Выступление исполняющей обязанности Ректора Московского государственного областного университета, кандидата педагогических наук
Вероники Станиславовны Запалацкой
на епархиальной конференции «Молодежь и религия»

30 ноября, МГОУ

Духовно-нравственное просвещение в фокусе задач социализации молодежи

Сегодня современный мир стремительно переходит в состояние всеобщего, перманентного хаоса. На смену модерну, опиравшемуся на философию гуманизма, пришел постмодерн, открывший фазу дегуманизации. Все острее возникает запрос на нахождении в условиях хаотизации каких-то точек опоры. И такой опорой оказывается ни что иное, как религия. Открывающая двадцатый век кощунственная фраза Ницше «Бог умер» получила в двадцать первом продолжение – «Человек умер», и от условной смерти Бога к смерти человека вела прямая линия. В разрыве модерна с религией обнаруживаются те острые и негативные последствия, которые проявляют себя в полной мере на стадии постмодерна. Нам, соответственно, необходимо вернуться назад и поправить ошибку, которой стала секуляризация не только системы образования, но и воспитания молодежи.

Современная молодежь едва ли не во всех странах мира охвачена в настоящее время культом нового технологического потребительства. Сегодня - одна модель смартфона, завтра - вторая, послезавтра - третья. Будущее раскрывается как великая цифровая трансформация. Казалось бы, новые, технологически подкованные поколения исторически вытесняют в логике прогресса поколения «архаиков». Все так, но как быть при всем при этом со стремительно возрастающем числом самоубийств среди подростков и молодежи. Суицид - верный признак того, что молодой человек несчастлив, причем, несчастлив настолько, что предпочитает смерть. Он не видит смысла жизни. Он оказывается вообще лишен какой-либо мировоззренческой системы координат. Цифровые технологии от кризиса бессмысленности человеческой жизни молодежь не спасают, а могут иметь лишь эффект наркотика - временного отвлечения от болевой проблемы. Россия - занимает третье место по подростковому суициду в мире. На том же примерно уровне находятся страны Прибалтики, Белоруссия, Украины.

И это можно было бы объяснить нашим экономическим неблагополучием, если не факт высоких показателей подросткового суицида, в странах Запада. А наиболее благополучная ситуация по этим показателям оказывается в странах, характеризуемых как традиционное общество, с сохранением высокой факторной роли религии. Прослеживается закономерность - чем более страна продвинулась в направлении секулярных трансформаций, тем выше показатели самоубийств среди ее молодежи. Что же до России, то полтора столетия назад в ней, вместе с католической Испанией, были наименьшие показатели суицида в Европе. И это на фоне стремительно дехристианизировавшихся европейских стран не было случайным. В прошлом году на необходимость профилактики подросткового суицида указал Президент России. По нашему мнению, такая системная профилактика невозможна без формирования мировоззренческой системы и выстраивания высших смыслов жизни человека, что в свою очередь выводит на обращение к религии.

Современная европейская молодежь оказалась в последнее двадцатилетие в воронке квир-культуры. Приходят эпатирующие традиционное сознание жуткие картинки, характеризующие новые нравы Европы. Если назвать вещи своими именами - это путь цивилизационной гибели – «Рим эпохи упадка». Определенные проявления такой эрозии обнаруживаются и среди российской молодежи. Общая среда толерантного отношения к пороку создает благоприятные условия для различных моральных аномалий и девиаций среди молодежи. И выход здесь видится в восстановлении отсутствующего на сегодня в обучении подростков понятия «греха».

Действует принцип - что не запрещено законом, то разрешено. Но правилен ли он? Закон может допускать неблаговидный поступок, для общества же он будет являться нравственно неприемлемым, определяться как грех. Но без религии сама категория греха невозможна. А категории добра и зла в рамках религии приобретают абсолютный и объективный характер, тогда как в любой светской доктрине они всегда субъектны и относительны. А что означает субъектность добра и зла? Она означает, что каждый может произвольно выбрать, что он лично почитает таковым, и добром для кого-то может оказаться то, что традиционно оценивается как зло.

Другая тема – молодежная жестокость, готовность пойти на убийство человека. Совсем недавно российское общество шокировала трагедия в Керчи, когда было убито 20 и ранено 67 человек. Но ведь это не единичный случай убийств в учебных заведениях. Президент, выступая на Валдайском клубе, говорил анализируя керченский прецедент, об общей культурной установке формирования псевдогероизма голливудского типа. Современный кинематограф внедряет в сознание и подсознание молодежи в качестве установки для подражания – образ героя-киллера. Еще в большей степени на это ориентированы компьютерные игры. Убийство человека является заурядным актом нажатия клавиши компьютера. Оно в рамках современной массовой культуры стало обыденным явлением.

Преодоление этого тренда озверения человека вряд ли возможно без возвращения к религиозной парадигме с ее установками человеколюбия и заповедью – «не убий». Для христианства императив человеколюбия еще более усилен – «возлюби ближнего своего». Необходимо, соответственно, и распространять, в преломлении к молодежи, христианский тип понимания героического, противоположный голливудскому типу.

Еще одна проблема современной молодежной социализации – эрозия трудовых мотиваторов. На авансцену выходят поколения, которые не хотят трудиться ни в каком виде, но имеющие при этом достаточно высокие социальные запросы. Европа в этом отношении также опережает Россию, но и среди молодых россиян такие тенденции налицо. При трудоустройстве выпускников мы сталкиваемся в том числе и с такой ситуацией, когда молодой человек не хочет идти работать вообще. Мотивация к работе только деньгами может привести к серьезным социальным сбоям. Как только, при определяющем характере денежных мотиваторов, у сформированного ментально в соответствии с ними человека представится возможность получить финансовые средства вообще без труда, он непременно такую возможность использует.

И опять-таки именно в религиозном воспитании обнаруживается выход из сложившегося тупика. Для традиционных религий труд – это Божественная заповедь. Религиозное воспитание задает при этом ограничители материального обогащения, формирует тип человека, для которого духовная жизнь приоритетна. Какое-то время назад – эта позиция высмеивалась с платформы условно «рыночного фундаментализма». Но сегодня, после мирового экономического кризиса, вновь восстанавливается понимание, что в основе любой экономики лежит труд, который мотивируется не только деньгами, но и высокими смыслами.

Современные глобализационные процессы приводят к разрушению традиционных систем идентичностей. Космополитизация молодежи сегодня - не только российский, но и мировой вызов. Он выражается древнеримской формулой - «где хорошо, там и Родина». Но восстановить идентичность только лишь за счет обращения к единому гражданству - не получится. Нужен выход на уровень ценностно-смыслового ядра этого единения, т.е. на идентичность цивилизационную. А фактически, все цивилизации формировались на основе того или иного религиозного ядра. Так, собственно, по религиям они в основном и классифицируются. Российская цивилизация в историческом ядре своем является цивилизацией православной, а соответственно, обращение молодежи к ценностям, связанным с этим ядром, их трансляция имеет принципиальное значение для формирования цивилизационной идентичности России.

Таким образом, все основные вызовы, связанные с задачей социализации молодежи – отсутствие мировоззренческой системы координат и смысла жизни, распространение пороков и девиаций, голливудизация сознания и культивирование жестокости, эрозия этики труда, утрата цивилизационной идентичности и космополитизм - всё это выводит нас на артикуляцию запроса на использование в молодежной политике потенциалов традиционных религий и, прежде всего, православного христианства.

Может возникнуть справедливый вопрос - а не приведет ли реверс в направлении религиозной системы воспитания молодежи к архаизации, отставании в технологиях, аутсайдерским позициям? Нет, не приведет. Идущий из девятнадцатого столетия - периода бурного продвижения материалистической философии противопоставления религиозного воспитания научному и технологическому развитию сегодня не работает. Проводимые в настоящее время опросы среди ученых за рубежом показывают, что удельный вес верующих среди них превышает удельный вес неверующих и агностиков. Так, согласно опросу, проведенному исследовательской группой Чикагского университета, удельный вес ученых, идентифицирующих себя как верующих, составил 76%, при этом верящих в загробную жизнь - 59% Уместно, как свидетельство отсутствия фундаментального противоречия между религией и наукой, привести слова Макса Планка: «И религия, и естествознание нуждаются в вере в Бога, при этом для религии Бог стоит в начале всякого размышления, а для естествознания - в конце. Для одних Он означает фундамент, а для других - вершину построения любых мировоззренческих принципов».

Тенденция сближения позиции науки и религии обнаруживается и в России. Это выразилось, в частности, в открытии в перечне специальностей ВАК специальности «Теология». Появляются научные исследования из разных отраслей знаний, подтверждающих с позиций науки многие религиозные положения, считавшихся прежде ненаучными и недостоверными. В гуманитарных науках исследователи все чаще обращаются к ценностям православия для раскрытия природы российской цивилизации.

Наряду с запросом на сближение науки с религией, существует запрос на сближение с религиозной традицией системы образования. Сложившееся в России со времен революции гипертрофированное понимание светскости (как воспроизводство модели Великой Французской революции), не соотносится с доминирующим мировым опытом и национальными российскими потребностями обращения к религиозным факторам. Осознавая тренд происходящего сближения, Московский Государственный Областной Университет проводит курс сотрудничества с Церковью и внедрение религиозной тематики в образовательный и просветительский процесс.

С 2004 года в МГОУ функционирует Духовно-просветительский культурный центр имени просветителей славянских Кирилла и Мефодия. Разработанные Центром учебные и учебно-методические материалы по духовно-нравственному воспитанию используются в настоящее время образовательных учреждениях более 60 субъектов Российской Федерации и в зарубежных странах. На базе университета учреждена Ассоциация педагогов Московской области «Преподаватели духовно-нравственной (православной) культуры». С этого года впервые в стране среди вузов с педагогической составляющей был осуществлен набор и начата подготовка будущих учителей для школ Подмосковья по профилю «История и основы религиозной культуры». При кураторстве Коломенской духовной семинарии стартовал просветительский проект Духовных лекций, в ходе которого были проведены занятия по темам христианского понимания истории, христианской эсхатологии и апокалиптики, православной педагогике.

Завершить свое выступление я хотела бы двумя высказываниями. Первое - высказывание главы Русской Православной Церкви, Патриарха Московского и всея Руси Кирилла: «Воспитание личности на основе нравственных принципов христианства дает человеку возможность стоять на действительно прочной основе. Мы знаем, что от фундамента зависит прочность здания. Прочный фундамент — стоит здание долго. А если фундамент непрочный, с изъянами, уж не говоря о зыбкой почве, то на этом месте может быть построено прекрасное здание, но через некоторое время оно разрушится».

Второе высказывание принадлежит главе государства, Президенту России: «На самом деле это разговор о самом главном: о ценностях, о нравственных основах, на которых мы можем и должны строить нашу жизнь, воспитывать детей, развивать общество, в конечном итоге укреплять нашу страну. От того, как мы воспитаем молодёжь, зависит то, сможет ли Россия сберечь и приумножить саму себя. Сможет ли она быть современной, перспективной, эффективно развивающейся, но в то же время сможет ли не растерять себя как нацию, не утратить свою самобытность в очень непростой современной обстановке». «Воспитание гармонично развитой и социально ответственной личности на основе духовно-нравственных ценностей народов Российской Федерации, исторических и национально-культурных традиций» - это целевой ориентир, сформулированный в майских указах Президента 2018 года. И глава Церкви, и глава Государства говорят примерно об одном и том же. Сам факт наличия такого единства - ценностного и смыслового - открывает принципиальные возможности в деле духовного оздоровления российской молодежи.

© 2001—2019 Московская Епархия Русской Православной Церкви
119435, Москва, Новодевичий проезд, 1/1
(499) 246-08-81 (обращаем внимание на необходимость набора кода 499 перед номером)