О Священнике и священниках

(Лк. 21, 37 - 22, 8)
(Евр. 7, 18-25)

Назначение священства — быть посредником между человеком и Богом. Люди всегда чувствовали вину пред Высшим Существом, и всегда желали, чтобы кто-то заступился за них, принеся умилостивительную жертву. Предоставленные своей воле, люди порой приносили даже сынов и дочерей. Но Бог, устанавливая завет с Израилем, повелел приносить животных. Бог назначил потомство Левия, одного из двенадцати колен Израиля, совершать эти жертвоприношения. И вдруг, спустя почти полторы тысячи лет, обнаруживается полная «немощь и бесполезность» этих установлений! Как же трудно было евреям понять и принять это! Но, с другой стороны, как же трудно принять и почувствовать Новый завет без Ветхого!

Ветхий завет называется тенью Нового. Что такое тень? Но предмет, не имеющий тени, тут же утрачивает свою реальность. Ветхий закон «ничего не довел до совершенства», и подлежит упразднению, по причине «немощи и бесполезности». Но именно ветхозаветным языком Апостол объясняет истины завета Нового.

Для евреев каждое слово Писания было священно, и Апостол указывает на слова псалма, где уже за тысячу лет до Христа говорится о двух типах священства, и уже там преимущество отдается священству «по чину Мелхиседека». Как замечает Павел, «те были священниками без клятвы, а Сей с клятвою, потому что о Нем сказано: «клялся Господь и не раскается: Ты Священник вовек по чину Мелхиседека». Апостол говорит, что Иисус Христос и есть этот Священник. Те были «поручителями» и «ходатаями» Ветхого завета. Он же — «поручитель», «ходатай» завета Нового. Союз, мир должен быть прочным. Чтобы восстановить мир, «ходатай» нужен авторитетный, уважаемый обеими сторонами. Он должен гарантировать возмещение причиненного ущерба, ставшего причиной разрыва. Он должен и подтвердить серьезность намерений сторон впредь не нарушать мира. И всегда необходима кровь, как самое твердое свидетельство.

Итак, то священство кончается, и восстает Священник иной. «Тех священников было много, потому что смерть не допускала быть одному; а Сей, как пребывающий вечно, имеет и священство непреходящее, посему и может всегда спасать приходящих чрез Него к Богу, будучи всегда жив, чтобы ходатайствовать за них».

Итак, тех было много, а Он — Один. А как же мы, христианские служители Алтаря? Уже встал Иной, Один. А нас опять, как в Ветхом завете, много. Кроме того, слово «священник» в нашем, христианском смысле, в новозаветных книгах не употребляется ни разу. Есть «епископы» и «пресвитеры», надзиратели и старейшины. И думается, что как Господь запретил называть кого-либо «учителями», «наставниками» и «отцами», так же Он запретил бы называть кого-либо и «священниками». Потому что Один у нас Священник — Христос, единожды принесший Самого Себя в жертву, достаточную для искупления всех людей.

Но служители Христовы все-таки именуются и «учителями», и «наставниками», и «отцами» (1 Кор. 4, 15; 12, 28), разумеется, помня, Кто есть единый истинный Учитель, Наставник и Отец. Так же и — «священники» христианские помнят, что, совершая Богослужение, они не новые жертвы приносят, но дают возможность всем людям, всегда и везде быть причастниками Его единой истинной и совершенной жертвы.

© 2001—2017 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)