О непростительном грехе

(Лк. 16, 15-18; 17, 1-4)
(1 Тим. 4, 4-8, 16)

«Всякий разводящийся с женою своею и женящийся на другой прелюбодействует; и всякий женящийся на разведенной с мужем прелюбодействует». Этими словами, по-видимому, запрещается всякий развод, и любой второй брак разведенного приравнивается к прелюбодеянию. А прелюбодеи, как известно, «Царства Божия не наследуют» (1 Кор. 6, 10). Но в Евангелии от Матфея видим несколько иное: «Кто разведется с женою своею, кроме вины любодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать. И кто женится на разведенной, тот прелюбодействует» (Мф. 5, 32). Оказывается, все же есть причина, по которой можно развестись.

Измена, это — совершенно исключительный вид греха. О других Господь говорил: если «согрешит против тебя брат твой, выговори ему, и если покается, прости ему». Но грех прелюбодеяния Господь разрешил не прощать даже одного раза. Потому что этим грехом брак уже разрушен, и последующий развод только говорит об этом вслух. По церковным правилам, виновная сторона не имела права вступать в новый брак, а невиновная — могла.

А на а вопрос, равно ли это относится и к мужу и к жене, святитель Василий Великий отвечал: «Господне изречение, яко не позволительно разрешатися от брака, разве словесе прелюбодейна, по разуму онаго, равно приличествует и мужам, и женам, но не то в обычае». В те времена социальное положение женщины было таково, что она должна была простить мужу измену, а он за то же мог изгнать ее. Сейчас обычаи другие, и обе стороны имеют равные права, тем более, что «по разуму» великого святителя, так оно и должно быть.

Церковь допускала и второй брак, считая его «врачевством против блуда», как пишет Василий Великий, напоминая слова Апостола Павла: «Но если не могут воздержаться, пусть вступают в брак; ибо лучше вступить в брак, нежели разжигаться» (1 Кор. 7, 9). Таковые подвергались церковной епитимьи, отлучались на некоторое время от причастия. Сейчас второбрачные венчаются по особому чину, где сильны мотивы покаяния. Возможен был даже третий брак. Святитель Василий писал, что «на троебрачие нет закона: посему третий брак не составляется по закону. На таковые дела взираем, как на нечистоты в церкви. Но всенародному осуждению оных не подвергаем, как лучшее, нежели распутное любодеяние.

Так в церкви, при высоких требованиях к святости и нерасторжимости брака, допускается и снисхождение, чтобы не погрузить человека в отчаяние. «Царствие Божие благовествуется, и всякий усилием входит в него». Но при этом необходимо вникать и «в себя, и в учение», соразмеряя одно с другим: не только в себя, в свои состояния и желания, забыв о учении Господнем. И не только в учение, забыв о себе, о своих силах и возможностях.

А о том, кто способствует падению ближнего, Господь говорит: «Горе тому, через кого соблазны приходят: лучше было бы ему, если бы мельничный жернов повесили ему на шею и бросили его в море, нежели чтобы он соблазнил одного из малых сих». Как одна женщина жаловалась: «Я живу с мужчиной, а его жена „делает“ мне». Что на это ответить? — мало еще делает, если ты никак не поймешь, что делаешь сама! Аминь.

© 2001—2017 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)