О любви и о истине

(Мк. 15, 22-25, 33-41)
(2 Ин. 1, 1-13)

Сегодня читается второе послание Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова. Предполагают, что оно было написано в его последние годы. Физические силы уже уходили, и предание говорит, что Апостол постоянно повторял только одно: «Дети, любите друг друга»! И в сегодняшнем послании это очень чувствуется.

Мы никогда с точностью не узнаем, к кому именно обращался Апостол, к какой «избранной госпоже и детям ее». Никогда не узнаем, и кого он имел в виду, когда, заканчивая послание, писал: «Приветствуют тебя дети сестры твоей избранной». Мы никогда не узнаем, какие это сестры, какие дети, — родные или духовные? Но одно мы знаем: идеал церкви, это — поистине новая семья, где все — и братья, и сестры, и дети, и отцы, — соединены родством, которое сильнее всякого телесного родства.

В послании — два главных слова: «любовь» и «истина». Уже в начале читаем: «Старец — избранной госпоже и детям ее, которых я люблю по истине». И тут же он оговаривается: «и не только я». Он как бы говорит: дело не в моих личных чувствах. Я не просто «люблю», но «люблю по истине». И в этом я не являюсь чем-то особенным. Вас любят «и все, познавшие истину». Любовь как бы наполняет все пространство истины во Христе.

Преподав благословение, Апостол выражает радость, «что нашел из детей твоих, ходящих в истине, как мы получили заповедь от Отца». И об одном только просит, «чтобы мы любили друг друга». Но любовь Апостола — не старческое благодушие, когда «и все хороши, и все хорошо, и ничего мне не надо, и всем я доволен; когда — и ты прав, и он прав, — только не шумите, и не ругайтесь»! Рядом с совершенной любовью видим и — жесткую нетерпимость к врагам истины.

Апостол с тревогой отмечает, что «многие обольстители вошли в мир, не исповедующие Иисуса Христа, пришедшего во плоти; такой человек есть обольститель и антихрист». А как мы уже говорили, следствием пришествия Христа во плоти является и основание на земле единой церкви, хранящей единство веры. И «всякий, преступающий учение Христово и не пребывающий в нем» не просто в чем-то не прав, но — просто-напросто вообще «не имеет Бога». А «пребывающий в учении Христовом имеет и Отца и Сына». И по отношению к таким врагам истины «Апостол любви» оказывается Апостолом совершенной нетерпимости. Он не говорит: «впустите его, выслушайте, и пусть в свободном споре восторжествует истина». Он исключает общение с врагами истины даже на простом человеческом уровне: «Кто приходит к вам и не приносит сего учения, того не принимайте в дом и не приветствуйте его. Ибо приветствующий его участвует в злых делах его».

Потому что не всякий верующий может противостоять яду лжеучения. Всегда были христиане, которые пришли в церковь вслед за кем-то: за мужем, за женой, за своими односельчанами, за своими соотечественниками. Этих людей нельзя считать неполноценными христианами. Но их надо физически ограждать от вторжения еретиков и от яда их учения. Потому что не может быть свободного и равного спора, когда простому верному во Христе противостоит натасканный, подготовленный специально для обольщения «малых сих» распространитель лжи. И об этом должен заботиться и отец семейства, и властитель, если он действительно хочет быть отцом своего народа. Ведь столько примеров, когда только единство веры позволяло выжить нашему государству!

Ну а в конце послания снова видим, как Апостол тяготится разлукой, тяготится необходимостью писать «на бумаге чернилами». Он написал лишь самое необходимое: о любви и о ненависти. Он надеется «скоро» придти «и говорить уста к устам», насладиться радостной полнотой общения во Христе.

© 2001—2017 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)