О широком пути

(Лк. 13, 18-29)
(Еф. 2, 11-13)

Однажды Господь сказал: «Подвизайтесь войти сквозь тесные врата, ибо, сказываю вам, многие поищут войти и не возмогут». Так растение входит в жизнь тесным путем: оно пробивается сквозь толщу земли, а иногда — сквозь асфальт, или между вплотную лежащими камнями. У растения нет другого пути. Так же и в вечную жизнь другого пути нет. Все святые, как видим из истории, входили тесным путем. Причем, одни сами искали и выбирали этот путь. А для иных в конце жизни Сам Господь стеснял путь. Так было, например, со святым мучеником Вонифатием. Сначала он жил довольно легкомысленно. Но однажды, при виде казни христиан, был увлечен Господом на исповедание Его имени и на мученичество. Так было и с благоразумным разбойником, который всю жизнь провел непотребно. Но вот — путь его сузился, даже до креста. Он же просто принял этот крест, как должное и заслуженное, и пожалел другого, невинного Страдальца. Так он первым из всех услышал: «Ныне же будешь со Мною в раю» (Лк. 23, 43).

Но глубоко неправильно было бы жить в греховном расслаблении в надежде, что когда-то Господь неизбежно протащит таким путем и спасет. Как правило, идущий широким путем не находит в себе сил в нужный момент перестроиться. Злые навыки укореняются. Ум все время работает, — как бы обогнуть острый угол, как бы увильнуть с тесного участка пути. И молитва-то всегда об этом, а не о том, чтобы Господь, дав тесный путь, дал бы и силы идти этим путем. Например, живет человек в браке. И вдруг начинаются трудности. Вот он — спасительный тесный путь, требующий терпения, любви, жертвенности. А человек — раз! — и обошел, развелся. Думает: лучше встану на путь безбрачия, оно и спасительнее! Но вскоре и тут настает необходимость терпения, борьбы с похотью. А человек снова — раз! — и вступил в новый брак. И так — всю жизнь. И — с полной уверенностью считает себя христианином!

Но придет время, и встанем пред затворенными вратами. Вот наш последний шанс. А мы что? — «Господи! Господи! Отвори нам»! То есть снова: сделай шире наш путь, потому что иначе не умеем! И услышим: «Не знаю вас, откуда вы; отойдите от меня все делатели неправды». Тесный путь и тут возможен: «Господи! Помилуй и прости нас»! А мы все оправдываемся, и — чем? — «Мы ели и пили пред Тобою, и на улицах наших учил ты». Но если Господь учил, то почему же ничему не научились? Немилосердный богач, даже «будучи в муках», не находит слов покаяния (Лк. 16, 23—24). И стоящие перед престолом Судии тоже не могут выговорить спасительных слов (Мф. 25).

И Церковь все время напоминает, каким тесным путем пришел в мир Спаситель, какой ценой мы спасены, кем были и кем стали: «Итак помните, что вы, некогда язычники по плоти», «что вы были в то время без Христа, отчуждены от общества Израильского, чужды законов обетования, не имели надежды, и были безбожники в мире; а теперь во Христе Иисусе вы, бывшие некогда далеко, стали близки Кровию Христовою». Да, Кровию Христовою мы приблизились. Но окончательно войти нам не удастся никаким иным путем, как только своею кровию.

© 2001—2017 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)