О единосущии Отца и Сына и Святого Духа

(Ин. 16, 2-13)
(Деян. 21, 26-32)

Как ни утешал Господь учеников на последней вечери, сердца их были переполнены печалью о предстоящей разлуке.
И тогда Господь сказал: «Я истину говорю вам: лучше для вас, чтобы Я пошел: ибо, если Я не пойду, Утешитель не придет к вам; а если пойду, то пошлю Его к вам». Господь обещает Утешителя. Но что может утешить в потере любимого человека? — Ничто, кроме одного: если этот человек будет нам возвращен. Так и Апостолов, потерявших дорогого Учителя, могло утешить только возвращение им Его Самого. А ведь Господь обещал истинное утешение. Значит, Утешитель Святой Дух должен был не более и не менее, как возвратить Апостолам Самого Христа. И мы знаем, что в день Пятидесятницы это и произошло.
Мало того. Господь говорил ученикам, что даже «лучше для вас, чтобы Я пошел». И поистине так, потому что Святой Дух открыл Апостолам Иисуса Христа не только как совершенного Человека, но и как совершенного Бога, — чего они до сих пор не могли вместить.
А если так, если Бог Святой Дух может вместить в Себя Бога Сына, значит, Сам Он во всем единосущен Ему, как и Бог Сын единосущен Богу Отцу. Но все же Бог Святой Дух остается Самим Собою, остается третьим Лицом Святой Троицы. И Он не только вернул Апостолам Христа, но и Сам пришел к ним навсегда, чтобы совершать дело их очищения и освящения.
Господь говорил, что Дух «пришед, обличит мир о грехе, о правде и о суде». До этого Апостолы были еще плотскими, привязанными к миру, сердца их были окамененны. Христос, пока был на земле, Сам обличал, учил и утешал. А когда Господь отошел к Отцу и послал Апостолам Святого Духа, они уже сами Духом Святым обличали мир «о грехе» неверия в Господа Иисуса Христа. Возвещали и «о правде», что Он есть истинный Сын Божий, сшедший с небес, искупивший нас от вечной погибели, и вновь восшедший к Отцу. И — «о суде», что князь мира сего, диавол, побежден и осужден, и желающим наследовать спасение уже ничто не может помешать.
И еще говорил Господь на последней вечери: «многое имею сказать вам, но вы теперь не можете вместить; когда же придет Он, Дух истины, то наставит вас на всякую истину».
И со дня Пятидесятницы Святой Дух непрерывно наставляет Церковь: и непосредственно через верных Своих служителей, начиная с Апостолов; и через оставленные ими писания, и в первую очередь через Священное Писание. Причем, в Священном Писании не меньшая сила, чем в живом слове. Ведь сказано: если кто не слушает Моисея и пророков, того ничто уже не вразумит: даже если кто из мертвых восстанет и явится ему (Лк.16,31)!

О тщетности компромиссов

В Иерусалиме сначала все христиане были из иудеев, продолжавших соблюдать Моисеев закон. Они были убеждены, что выполнение закона так же необходимо для спасения, как и вера во Христа. И своей внешней жизнью они мало отличались от иудеев, которые Христа не приняли.

Кроме того, большинство иудеев, как принявших Христа, так и не принявших, сохраняли уверенность, что их народ так и останется особым, богоизбранным народом, а другие так и будут чем-то вроде Божьих пасынков. И поэтому когда Апостол Павел приходил в синагоги, его слушали лишь до тех пор, пока он не начинал говорить, что и язычникам должно быть проповедано слово Божие.

Когда же Апостол проповедовал язычникам, то не принуждал их выполнять ветхозаветные установления, не отягощал тем, что уже потеряло смысл. И это тоже не нравилось иудеям.

И вот Апостол пришел в Иерусалим. Первым делом он явился к старейшинам христианской общины. В Иерусалиме было особенно много его недоброжелателей. Опасаясь за его жизнь, старейшины сказали: «видишь, брат, сколько тысяч уверовавших иудеев, и все они ревнители закона. А о тебе наслышались они, что ты всех иудеев, живущих между язычниками, учишь отступлению от Моисея, говоря, чтобы они не обрезывали детей своих, и не поступали по обычаям. Итак, что же? Верно, соберется народ; ибо услышат, что ты пришел. Сделай же, что мы скажем тебе». И они посоветовали Павлу вместе с несколькими другими людьми совершить один иудейский обряд. Апостол согласился.

Но едва иудеи увидели его в храме, они «возмутили весь народ, и наложили на него руки, крича: мужи израильские! помогите: этот человек всех повсюду учит против народа и места сего». Тут «весь город пришел в движение, и сделалось стечение народа; и, схватив Павла, повлекли его вон из храма».

Апостол решил принять участие в том, что заведомо не имело спасительного значения, было шагом назад. И ожидаемой пользы это не принесло. Но Апостол пошел на это, во-первых, искренне желая церковного мира, а во-вторых, по послушанию. И уж конечно не ради того, чтобы просто избежать неприятностей.

Для нас же этот случай пусть послужит предостережением. Потому что мы, если отступаем от истины, то совсем не по любви и послушанию, а по своеволию и трусости. Какие бы мы ни придумывали оправдания, — выше чем у Апостола Павла, они не будут. И для нас должно быть совершенно очевидным, что никакое отступничество, никакое искажение истины в угоду людям, страстям, или так называемым «высшим соображениям», — никогда ни к чему доброму не приведет.

© 2001—2017 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)