О невидении смерти

(Ин. 8, 51-59)

Продолжая разговор с иудеями, Господь сказал: «Истинно, истинно говорю вам: кто соблюдет слово Мое, тот не увидит смерти вовек». На что иудеи ответили: «теперь узнали мы, что бес в Тебе; Авраам умер и пророки, а Ты говоришь: «кто соблюдет слово Мое, тот не вкусит смерти вовек».

Не зря Господь говорил, что их отец — диавол. Для них торжество смерти — как торжество истины. Они не верят, что смерть можно победить. Они даже смерть своих пророков и праведников приводят в пример, как некую добродетель: «Неужели Ты больше отца нашего Авраама, который умер? и пророки умерли: чем Ты себя делаешь?»

Это поистине апостолы смерти, и они готовы всякого, кто скажет против нее слово, тут же отправить в ее область. Они верно служат своему отцу.

Но напрасно они будут ждать верности от него: ведь он — ложь и отец лжи. Он лжет уже в том, что смерть, это просто — не видеть и не слышать. Так и Авраам, по их мнению, не мог увидеть день Господень.

Господь же прямо говорит: «Кто соблюдет слово Мое, тот не увидит смерти вовек». И отсюда следует жуткий вывод: значит, тот, кто не соблюдет слово Господне, тот — хочет он этого или не хочет, верит он в это или не верит, — увидит собственную смерть, не умирание, а именно смерть? Ну, а как же может быть иначе? Если смерть просто ничто, как можно иметь ключи смерти и ада? (Откр.1,18). Как она может быть первой и второй (Откр.20,6)? И как она может отдавать своих мертвецов? (Откр.20,13).

Но при этом Господь запрещает исследовать тайны смерти, спускаться в «так называемые глубины сатанинские» (Откр.2,24). Он, напротив, зовет нас соблюсти слово Его, чтобы как раз не увидеть смерти вовек. Своей крестной жертвой Он сделал это возможным, и церковная история дает много примеров. На первом месте, конечно, Успение Божией Матери. Когда пришло время, Сам Господь явился и со славой вознес Ее душу.

Святитель Игнатий в своем «Слове о смерти» приводит случаи безболезненного и радостного перехода в иной мир. К одному подвижнику, когда настал час кончины, явились архангелы Михаил и Гавриил.»Один сел по правую, другой по левую сторону странника, и начали упрашивать душу его, чтобы она вышла. Она не хотела оставить тела и не выходила. Тогда Гавриил сказал Михаилу: «возьмем душу и пойдем». Михаил отвечал: «нам велено Господом взять ее без болезни, не можем употребить насилия». И только когда Господь послал Давида с другими небесными певцами, «душа, услышав псалмопение и гласы их, вышла, …и принята была с радостью».

«Когда настало время умирать преподобному Сисою, просветилось лицо его, и он сказал сидевшим у него отцам: „вот пришел авва Антоний“. Помолчав несколько, сказал: „вот лик пророческий пришел“. Потом просветился более, и сказал: „вот пришел лик апостольский“. И опять сугубо просветилось лицо его: „Ангелы…“ — И еще более засияло лицо его, как солнце. Все убоялись. Он сказал им: „смотрите, — Господь пришел и изрек: принесите Мне избранный сосуд из пустыни“. С этими словами он испустил дух».

Когда преставилась покаявшаяся Таисия, старец, который сопровождал ее, проснулся и видит: «образовался некий путь от того места, где почивала Таисия, до неба; Ангелы Божии возносят ее душу. Он встал и начал будить ее, но она уже скончалась».

Бог только тогда — Бог, когда Он Бог не мертвых, но живых, когда Его слово сильно побеждать и самую смерть. Пусть она ополчится на тебя, обступит со всех сторон, но ты невредимо пройдешь посреди сени смертной, как и Сам Господь невредимым прошел посреди толпы иудеев, уже поднявших на Него камни.

© 2001—2017 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)