оно исходит от нас самих, как наш собственный помысел, как наше собственное страстное желание.

Не выдергивая до жатвы плевелы зла, Господь тем самым не дает доброй пшенице стать плевелами. А уж тогда — повелит собрать все соблазны и делающих беззаконие и ввергнуть их в печь огненную, где «будет плач и скрежет зубов» (Мф.13,42). И тогда-то праведники, закаленные в борьбе со злом, навеки утвердившиеся в ненависти к злу, «воссияют, как солнце, в Царстве Отца их» (Мф.13,43). Да и в этой жизни Господь не оставляет их и обогащает «всяким словом и всяким познанием». Кто верен Господу, тот не имеет недостатка ни в каком даровании, ожидая «последней жатвы», явления Господа нашего Иисуса Христа.

© 2001—2017 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)