О мышлении совершенных

(Лк. 7, 31-35)
(Флп. 3, 8-19)

«Кто из нас совершен, так должен мыслить», — пишет Апостол. Заметим, что не «так должен делать», но именно «так должен мыслить». Значит именно в мыслящей душе, в самом сердце находится тот признак, по которому «познал Господь Своих» (2 Тим. 2, 19). А любое дело можно истолковать по-разному. Об Иоанне Крестителе, который с детства жил в пустыне, ел скудную пищу, говорили: «в нем бес». А что же? и служители бесов порой отличаются крайним аскетизмом. Вспомним священномученика Киприана, который сначала был колдуном. И он на горе Олимп, в этом обиталище бесов, сорок дней и сорок ночей ничего не вкушал. А какой власти над своим телом достигают индийские йоги! С другой стороны, за обликом человека, который общался с грешниками, ел с ними и пил вино, — многие ли увидели Единого Безгрешного, воплотившегося Бога?..

Но как же все-таки должен мыслить совершенный христианин?

«Стремлюсь, — пишет Апостол, — не достигну ли и я, как достиг меня Христос Иисус. Братия, я не почитаю себя достигшим; а только, забывая заднее, и простираясь вперед, стремлюсь к цели, к почести вышнего звания Божия во Христе Иисусе. Итак, кто из нас совершен, так должен мыслить». Итак, вот в чем совершенство: не в том, чего мы достигли и какими видимся людям; но как раз в том, чтобы искренне забывать все, чего достигли; чтобы ни во что вменять свои подвиги и заслуги, простираясь вперед, в надежде все-таки достичь Господа своей любовью, как Он Своей любовью достиг нас. Чтобы нам «познать Его, и силу воскресения Его, и участие в страданиях Его, сообразуясь смерти Его, чтобы достигнуть воскресения мертвых».

Бывало, что Господь отмечал, как совершенных, тех, кто еще ничего доброго не успел сделать, а только рванулся из тьмы греха, как, например, Закхей мытарь (Лк. 19). Он только высказал намерение, а Господь уже засвидетельствовал о нем: «Ныне пришло спасение дому сему, потому что и он сын Авраама» (Лк. 19, 9). А люди в это время осуждали не только Закхея, известного грешника, но и Самого Господа, Который на их взгляд осквернил Себя вхождением в его дом. Кто кроме Самого Иисуса Христа слышал, как разбойник возопил на кресте: «помяни меня, Господи…»? И кто кроме самого разбойника расслышал: «Истинно говорю тебе: ныне же будешь со Мною в раю» (Лк. 23, 43)? А все вокруг считали обоих последними злодеями, по делам принимающими казнь.

А вот что говорит Господь тому, кто ослабил силу своей первой любви: «Вспомни, откуда ты ниспал, и покайся, и твори прежние дела, а если не так, скоро приду к тебе и сдвину светильник твой с места его, если не покаешься» (Откр. 2, 4—5). Того, кто оставил свое первое горение и стал теплым, Господь грозит извергнуть «из уст Своих» (Откр. 3, 16). И это независимо от пройденного пути,

Помня все это, будем осторожны в суждениях, кто совершен, а кто — нет. Например, когда поднимаются споры о чьей-то святости, о возможности канонизации. И особенно страшно тут говорить против. Представим себе, что вдруг встал вопрос о канонизации благоразумного разбойника. Тут же нашлись бы противники, которые поставили бы на вид всю его гнусную разбойничью жизнь. Но непременно нашлись бы и ревнители, которые, напротив, стали бы восхвалять эту жизнь, дескать, сколько он людей своими злодействами, разумеется, не без воли Божией, отправил в Царство Небесное!.. А наше дело — лишь свидетельствовать о том, что сами видели и слышали, смиренно представляя на суд тех, кто от Самого Господа «другдругоприимательно» облечен в Церкви властью «вязать и решить».

© 2001—2017 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)