О страдающих плотию

(Мк. 12, 28-37)
(1 Пет. 4, 1-11)

«Итак, как Христос пострадал за вас плотию, то и вы вооружитесь тою же мыслью», — пишет Апостол Петр.

Мы не раз слышали, что выше, чем пострадать и умереть за Христа, — христианин подняться не может. Но сегодня Апостол говорит, что и вообще «страдающий плотию перестает грешить». А правда, какими бы ни были грехи человека, но, при виде его страданий, не отходит ли все куда-то на задний план? Какие бы ни были грехи до-потопного человечества, но — вот, представим себе: люди отчаянно забираются все выше от наступающей воды, видят гибель детей и неотвратимое приближение своей смерти, и вот — мучительное удушье от воды, судорожное желание вдохнуть хотя бы глоток воздуха. До греха ли тут? И можем ли мы их судить, какими бы ни были их грехи? И как судить злодея, который, пройдя врата мучительной смерти, с успокоенным, скрывающем тайну его страданий, лицем, лежит перед нами в гробу!

И вот, ко всем этим душам, в темницу, сходит Господь. Значит, теперь, после страданий, возросла надежда, что они услышат.

А мы, живущие, не прошедшие врата смерти, должны вооружиться «тою же мыслию». Апостол сравнивает погибших в водах потопа с нами, крещенными во Христа Иисуса водным крещением, и давшими Богу «обещание … доброй совести» (1 Пет. 3, 21). Значит, в крещении с нами происходит то же, что произошло с ними. И обещать Богу добрую совесть — то же самое, что умереть. Умереть миру. Христианин живет «уже не по человеческим похотям, но по воле Божией». И кто продолжает жить языческой жизнью, — смотрит на нас с изумлением, как на мертвых. Апостол пишет, что они «дивятся, что вы не участвуете с ними в том же распутстве, и злословят вас».

Но вот, мы пережили это в крещении, добровольно. А другие достигли того же невольно, пройдя через горнило страданий. Что же, значит, спасение всех людей тем или иным образом — неизбежно? Но если бы так, то Господь и Апостолы не учили бы нас, а пустили бы все на самотек: воды и огня на всех хватит. Но учительное слово все-таки не умолкает, и убеждает нас любить Бога «всем сердцем, и всем умом, и всею душею, и всею крепостью, и любить ближнего, как самого себя».

«Близок всему конец», и не за горами последние испытания, о которых повествует «Откровение Иоанна Богослова». Но не уповайте слепо на спасающую Божью премудрость. Еще более «будьте благоразумны и бодрствуйте в молитвах. Более же всего имейте усердную любовь друг ко другу, потому что любовь покрывает множество грехов».

А то ведь и забираясь на высоту от наступающей воды, можно отталкивать более слабых. И на кресте можно злословить распятого рядом с тобой (Лк. 23, 39). И даже, как сказано в Откровении, люди, которые переносили страшные казни, и не умерли от них, все-таки «не раскаялись в делах рук своих». «И не раскаялись они в убийствах своих, ни в чародействах своих, ни в блудодеянии своем, ни в воровстве своем» (Отк. 9, 20—21).

А если бы и раскаялись. Все равно, — лучше через свободу и через любовь, а не через невольные страдания. Это достойнее человека.

© 2001—2017 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)