О отнятии богатства от души, и души от богатства

(Лк. 12, 16-21)
(Еф. 5, 9-19)

Одному богатому человеку дан был еще и богатый урожай. Сидит он и рассуждает «сам с собой: что мне делать? Некуда мне собрать плодов моих. И сказал: вот что сделаю: сломаю житницы мои и построю большие, и соберу туда весь хлеб мой и все добро мое. И скажу душе моей: душа! Много добра лежит у тебя на многие годы: покойся, ешь, пей, веселись»!

Так и видишь этого богача, развалившегося в кресле, потягивающегося от удовольствия, точь-в-точь как на рекламе страхового агентства. Все у него «схвачено», все застраховано, все рассчитано на многие годы вперед. Кажется, навсегда он устроился в этом мире, и не зависит уже ни от кого и ни от чего! Но вдруг Бог, Которого он совсем сбросил со счетов, «сказал ему: безумный! В сию ночь душу твою возьмут у тебя».

Человек может расстаться с богатством двумя путями: или богатство отнимается у него, или он отнимается у богатства. В первом случае бывает, что, потрясенный внезапным изменением судьбы, человек начинает размышлять о неверности всего земного, и постепенно выходит на то, что истинно и нетленно. Но когда Бог забирает его самого, когда его душу навсегда отрывает от того, к чему она была так привязана, — что тут происходит с душей? Чем она будет мучиться?

Господь приоткрывает тайну такой души, задавая тот самый вопрос, который более всего будет ее волновать: «Кому же достанется то, что ты заготовил»?.. Сколько бы человек ни называл законным и честно приобретенным свое богатство, все равно он не может не видеть, что вокруг множество нищих и голодных. И они не равнодушно смотрят на его преуспеяние. Они не только завидуют, но и строят планы, как бы все у него отобрать. Надо построить высокий забор, вооружиться, нанять охрану. Но надо и успокоить свою совесть. Надо разумно объяснить и себе, и другим, почему у меня есть, а у других нет. И когда это удается, начинаешь смотреть вокруг себя не только со страхом, но и с торжеством, и с презрением: как они смеют желать того, что принадлежит только мне?! Мне Бог дал по моим заслугам, а им не дал по их недостоинству. Я труженик, а они лентяи! Какое право имеют они подглядывать, желать, роптать?

Так, он вроде бы со всеми разобрался, снял все вопросы. Но в каком смятении должна пребывать душа, когда все «обнаруживаемое делается явным от света»! И каково видеть, как оно само переходит в чужие, ненавистные руки! «Кому же достанется то, что ты заготовил»? — Как раз тем, от кого прятал, кого презирал, кого даже порой и за людей не считал. В рассказе о богатом и Лазаре оба одновременно были взяты из жизни, и вспомним, какое презрение даже там испытывал богач к Лазарю, даже будучи сам в муках. Но какими были бы его муки, если бы он еще и увидел, что богатство переходит в руки именно этого Лазаря! Именно так бывает с каждым, — заканчивает Господь, — «кто собирает сокровище себе, а не в Бога богатеет».

А как богатеть «в Бога»? — А вот пример: Петру однажды тоже вдруг дано было богатство: его трудовая нива «угобзилась», Бог дал огромный улов. А что же Петр? — А он припадает к ногам Давшего ему богатство, и говорит: «Выйди от меня, Господи, потому что я человек грешный». Так он сразу обогатился и страхом Божиим, и знанием Его всемогущества, и видением своей греховности, и надеждой на Его милость, и готовностью все оставить и последовать за Ним (Лк. 5). Вот этого уже никто не сможет отнять. Такая душа сама только и ждет, чтобы «разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше» (Флп. 1, 23).

Посему и сказано: «встань, спящий, и воскресни из мертвых, и осветит тебя Христос». И — наше счастье, когда у нас отнимают прежде, чем нас отнимут от всего!

© 2001—2017 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)