О задавании вопросов

(Лк. 18, 18-27)
(Кол. 3, 12-16)

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Однажды Господа Иисуса Христа спросил «некто из начальствующих: Учитель благий! Что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную»? Господь, конечно, знал, чем этот разговор кончится. Но он не сразу произносит слово, которое опечалит. Сначала Он сказал: «Знаешь заповеди: не прелюбодействуй; не убивай; не кради; не лжесвидетельствуй; почитай отца твоего и матерь твою». И только когда человек ответил, что «все это сохранил» он «от юности», Господь сразил его: «еще одного не достает тебе: все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи, следуй за Мною».

Вопрос вообще вещь не простая. За всяким вопросом может последовать ответ, который тебя свяжет. Как сегодня. Человек отошел с печалью и, несомненно, со стыдом, равным той самоуверенности, с которой подошел. И если человек до вопроса пребывал в неведении, достойном некоторого оправдания, то, узнав истину, он уже сознательно сошел с пути Христова.

Поэтому вопрос — дело серьезное. К тому же, в своей жизни нам не Христа приходится спрашивать, но священника. И пусть этот священник даже очень уважаемый, называемый «старцем». Но и он тоже человек. К подобному разговору надо тщательно приготовиться, продумав, о чем же хочешь спросить? Может быть, ты задумал явный грех, о котором прямо сказано в Священном Писании, и в своей слепоте надеешься, вдруг скажут по твоей воле?

Не стоит задавать вопрос, на который может быть много ответов. Надо, чтобы ответ был: или — или. Или так, или наоборот. Например, жениться или идти в монахи? Жить в городе или перебираться в глушь? Уходить или не уходить с работы, на которой начались искушения? И тому подобное. И притом, обязательно продумай: можешь ли ты выполнить одно, и можешь ли выполнить противоположное? И если ты на одно из двух заведомо не готов, то и не спрашивай. А тем более, если сам не представляешь, чего ты хочешь. А то — бывают такие диалоги: — решил я жениться — ну, женись — а я боюсь того-то — ну, не женись — а все-таки одному трудно — ну, женись — нет, все же не могу решиться — ну, не женись… И так до бесконечности.

А то еще бывает: священник скажет, а связанные с тобою люди — против. И не можешь понести. Спрашивать надо так, чтобы потом не попрать священническое слово, и тем самым не отойти от Христа. И хорошо, если отойдешь с печалью, а то ведь — и с раздражением, и с обидой! Не приходи также с жалобой ни на кого. Никакой священник не может рассудить заочно и не имеет права верить твоим односторонним обвинениям. Он обязан расспросить и противоположную сторону.

И конечно, надо знать, кого спрашивать. Христос будет посреди вас только тогда, когда и священник, и ты сойдетесь во имя Христово и в духе Христовом, со смиренной готовностью узнать и выполнить Божью волю. Чтобы оба вы были облечены, насколько это возможно, «в милосердие, благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение, снисходя друг к другу и прощая взаимно, если кто на кого имеет жалобу. Как Христос простил вас, так и вы».

© 2001—2017 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)