О том, что первично

(Лк. 7, 36-50)
(Флп. 4, 10-23)

Однажды некто из фарисеев просил Господа Иисуса Христа «вкусить с ним пищи; и Он, вошед в дом фарисея, возлег». Хозяин тщательно наблюдал за Ним. Фарисеям было свойственно наблюдать: руки ли кто перед вкушением пищи не омыл, или что другое сделал не по правилам. Очень важной стороной ритуальной дисциплины было — не прикасаться к чему-либо, способному осквернить. И вот, фарисей видит, что некая «женщина того города, которая была грешница, узнавши, что» Иисус «в доме фарисея, принесла алавастровый сосуд с миром; и, ставши позади у ног Его и плача, начала обливать ноги Его слезами и отирать волосами головы своей, и целовала ноги Его, и мазала миром». В другой раз фарисей прямо обвинил бы Иисуса, что он позволил грешнице прикоснуться к себе. Но тут задачей лукавых наблюдателей было — разоблачить Его, как самозванца, незаслуженно окруженного народным почитанием. И поэтому фарисей просто с удовлетворением отмечает в себе: «Если бы Он был пророк, то знал бы, кто и какая женщина прикасается к Нему, ибо она грешница». Но Господь тут же ответил вслух на этот мысленный укор, тем самым сразу указав на главное заблуждение фарисея. И — начал говорить о грехе и прощении.

Грех, это не какая-то несмываемая печать, вроде проказы. Грех может быть исправлен обоюдными усилиями Бога и человека. А истинное соотношение этих усилий раскрывается в притче о двух должниках. Рассказав ее, Господь сказал фарисею: «Я пришел в дом твой, и ты воды Мне на ноги не дал; а она слезами облила Мне ноги и волосами головы своей отерла. Ты целования Мне не дал; а она, с тех пор, как Я пришел, не перестает целовать у Меня ноги. Ты головы Мне маслом не помазал; а она миром помазала Мне ноги. А потому сказываю тебе: прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много; а кому мало прощается, тот мало любит. Ей же сказал: прощаются тебе грехи твои». Получается, что любовь к Иисусу — причина прощения ей грехов. Но в притче-то было — наоборот: «У одного заимодавца было два должника: один должен был пятьсот динариев, а другой — пятьдесят; но как они не имели чем заплатить, он простил обоим. Скажи же, который более возлюбит его? Симон отвечал: думаю, тот, которому более простил. Он сказал ему: правильно ты рассудил». И выходит, что любовь человека к Богу зависит от количества прощенных каждому грехов.

Дело в том, что этой притчей Господь все ставит на свои места. Как бы нас ни поражали свидетельства любви к Господу истинных христиан, все равно — «в начале было Слово, … и Слово было Бог» (Ин. 1, 1) со Своей Божественной созидающей любовью, со Своей Божественной готовностью простить. Можно предположить, что эта грешница была та самая, взятая в прелюбодеянии, которой Господь тогда сказал: «Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши» (Ин. 8,11). И теперь, после выражения ею своей благодарности, подтвердил: «Прощаются тебе грехи».

Господь не ищет ничего нашего, но — чтобы мы приняли Его дары и своими делами засвидетельствовали об этом. Подобно как апостол Павел отвечает Филиппийцам на их пожертвования: «…Говорю это не потому, чтобы я искал даяния; но ищу плода, умножающегося в пользу вашу. Я получил… посланное вами, как благовонное курение, жертву приятную, благоугодную Богу». Прощение невозможно заслужить, оно дается даром. Сколько кому прощено и кто должен более возлюбить в ответ, это — тайна Бога и человека. Ну а чтобы не ошибиться, — надо просто-напросто понять, что тебе прощены не пятьдесят, а именно пятьсот динариев.

© 2001—2017 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)