О шествии за Христом

(Мк. 8, 27-30)
(Лк. 10, 38-42; 11, 27-28)
(Евр. 9, 24-28)
(Евр. 9, 1-7)

Во время Великого поста в церкви, в основном, читается послание «К Евреям». Сын Божий в первую очередь «пришел к Своим» (Ин. 1, 11), к тем, кому было «вверено слово Божие» (Рим. 3, 2), кому Бог «многократно и многообразно» говорил «в пророках» (Евр. 1, 1). И они должны были узнать пришедшего Мессию, Христа, Спасителя. «Разве Израиль не знал»? (Рим. 10, 19), — вопрошает Апостол. Господь говорит: «Исследуйте Писания»: «они свидетельствуют о Мне» (Ин. 5, 39). И: «если бы вы верили Моисею, то поверили бы и Мне, потому что он писал о Мне» (Ин. 5, 46). С такой определенностью говорит Господь!

А действительно, вспомним, что когда Моисей пересказывал народу о том, как строить скинию собрания, ковчег завета, жертвенник и другие священные предметы, он передал и такие Божьи слова: «Смотри, сделай их по тому образу, который показан тебе на горе» (Исх. 25, 40).

Что же показано было Моисею? Неужели только то, что он потом повелел выполнить из дерева, металлов, и тканей? Кажется, нечто большее, потому что именно он со знанием и пониманием говорил на Фаворской горе с Господом «об исходе его, который Ему надлежало совершить в Иерусалиме» (Лк. 9, 31). А все созданное по его повелению руками мастеров призвано было устремлять сердца к этому будущему «исходу».

И Ветхозаветное богослужение вводило народ в тайну искупления. Слова: «священник», «жертва», — были привычными и понятными. Ветхий завет пронизан потоками крови жертвенных животных. Но, вместе с тем, он пронизан и ощущением недостаточности этой крови для очищения человеческих грехов. «Рукотворенное святилище» было устроено только «по образу истинного», в которое вошел уже Сам «Христос». И Он уже не как ветхозаветный «первосвященник входит во святилище». Тот входил «с чужою кровью». А Христос «явился для уничтожения греха жертвою Своею. И как человекам положено однажды умереть, а потом суд, так и Христос, однажды принеся Себя в жертву, чтобы подъять грехи многих, во второй раз явится не для очищения греха, а для ожидающих Его во спасение». А заповедь о субботе должна была возводить души ко дню вечного покоя и блаженства. Она была знамением между Богом «и сынами Израилевыми на веки, потому что в шесть дней сотворил Господь небо и землю, а в день седьмой почил и покоился» (Исх. 31, 17).

И только сквозь Ветхий завет и могло прозвучать свидетельство, сказанное Иоанном Крестителем своим ученикам: «Вот Агнец Божий, Который берет на себя грех мира». И те ученики, которые усвоили дух Ветхого завета и чаяли того, к чему была устремлена вся ветхозаветная история, молча «пошли за Иисусом» (Ин. 1, 37), как за агнцем, назначенным в жертву. Пошли, чтобы и за них пролилась Его жертвенная кровь.

И мы, просвещенные Божественным писанием, тоже должны со страхом Божиим и верой идти за Ним, к Его страстной седмице. Чтобы Его жертвенная кровь очистила и наши кающиеся души, и не пролилась бы мимо, на землю, на попрание людям и на посмеяние диаволу.

© 2001—2017 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)