О свободе

(Мк. 6, 54-7, 8)
(Гал. 4, 26-5, 10)

«Итак, стойте в свободе, которую даровал вам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства», — писал Апостол тем, кого прельщал образ ветхозаветного богопочитания. Ведь исход евреев из Египта был не усыновлением, а именно порабощением Богу. Сколько сложных и непонятных предписаний свалилось на их плечи! Почему, например, эта пища считается чистой, а эта — нет? Или почему именно через обрезание, именно таким странным образом человек посвящается Богу? Поистине «раб не знает, что делает господин его» (Ин. 15, 15). Рабам поручают самое простое, то, за чем легко проследить: не убивай, не кради, не прелюбодействуй. И наказание тоже вполне рабское: смерть. Итак, что же? Обрести свободу и усыновление во Христе, и с сожалением оглядываться назад? Апостол считал это духовной катастрофой: «Вы, оправдывающие себя законом, остались без Христа, отпали от благодати».

А дальше видим, как Апостол умеет всякую болезнь обратить в лекарство. Чувствуя упорное стремление некоторых в ветхозаветные времена, он вдруг и сам поворачивает туда: «Скажите мне вы, желающие жить под законом: разве вы не слушаете закона? Ибо написано: Авраам имел двух сынов, одного от рабы, а другого от свободной». Апостол напоминает, что прежде рождения Исаака от жены Сарры у Авраама родился сын от рабыни Агари. И он обращает внимание ревнителей закона, что тот, «который от рабыни», рожден по плоти, рожден по отчаянию; а родить «по обетованию», с Божьей помощью, долгожданного наследника — суждено было именно свободной (Быт. 16—17).

Но кроме исторического факта, здесь — иносказание. В этих двух матерях — прообраз двух заветов: «один от горы Синайской [у которой евреи получили закон], рождающей в рабство, который есть Агарь. Ибо Агарь означает гору Синай в Аравии, и соответствует нынешнему Иерусалиму, потому что он с детьми своими в рабстве. А вышний Иерусалим свободен: он — матерь всем нам» (Гал. 4, 21—26).

Так что Ветхий Завет остается для христиан Священным Писанием, которое повествует о временном священном рабстве, и в то же время пронизано образами грядущей свободы. И, опираясь именно на Ветхий Завет, Апостол радостно возвещает: «Мы, братия, дети обетования по Исааку»! И пусть сейчас, как и прежде, «рожденный по плоти» гонит «рожденного по духу», но все-таки уже в Ветхом Завете звучит приговор предпочитающим рабство: «Изгони рабу и сына ее, ибо сын рабы не будет наследником вместе с сыном свободной». И снова Апостол высказывает нашу общую радость: «Итак, братия, мы дети не рабы, но свободной»!

Свобода — самый главный дар Бога человеку. Свободный значит живой. Один философ сказал: «мыслю, следовательно, существую». А мыслить, это значит — свободно сравнивать, свободно выбирать, и нести ответственность за свой выбор. Только в свободе всякий поступок имеет нравственную ценность. Только в свободе возможна любовь. И когда Бог свободно явил Свою любовь в творении человека, то Он и человеку дал возможность свободно отвергнуть ее или принять через вкушение или не вкушение запретного плода. Поэтому так важно чувствовать и осознавать свою Богоподобную свободу, дорожить ею, стоять в ней, и везде видя ее отблеск, не подвергаться никакому рабству.

© 2001—2017 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)