О молитве среди не молящихся

(Мк. 1, 35-44)
(Евp. 3, 12-16)

Перед нами — один вечер и одно утро из жизни Господа Иисуса Христа. Уже после захода солнца приносили к Нему «всех больных и бесноватых. И весь город собрался к дверям. И Он исцелил многих, страдавших различными болезнями», и «изгнал многих бесов» (Мк. 1, 32—34). Не скоро удалось Ему отойти ко сну. Но, едва наступило утро, Он, «встав весьма рано, вышел», не потревожив учеников, «и удалился в пустынное место, и там молился. Симон и бывшие с ним» встали гораздо позже, увидели, что Его нет, и «пошли за Ним». Найдя Его, говорят Ему: все ищут Тебя. Он«тут же — навстречу им: «пойдем в ближние селения и города, чтобы Мне и там проповедовать; ибо Я для того пришел». И так изо дня в день. Допоздна трудился и рано вставал на молитву. Всеми силами избегал славы, повелевая исцеленным никому об этом не говорить, но — выполнять свой религиозный долг, согласно закону, делать, «что повелел Моисей».

Этот небольшой отрывок еще раз учит, что молитва — глубоко личное дело (разумеется, не храмовая молитва, а именно твое, личное, как мы говорим, «молитвенное правило»). Она не должна быть на виду, не должна раздражать тех из нашего окружения, кто не так усердно и не так долго молится, или — вообще еще не научился молиться. Не людей надо выгонять, чтобы они тебе не мешали, но — самому незаметно удаляться. Вставать ли пораньше, использовать ли удобное время, когда другие ушли по своим делам или еще не вернулись.

Также и с посещением храма, когда вокруг тебе еще не уверовавшие. В воскресный день все дома, все хотят побыть вместе. А ты встаешь вместе со всеми, и — на позднюю обедню. А что бы тебе встать пораньше, когда все еще спят, и сходить на раннюю? Вернулся — все еще только встают, и ни у кого нет претензий ни к тебе, ни к Богу, отнимающему у них жену, мать, или отца. Или — сходи в будни. Ведь литургия всегда, в любой день — литургия.

Неправильно и отказать кому-либо в просьбе, дескать, подожди: не видишь — молюсь! Господь, когда ученики утром нашли его, не заставил их ждать. А уж Его молитва была не в пример нашей. Один только раз ученики стали свидетелями этой молитвы: Господь преобразился, и «одежды Его сделались блистающими, весьма белыми, как снег, как на земле белильщик не может выбелить. И» явились Ему небожители и беседовали с Ним (Мк. 9, 3—4)!

Молитва, это — святое, великое дело, и она не должна быть причиной соблазна, поводом к нарушению мира. И если что-то не так, — надо серьезно подумать, поразмышлять, спросить совета у более опытных. А также и самому со смирением поделиться, на чем успел обжечься, или что почерпнул из сокровищницы церковного опыта. «Наставляйте друг друга каждый день, — советует Апостол, — доколе можно говорить „ныне“, чтобы кто из вас не ожесточился, обольстившись грехом», и особенно — своей мнимой праведностью, и своей показной молитвенностью.

© 2001—2017 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)