О «наших» и «вышедших от нас»

(Мк. 11, 1-11)
(1 Ин. 2, 18 - 3, 10)

«Дети! Последнее время», — пишет Апостол Иоанн Богослов. И признаком для него служит умножение лжеучителей, «антихристов». Ведь «антихрист», это не тот, кто прямо против Христа. А — тот, кто вместо Христа хочет предложить себя самого. «Они вышли от нас, — продолжает Апостол, — но не были наши; ибо, если бы они были наши, то остались бы с нами; но они вышли, и чрез то открылось, что не все наши». Никогда они нашими и не были, а просто только сейчас мы об этом узнали. А поскольку они столько времени были участниками церковной жизни, слушателями церковного учения, то — какие еще слова смогут вразумить и удержать их?

Но и тех, кто остается «нашими», по мнению Иоанна Богослова, тоже незачем учить. Едва сказав что-то, Апостол почти всегда оговаривается: «Впрочем, вы имеете помазание от Святого, и знаете все». Для него находящиеся в церкви обладают полнотой истины. Он и пишет к ним не потому, чтобы они «не знали истины». Но именно «потому, что вы знаете ее». Только знающим можно писать, только со знающими можно говорить. Апостол все время подчеркивает, что он не сообщает ничего нового: «что вы слышали от начала, то да и пребывает в вас». Сказав, например, что содержание Христова обетования «есть жизнь вечная», он тут же подчеркивает, что он вовсе не учит их, а только уповает на изначальное, через помазание Святым Духом, пребывающее в них знание. Он говорит: имея это помазание, «вы не имеете нужды, чтобы кто учил вас». Апостол только желает, чтобы это помазание громче говорило в них. Оно «истинно и неложно», и то, «чему оно научило вас, в том» именно, а не в чем ином, «пребывайте».

Ну а всякий «делающий правду» не просто угоден Ему, не просто заслужил Его расположение. Он поистине «рожден от Него»! Чада Божии, это — те, «которые ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились» (Ин. 1, 13). Рожденный от Бога не может не узнавать и не любить своих братьев. Но, с другой стороны, он не может и рассчитывать на любовь со стороны тех, кто не родился от Бога и не принадлежит к Божьей семье. «Мир потому» и «не знает нас, что не познал Его». Они чужие, они совсем другой крови, они не «от Бога» родились, а как раз «от крови», «от хотения плоти», «от хотения мужа». А если дальше прослеживать их корни, то увидим, что тот, «кто делает грех», — «от диавола, потому что сначала диавол согрешил».

А что в дальнейшем ждет детей Божиих, в которых пребывает Его семя? Апостол и тут ничему новому не учит, а приоткрывает, какая сила кроется в этом семени: «Возлюбленные! мы теперь дети Божии; но еще не открылось, что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть».

Рассуждения Иоанна Богослова иногда кажутся странными и непривычными. Но дело в том, что человек для него — не камень, который можно поставить туда или сюда. Апостол мыслит человека как живое, полноценное растение, непременно с корнем, с ветвями и плодами. И кто наш, тот — наш. Хотя бы еще только-только пробился росток из посеянного и принятого семени Божьего слова. «Всякий, рожденный от Бога, не делает греха». И яблоня, безусловно, рождает яблоки, но не с первого же года. И наша забота в этой жизни — непрестанно расти, очищая «себя, так как Он чист».

© 2001—2017 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)