О Божестве и о Человечестве Иисуса Христа

(Мк. 6, 1-7)
(Гал. 2, 21-37)

Однажды Господь, уже побывав в разных городах и селениях, пришел и в Назарет, где святое семейство проживало после возвращения из Египта. По Своему обыкновению, в день субботний Он зашел в синагогу и стал учить. Но что же Его слушатели, Его земляки? — А они «с изумлением говорили: откуда у Него это? что за премудрость дана Ему, и как такие чудеса совершаются руками Его? Не плотник ли Он, сын Марии, брат Иакова, Иосии, Иуды и Симона? Не здесь ли, между нами, Его сестры? И соблазнялись о Нем».

И сквозь эти слова мы можем увидеть… всю жизнь Иисуса от детства и до Его тридцатилетия. Евангелист Лука характеризует весь этот период такими краткими и емкими словами: «и был в повиновении у них» (Лк. 2, 51), то есть у Иосифа и Марии. Все это показывает, насколько Иисус до Своего тридцатилетия и выхода на проповедь, до явления людям Своей совершенной Божественной силы, — был совершенным в Своей обычности человеком! Это — вопреки измышлениям апокрифических книг, рассказывающих о чудесах, будто бы содеянных Им еще в детстве. И вопреки современным басням, будто Он ездил в Индию и там учился у йогов. Ни в какой Индии Он не мог учиться, потому что иначе Он никак не мог бы быть «в любви у Бога и человеков» (Лк.2,52). Для иудеев не было места святее данной им Богом земли и не было большей премудрости, чем данный Богом закон. А все, что за пределами — было внешним и нечистым. Господь «преуспевал в премудрости и возрасте» чисто по-человечески, и не больше. Его знали, к Нему привыкли. И вдруг — такое!.. «Да не может этого быть»! — говорит бывший сосед. Потому и «не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем и у сродников, и в доме своем».

Человек во Христе был истинным, то есть обычным, как и все мы, кроме греха. А чтобы не было сомнений, что и Бог был во Христе всегда, во все время Его смиренной жизни, Евангелие приводит одно событие. Однажды двенадцатилетний отрок Иисус отстал от Иосифа и Марии во время паломничества в Иерусалим на Пасху. Они нашли Его в храме, «среди учителей», где все «дивились разуму Его и ответам Его». На беспокойство Матери Он ответил: «зачем было вам искать Меня? или вы не знали, что Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему»? Но «они не поняли слов Его» (Лк.2,43—50). Не поняли, однако же запомнили, сохранили, и донесли до нас.

И Церковь устами отцов Четвертого Вселенского собора исповедует веру в «Господа нашего Иисуса Христа, совершенного в Божестве и совершенного в Человечестве; истинного Бога и истинного Человека… единосущного Отцу по Божеству, и единосущного нам по Человечеству; по всему нам подобного, кроме греха; рожденного прежде век от Отца по Божеству, в последние же дни — ради нас и ради нашего спасения, — от Марии Девы Богородицы по Человечеству; единого и того же Христа, Сына, Господа, Единородного, в двух естествах неслитно, неизменно, нераздельно, неразлучно познаваемого… не на два лица рассекаемого или разделяемого, но единого и того же Сына, и единородного Бога Слова, Господа Иисуса Христа, — как древле пророки о Нем, и как Сам Господь Иисус Христос научил нас, и как передали нам отцы наши».

© 2001—2017 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)